Афганистан: в чем причина роста влияния талибов?

  • 5 января 2016
талибы в кундузе Правообладатель иллюстрации AP
Image caption В сентябре 2015 года талибы захватили центр города Кундуз

Афганская армия вместе с силами НАТО и США вот уже 14 лет ведет борьбу с движением Талибан. Несмотря на гибель тысяч талибов, радикальное движение распространяет свое влияние на всё новые районы страны.

Причин возросшего влияния талибов в регионе по меньшей мере три.

Во-первых, вывод к концу 2014 года большей части сил международной коалиции под командованием НАТО и американских сил из Афганистана привел к уменьшению военного давления на Талибан.

Талибы воспользовались также тем, что внимание международной общественности было отвлечено событиями в Сирии, Ираке и на Украине.

Media playback is unsupported on your device

Талибы приступили к планомерному захвату военных баз, районных центров и контрольно-пропускных пунктов в различных районах Афганистана; при этом они захватывают большое количество вооружений и используют их в нападениях на афганскую армию. Им удалось захватить десятки бронемашин, которыми пользуются затем в захваченных районах.

Во-вторых, операция пакистанской армии в провинции Северный Вазиристан, начатая в июне 2014 года, привела к тому, что тысячи экстремистов в основном узбекского и арабского происхождения бежали оттуда через границу в Афганистан и влились в ряды талибов.

По некоторым сообщениям, талибы получают также значительные подкрепления из самого Пакистана.

И, наконец, несмотря на то, что афганская национальная армия достигла некоторых успехов за минувший год, она испытывает нехватку боевой авиации и налаженной разведки.

На руку талибам играют также политические распри в афганском правительстве, а также слабость властей на различных уровнях.

Иностранное влияние

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Мулла Расул объявил себя главой отколовшихся талибов

Присутствие в стране семи тысяч иностранных боевиков еще более осложняет ситуацию. На стороне талибов сражаются добровольцы из многих стран Ближнего Востока, Средней Азии и Пакистана.

Появление джихадистской группировки "Исламское государство", признанной незаконной во многих странах, в том числе в России, содействовало сближению между талибами и "Аль-Каидой", которые не признают экстремистов из ИГ.

Хотя между Талибаном и Аль-Каидой сохраняются различия в целях и стратегии, обе группировки всё чаще оказывают друг другу поддержку в Афганистане, где ИГ старается причинить им максимальный ущерб.

В августе 2015 года лидер Талибана Айман Завахири дал клятву верности новому руководству Талибана и согласился признать верховенство муллы Ахтара Мансура, нового главы талибов; он также призвал всех джихадистов последовать его примеру.

На многих фронтах

Талибан, который остается основной силой вооруженной оппозиции в Афганистане, в настоящее время воюет на трех фронтах:

  • с правительством Афганистана и его союзниками
  • с ИГ
  • с отколовшейся от Талибана группировкой "Высокий совет Афганского исламского эмирата"

Практически Талибан с 2001 года ведет непрерывную войну с США и НАТО, а также с афганской национальной армией.

Кроме этого, с января 2015 года талибы вступили в столкновение с группировкой ИГ, после того как та сформировала так называемое отделение в провинции Хорасан, которое действует по всей территории Афганистана, а также в приграничных районах Пакистана, Ирана и стран Средней Азии.

Численность вооруженных сторонников ИГ в Афганистане пока не велика, и эта группировка пока не в состоянии бросить серьезный вызов Талибану в ближайшем будущем, однако заявку на это она сделала.

Третьим и самый последним по времени фронтом для талибов является борьба с раскольниками в собственных рядах, на что уходит немало времени и ресурсов.

Талибы целиком зависят от территорий, которые они контролируют, и поэтому не могут позволить себе терпеть существование других групп, которые бросают вызов их верховенству.

Раскол и распри

С самого своего образования в 1994 году движение Талибан гордилось единством в рядах и монолитностью.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption В провинции Забул происходили ожесточненные бои между разными фракциями талибов

Верность талибов основателю движения мулле Мохаммеду Омару играла ведущую роль в успехе их борьбы с кабульским правительством.

Но это единство оказалось под угрозой в июле 2015 года, когда на пост лидера движения был назначен мулла Ахтар Мансур, сменивший покойного муллу Омара.

Некоторые члены политического руководства Талибана и полевые командиры не признали этого назначения, обвинив муллу Мансура в узурпации власти в личных целях.

В начале ноября 2015 года на встрече сторонников в провинции Фарах на западе страны отколовшаяся фракция талибов назначила собственного лидера, муллу Мохаммада Расула, губернатора провинции Нимруз при правлении талибов.

Фракция правда надеется на достижение договоренности с основной группировкой при условии ухода муллы Мансура с поста лидера.

Глава этой фракции не обозначает себя термином "эмир-уль-муминин" (лидер верных), что является официальным титулом лидера движения Талибан, делая его политическим и военным руководителем, а также требует исполнения его приказов в порядке религиозного долга.

Вскоре после создания раскольнического движения между двумя сторонами возникали столкновения, в основном в провинциях Забул, Фарах и Херат, где сторонники Эмирата создали свои базы.

В ходе этих столкновений были жертвы, в основном со стороны раскольников. Среди них был самый известный и влиятельный полевой командир Мансур Дадуллах. Остается неизвестным, был ли он убит или тяжело ранен.

Раскол между сторонами углубился еще больше, когда богословы обменялись фетвами друг против друга, обвиняя соперников в отходе от истинной веры.

Но в настоящее время большинство талибов признают муллу Мансура в качестве своего лидера.

Под контролем Мансура значительные финансовые и военные ресурсы, а недавние военные успехи на поле боя, в том числе временный захват города Кундуз в сентябре 2015 года, а также победы на юге и севере страны, еще более укрепили его позиции в качестве лидера вооруженной оппозиции.

Впрочем, некоторые видные деятели движения сохраняют нейтралитет в этом споре и обе стороны ведут активную борьбу за то, чтобы привлечь их к себе.

Финальный этап

Талибы развернули свое ежегодное весеннее наступление в мае 2015 года, используя свою давнюю стратегию по захвату новых территорий, создания постоянных опорных пунктов, где могут безопасно находиться члены руководства, с общей целью усиления своих позиций за столом переговоров.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Бои армии с талибами не прекращаются, несмотря на дипломатические контакты

Эта стратегия мало чем отличается от действий ИГ, которое создало опорные пункты в Ракке в Сирии и в Мосуле в Ираке, где действуют административные и управленческие структуры джихадистов.

В настоящее время талибы удерживают самые крупные территории с 2001 года. Но при этом им не удается захватывать и удерживать крупные города и провинциальные столицы.

И в любом случае расширение территории, контролируемой талибами, не означает автоматически падения правительства в Кабуле.

Зашедший в тупик процесс переговоров должен вскоре возобновиться. Встреча между представителями Афганистана, Пакистана, США и Китая должна состояться в Исламабаде на следующей неделе. На ней будут обсуждаться планы по возобновлению переговоров с талибами.

При этом бои между правительственными силами и талибами не прекращаются, а перспектив для достижения политического урегулирования не просматривается.

Помимо местной динамики конфликта война в Афганистане имеет несколько региональных и международных аспектов. В мирных переговорах участвуют четыре стороны - правительство в Кабуле, движение Талибан, США и Пакистан. Мирное урегулирование конфликта возможно только при устранении разделяющих их противоречий.

Кроме того, прекращение многолетнего конфликта в Афганистане невозможно без достижения внутреннего согласия в стране в рамках общего урегулирования с участием США и региональных держав.

Новости по теме