Есть ли у ЕС самостоятельная внешняя политика?

  • 21 декабря 2015
Флаги стран ЕС Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Эксперты полагают, что у Евросоюза еще не наметился единый политический курс

Президент России Владимир Путин обвинил Европейский Союз в том, что у него нет самостоятельной внешней политики, однако эксперты-международники не склонны соглашаться с российским лидером.

"Проблема Европы в том, что она не проводит самостоятельной внешней политики. Вообще", - заявил Путин в интервью государственному телеканалу "Россия".

Путин также заявил, что Евросоюз своим поведением скорее напоминает "вассала" Соединенных Штатов.

Ту же мысль попытался обосновать в своей статье в газете "Известия" спикер Госдумы Сергей Нарышкин. По его мнению, многочисленные экономические, политические и социальные проблемы "подкосили" евроинтеграторов и придали уверенности евроскептикам, которых на Западе еще недавно числили маргиналами.

Русская служба Би-би-си обратилась к экспертам с вопросом: насколько прочно сегодня связаны европейская и американская политика и можно ли говорить о полной зависимости Европы от США?

Федор Лукьянов, главный редактор журнала "Россия в глобальной политике"

Евросоюз действительно пребывает в очень глубоком кризисе. Он во многом связан с исчерпанием той институциональной модели интеграции, которая существовала ранее, и с отсутствием новой модели, которая бы успешно обслуживала тот Европейский союз, который есть сейчас, – с большим количеством стран, с очень высокой степенью неоднородности как между странами, так и внутри них.

Эта внутренняя проблема, по сути, и вызывает паралич, ситуацию крайне низкой внешнеполитической эффективности, когда Евросоюз внутри себя с трудом может принимать решения по самым важным вопросам. В этом плане Европа сейчас - достаточно сложный и довольно слабый партнер. Но представление, которое есть в России, что Европа полностью зависит от США, безусловно, преувеличено.

Нет сомнений в том, что у США существует достаточно рычагов воздействия на Европу, это очень давние стратегические отношения на всех уровнях, глубокое переплетение на уровне элит. Плюс наличие в современном Евросоюзе стран, которые считают единственной целью интеграции защиту от России и соответственно ориентируются на США, а не на своих европейских партнеров. Это все имеет место, но это лишь одна из причин той ситуации, в которой оказалась европейская внешняя политика.

Главная же причина в том, что Евросоюз, который имел амбиции на создание самостоятельного центра силы, не смог довести этот процесс до конца в силу в основном внутренних проблем. В странах ЕС нет единого курса, нет единого представления о целях и задачах, и чтобы выработать какое-то согласованное решение, приходится идти на сильное снижение планки.

Кроме того, сам процесс принятия решения крайне медленный. Если брать самые серьезные проблемы, с которыми сталкивалась Европа в последнее время – кризис зоны евро, вопрос с беженцами, то мы видим, что решения долго откладываются, либо принимаются половинчатые решения, а потом выясняется, что они не работают. Пока Европа не преодолела эти проблемы, а наоборот, в силу роста внутреннего напряжения в обществе они усугубляются.

Юрий Рогулев, директор Фонда изучения США имени Рузвельта при МГУ

Сегодня страны Европы участвует сразу в нескольких интеграционных и региональных объединениях: в первую очередь это НАТО как военно-политический блок и Евросоюз как экономический блок. В течение длительного времени Евросоюз развивался под влиянием еврооптимистов с целью еще большей интеграции стран Европы, которая бы включала не только вопросы экономики.

Неоднократно поднимался вопрос и о европейском оборонительном сообществе, и о выработке единой внешней политики, но мы видим, что этого до сих пор не случилось. Поэтому как таковой единой европейской внешней политики не существует, и в этом смысле Владимир Путин совершенно прав.

Существует Великобритания, которая ориентируется на Соединенные Штаты практически полностью, существует Германия, крупнейшая страна ЕС, которая, однако, не выступает как самостоятельная внешнеполитическая сила. В отдельные моменты начинает активизироваться Франция, но это в значительной степени зависит от внутриполитической ситуации в стране. После [президента Шарля] Де Голля Франция проявляет все меньше самостоятельности во внешней политике.

В 1990-е годы европейцы очень активно двигались в направлении интеграции, тогда была создана единая валюта, единый банк, единые органы власти, но на этом пока все закончилось. А внешняя политика ведь не может формироваться без единой оборонной политики, то есть формирования объединенных вооруженных сил.

Пока же во внешней политике Евросоюза доминирует НАТО, а курс этого блока почти полностью формируется под влиянием США. Идея формирования европейского оборонительного сообщества предлагается еще с 1950-х годов, но она тогда провалилась. Такие предложения были и в 1990-х годах, они зафиксированы в Маастрихтских соглашениях о Евросоюзе, но эти планы тоже так и остались планами. А последующее расширение Евросоюза не добавило ему единства в этих вопросах.

Василий Жарков, руководитель программы "Международная политика" Московской высшей школы социальных и экономических наук

Нужно отметить, что ЕС нельзя воспринимать как единое государство, его уникальность состоит в том, что это союз суверенных государств, которые в целом сохраняют свой базовый суверенитет, в том числе в том, что касается внешней политики. Это очень сложный эксперимент, который еще не завершен, поэтому тут не стоит делать какие-то упрощающие обобщения.

Конечно, внешнеполитические линии Великобритании, Франции, Германии, Польши – это линии разных государств, у всех есть свои собственные интересы. У Европы, безусловно, есть своя политическая линия, но она не единая, и каждая из этих стран должна рассматриваться во многих вопросах в отдельности.

То, что Европа присоединилась к санкциям против России, продиктовано не столько зависимостью Европы от США, сколько определенными ценностями и интересами, объединяющими европейские государства. Нам бы неплохо эти ценности понять, тогда, возможно, было бы меньше проблем во взаимопонимании с нашими европейскими партнерами.

Надо понимать, что Европа сегодня достигла того состояния, в котором она не может никому угрожать. Это союз демократических государств, целью которого является обеспечение мира между собой и защита себя от возможной внешней агрессии, но ни для кого в мире эти страны сегодня никакой угрозы не представляют.

ЕС еще полвека назад решил для себя важную задачу: сегодня мы даже представить не можем, чтобы какие-либо из стран Евросоюза воевали между собой, хотя еще в первой половине XX века это было нормой, а за всю историю именно в Европе произошло наибольшее количество войн.

Евросоюз стал той структурой, которая обеспечивает состояние мира внутри Европы и исключает агрессию в отношении какой-либо части мира. Конечно, играет свою роль и поддержка США, но ее не нужно преувеличивать и переоценивать. Другое дело, что пока сохраняется глубочайшее непонимание между Европой и нынешним политическим классом в России. Но я надеюсь, что постепенно эти позиции будут сближаться.

Новости по теме