В Латвии спорят, кто боролся с советским режимом

  • 21 января 2016
Лаймдота Страуюма
Image caption Урок истории, посвященный баррикадам, для русскоязычных 12-классников провела (объявившая об отставке) премьер-министр Латвии Лаймдота Страуюма

"Латыши охраняли Латвию от русских", а "ОМОН - спецподразделение русской армии" - примерно так современные латвийские школьники описывают события 1991 года, когда сотни тысяч жителей республики вышли на баррикады протестовать против советского режима. Несмотря на 25-летнюю историю, эти события продолжают разделять латвийское общество.

В честь 25-летней годовщины латвийских баррикад в стране проходят памятные мероприятия с возложениями цветов, открытием памятных мест и общими собраниями участников тех событий. У каждого - своя история и свои воспоминания. Общим остается только количество жертв - восемь человек - а вот всё остальное расходится. Особенно много споров вокруг того, кто же против кого боролся на баррикадах: латыши против русских или жители Латвии за независимость.

Несмотря на все разночтения, существует объективная необходимость рассказать школьникам, в честь чего называют площади и каким именно образом их страна восстановила независимость. К проведению таких патриотических уроков призывает, например, Музей баррикад. Школы, со своей стороны, реагируют позитивно, проводят уроки у себя и приходят на экскурсии в музей. Встает логичный вопрос: что именно рассказывают детям о патриотических страницах истории и что они из этого выносят.

По словам Сергея Крука, одного из участников баррикад, бывшего радиожурналиста, а ныне - профессора Университета имени Страдыня, в официальной повестке дня до сих пор преобладала идея о строгом этническом разделении между теми, кто на баррикадах, и теми, кто против. "Обычно в официальных речах политики говорят, что это была борьба латышей с русскими. А то, что там (на баррикадах) участвовали русские, - об этом умалчивают. А когда дают интервью русской прессе, оправдываясь, через запятую говорят, что русские тоже были. Не слышал, чтобы в латышской прессе это акцентировалось", - сообщил он Русской службе Би-би-си. Добавив также, что русских на баррикадах было немало, а журналисты так и вовсе вставали на сторону протестующих целыми редакциями.

Логично было бы предположить, что и школьникам политики будут рассказывать примерно то же самое. Однако на деле все оказалось с точностью до наоборот - по крайней мере, в присутствии прессы. Один из уроков истории, посвященный баррикадам, для русскоязычных 12-классников провела (объявившая об отставке) премьер-министр Латвии Лаймдота Страуюма. Началось все с воспоминаний.

"Я тогда была в здании Рижской централи телефона и телеграфа. Задачей женщин было готовить бутерброды. Мы целыми днями стояли и готовили бутерброды. Приходили люди, русские и латыши, бесплатно приносили продукты. А в тот день, когда произошло нападение на здание МВД, в обществе чувствовалась такая сплоченность - и русских, и латышей", - сказала Страуюма школьникам. После этого все вместе посмотрели документальный фильм, состоящий из воспоминаний очевидцев, и обсудили увиденное. Напоследок политик сказала детям: "Вы все нужны Латвии. И она вам. Что бы вам потом ни пришлось говорить".

Неофициальная история

Еще один урок в виде экскурсии прошел в Музее баррикад - на сей раз для учеников девятого класса школы, где преподавание ведется на латышском языке. И там, вопреки популярной версии об этническом разделении, детей пытались убедить в том, что русские против латышей на баррикадах не боролись.

Из слов гида Каспара Залтанса: "Иногда журналистам, а особенно политикам, нравится упрощать вещи. Я много раз слышал это про баррикады, где, якобы, все просто: латыши - на баррикадах, русские - нападают. Но в ОМОНе (который атаковал представителей новой власти) были и латыши, и русские, и белорусы. А во время нападения на здание МВД кто умирает? Милиционеры Гоманович и Кононенко. Не Озолиньш и Лапиньш. Один - русский, второй - белорус. Погибший школьник Эдийс Риекстиньш из смешанной семьи. Баррикады - это не рассказ о национальностях. Неважно, кто ты - русский, латыш или монгол. Либо ты хочешь, чтобы Латвия была свободной республикой, либо ты хочешь, чтобы она осталась в СССР".

Помимо этого он несколько раз повторил, что нападавший на здание МВД ОМОН не был каким-то русским подразделением. "Там были русские, латыши, украинцы. Это не были какие-то кровопийцы, это были ребята по 20-22 года", - говорит он.

