"Умеренный джихадист": британец, воюющий с Асадом и с ИГ

  • 21 декабря 2015
Media playback is unsupported on your device

Попытки Запада разгромить экстремистскую группировку "Исламское государство" в Сирии зависят, по словам правительства Великобритании, от 70 тысяч "умеренных повстанцев" в этой стране. Но они такие? И кому они лояльны?

Сидя в Сирии и разговаривая со мной через интернет, собеседник, попросивший называть его "Абу Дуджана", говорит со смехом: "Я не большой поклонник идеи совершить самоубийственную атаку или подорвать себя".

Однако, немного подумав, этот британец, принявший ислам, говорит, что готов пойти на мученическую смерть и погибнуть ради идеи.

"Если нет никакого другого выхода – я говорю с точки зрения ислама о том, что касается подрывников-самоубийц, – то взорвать самого себя позволительно в случае, когда нет никакого другого способа одержать верх над противником", - говорит он.

Он сравнивает это с солдатом, окруженного со всех сторон врагами, который взрывает гранату, чтобы забрать с собой на тот свет как можно больше противников.

Image caption "Абу Дуджана" говорит, что готов устроить самоподрыв в защиту своих идей и веры

Ему, судя по всему, около 25 лет. Последние три года он воюет в Сирии в рядах "Исламского фронта". На вопрос, откуда он родом, отвечает: где-то в Англии.

По его словам, он приехал в Сирию оказывать гуманитарную помощь, но вскоре после прибытия взял в руки оружие. Он скрывает свое настоящее имя, и он нем мало что известно, так как он понимает, что дома ему грозит арест за убийства, совершенные им в Сирии.

Тем не менее, он может оказаться союзником британского правительства в его борьбе с группировкой "Исламское государство".

"Умеренные повстанцы"

Image caption "Абу Дуджана" говорит, что прошел военную подготовку и сравнивает себя с курдскими ополченцами, воюющими против ИГ

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон считает, что в Сирии воюют около 70 тысяч так называемыех умеренных повстанцев-исламистов, готовых сражаться против ИГ (она же ИГИЛ или "Даиш"), хотя многие аналитики называют эту цифру завышенной.

Абу Дуджана – один из этих "умеренных" повстанцев. Он отвечает британским критериям "умеренности", по крайней мере, по двум пунктам: во-первых, он готов отказаться от терроризма, а во-вторых, согласен с тем, что Сирия по окончании конфликта будет государством, где найдется место разным религиям и конфессиям.

"Мы хотим, чтобы в будущем Сирия была исламским государством, истинно исламской Сирией. Тот ислам, который царил во времена после пророка", - говорит он.

"Если вы посмотрите на историю, то увидите, что в те времена под действовавшими тогда правилами процветали мусульмане, христиане и евреи. Тогда царили справедливость и подлинное равенство", - добавляет он.

Дэвид Кэмерон признает, что найти идеальных партнеров для борьбы в Сирии невозможно, и вопрошает: "Будем ли мы ждать совершенства"?

Сам Абу Дуджана считает, что воевать в Сирии для него – его религиозная обязанность, джихад, но он не видит никакой разницы между собой и другими британцами, отправившимся в Сирию воевать с ИГ, и считает, что к нему и к ним следует относиться одинаково.

"Посмотрите на пешмерга – курдское ополчение, которое воюет с ИГ. К ним присоединились бывшие британские и американские военные – и я делаю то же самое", - уверяет он.

"Я тоже прошел военную подготовку", - добавляет Абу Дуджана.

"Рассматривать каждый случай"

Более 700 британцев-мусульман отправились воевать в Сирию - большинство из них на стороне ИГ. Никому не известно, сколько воют в рядах других группировок.

Image caption По словам Хелен Болл, те, кто отправляется в Сирию, часто попадают под влияние радикальных группировок

Британские спецслужбы предупреждают, что союзники на поле боя могут все равно оказаться враждебно настроенными по возвращении домой, и что те, кто отправились воевать по религиозным мотивам, часто оказываются подвержены радикальным идеям.

По словам заместителя главы отдела по борьбе с терроризмом лондонской полиции Хелен Болл, те, кто отправляются в Сирию, часто сбиваются с пути и попадают под влияние радикальных группировок.

"Там совершаются ужасающие преступления, и этим людям не просто грозит личная опасность, но существует также опасность для них быть втянутыми в дела, с которыми они на самом деле не согласны", - говорит она.

Приоритетной задачей остается выявление тех, кто уехал сражаться в рядах ИГ, но и те, кто поехал в Сирию их других соображений, также могут быть арестованы по возвращении.

"Конечно, мы прилагаем много усилий к установлению тех, кто стремится присоединиться к ИГ – это смертельно опасная организация, и любой, кто желает к ней присоединиться, представляет собой угрозу, - говорит она. - Но мы будем тщательно рассматривать каждый случай".

Из-за ударов российской авиации и усилившейся активности сил президента Башара Асада Абу Дуджане последнее время пришлось тяжело сражаться. Он говорит, что на линиях боев сейчас очень горячо. Тем не менее, по его словам, он регулярно связывается со своими родными в Англии.

"Я разговариваю с ними. Я стараюсь сделать так, чтобы все шло как можно более нормально. Да, я на войне, и я закален в боях, если угодно. Но при этом я все тот же… я их сын", - добавляет он.

Новости по теме