Image caption Старшеклассники, которые вели урок, признаются: в школе им, как правило, рассказывают один вариант истории, а дома - другой

Третий пример - классный час, посвященный баррикадам в школе, где обучение ведется на русском языке. Урок для шестиклассников ведут 12-классники. О национальностях участников - ни слова, про этническое противостояние - тоже ни слова.

"После того как в Литве прошли митинги, советское правительство выслало танки и началась небольшая война... Поэтому в Риге появились баррикады... ОМОН совершает ряд нападений на участников баррикад... После этого в Москве встал вопрос - давать ли независимость. В итоге нам дали независимость", - рассказывают старшеклассники. А в конце добавляют: "После того как Латвия получила независимость, те, кто жил тут до 1940 года и их потомки, стали гражданами нового государства. Хотя гражданство обещали всем".

Старшеклассники, которые вели этот урок, признаются: в школе им, как правило, рассказывают один вариант истории, а дома - другой. Баррикады - не исключение. "На баррикадах советская власть боролась с теми, кто хотел получить независимость. То есть, были Народный фронт и советская власть. Мои родители были свидетелями всех этих баррикад, они говорили, что русские тоже приходили, и потом еще больше ненавидели тех русских, которые были против баррикад. Узнаем в основном из школы и школьных учебников. Но есть и вторая сторона: от родителей и их друзей мы часто узнаем совершенно противоположные вещи. Не знаю насчет сожаления, но критика по поводу развала СССР бывает - например, потому что с независимостью у нас пропали заводы", - рассказал 12-классник Паша.

Все потому что Москва в России

Латышские школьники тоже признаются, что, несмотря на образовательную программу, большую часть информации о баррикадах они получают дома. И, судя по тому, что можно было услышать от девятиклассников (из латышской школы), пришедших на экскурсию в Музей баррикад, их "домашняя" версия истории сильно отличается от той, что слышат русскоязычные дети. Вместе с тем, отличается и то, что в итоге остается в памяти молодежи. Среди последнего: "ОМОН - часть русской армии", а "на баррикадах латыши боролись против русских".

Вот что девятиклассница Эльза рассказала Русской службе Би-би-си после экскурсии в Музее баррикад: "Баррикады - это когда латыши защищали свое свободное государство. Ну как бы нельзя сказать, что это были только латыши против русских, так как в баррикадах русские тоже участвовали. Ну, это скорее свободная Латвия против несвободной. Про те времена я обычно узнаю от родителей и родственников, мои бабушка с дедушкой в них участвовали, очень многие рассказывали. Иногда баррикады вспоминают с такой радостью, а потом - с сожалением о том, что латышам пришлось самим за себя бороться. Про СССР никто не жалеет".

Image caption По словам Лаймдоты Страуюмы, в латышской среде принято считать баррикады подвигом людей только одной национальности

Ее одноклассник Денис добавляет: "Были люди, которые хотели свободное государство. И были люди, которые хотели остаться под русской диктатурой. Мне о баррикадах рассказывали и в семье, и в школе. С одной стороны, это хорошо, потому что мы показываем, как дорого жить на свободной земле, с другой стороны, плохо, что мы живем в мире, где есть насилие, где всего надо добиваться оружием. Но я не слышал, чтобы кто-то жалел об СССР".

А вот что про баррикады говорит 12-классник Матис, который вместе с учительницей приехал на экскурсию в Ригу из Стайцеле: "Люди охраняли Латвию, Домскую площадь и центр. Охраняли от русской армии. Да, угроза была. Поэтому охраняли радио, чтобы нельзя было передать новости".

По словам Лаймдоты Страуюмы, в латышской среде действительно свойственно приписывать баррикады к подвигам людей только одной национальности. "На бытовом уровне это существует. Так происходит потому, что Россия стала преемницей СССР, истории СССР - тоталитарного государства, столица которого была в Москве, поэтому все связывают этот тоталитарный режим с Москвой. А Москва - это Россия. Но как вы заметили, я сегодня избегала слов Россия и Латвия - тут речь шла об СССР, коммунистической партии и тоталитарном режиме, от которого страдали и русские", - сказала она Русской службе Би-би-си после урока истории в русской школе.

А потом добавила: "Я не знаю, сколько нужно времени, чтобы психологически побороть эти воспоминания. Но сегодня я смотрю и радуюсь. Ваши дети, русскоязычные дети - они свои... в чем разница? Было бы хорошо, если бы обе стороны это понимали. И на баррикадах это было понятно, там не было национальностей, я могу это подтвердить".

Новости по теме