Мирный план: какой будет Сирия?

  • 25 февраля 2016
Небо над Дамаском Правообладатель иллюстрации AP
Image caption В Дамаске никто не знает, как долго продлится перемирие

Накануне США и Россия объявили о согласовании плана об условиях и сроке прекращения военных действий в Сирии, предусматривающего прекращение боевых действий с субботы.

Во вторник власти Сирии и объединенная оппозиция, включающая в себя различные группировки, заявили, что принимают условия договора о прекращении огня.

В Вашингтоне между тем подготовили так называемый "план Б" на случай, если перемирие в Сирии не продержится долго.

Комментируя этот план, государственный секретарь США Джон Керри сообщил о возможности создания безопасной зоны на севере Сирии, а также намекнул на возможность разделения страны на несколько государств.

В Кремле уже высказали обеспокоенность наличием альтернативных, не согласованных с Россией планов по Сирии.

Насколько они выполнимы?

___________________________________________________________________

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев беседует с арабистом Григорием Косачом и консультантом московского центра Карнеги Николаем Кожановым.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Михаил Смотряев: Нам не очень много известно о результате переговоров по Сирии. В экспертном сообществе присутствует определенный скепсис по поводу того, выполнимы ли эти договоренности в течение сколько-нибудь продолжительного срока, и будут ли они выполняться.

Григорий Косач: Стороны, которые должны быть участниками прекращения огня, не готовы к выполнению обязательства, которое они собираются на себя брать.

Режим Асада говорит, что сирийская армия имеет право открыть огонь по террористам, которые предпримут против нее какие-либо действия. Сирийская оппозиция приняла российско-американское соглашение с некоторыми условиями, не полностью.

Они продолжают настаивать на уходе Башара Асада с его поста, полном претворении в жизнь протокола "Женева-1". Региональные державы: Турция не отказывается от создания пояса безопасности вдоль своей южной границы.

Точка зрения саудовского короля была высказана в беседе с российским президентом, он заявил, что они "будут поддерживать братский сирийский народ", что означает намерение свергнуть президента Асада.

Он также настаивает на выполнении протокола "Женева-1" и разблокировании населенный пунктов, заблокированных сирийской армией. В этих условиях соглашение долго не продержится.

М.С.: По мнению американских экспертов, сирийская оппозиция находится в состоянии, близком к отчаянному, они уже пытаются вербовать иностранцев, действуя теми же методами, что и ИГ.

Николай Кожанов: Война в Сирии длится уже достаточно долго, последние резервы мобилизует не только оппозиция, но и сирийский режим. В ополчение вступают уже совсем непризывные возраста.

Но финансовая помощь, которая оказывается оппозиции из-за рубежа, и та поддержка, которая оказывается режиму, пока позволяют относительно удерживать баланс сил. Правительственные войска не всегда успешно наступают, разные группировки оппозиции его иногда срывают.

Региональные державы заявляют о желании и дальше спонсировать войну. Оппозиция уже заявила, что перемирие не постоянное, а временное.

М.С.: Помимо решения тактических задач им надо еще и сохранять лицо. Еще один момент – договор, который, будем надеяться, начнут выполнять с послезавтра, заключен между партнерами, поддерживающими разные стороны.

Что важнее – эта поддержка или роль региональных игроков: Саудовской Аравии, Турции, Ирана и других?

Н.К.: В последний год на ведущую роль в этом конфликте вышли региональные силы.

Именно угрозы Турции провести военную операцию, переброска сил Саудовской Аравии послужили одним из факторов, которые подтолкнули уже мировые державы к заключению соглашения, чтобы избежать эскалации конфликта.

Новостная подача, в результате которой создается впечатление, что в Сирии воевали Россия и США, не учитывает, что выполнять это соглашение должны будут в Сирии.

Турция вносит большой элемент нестабильности, но и для Ирана борьба за Сирию становится жизненно важной. Иран пока занял выжидательную позицию, смотрит, как будут выполняться соглашения.

М.С.: Региональные державы поддержат соглашение между Москвой и Вашингтоном?

Г.К.: Мы хотели многополюсный мир, мы его получили. А соглашение заключено так, как будто двухполюсный мир возвращается. Роль региональных держав в развитии событий в Сирии была более значительной, чем роль США.

Арабские региональные державы небезосновательно утверждают, что США едва ли не предали своих региональных союзников и не желают прислушиваться к их мнению.

Региональные державы должны четко выразить свою позицию по проблеме урегулирования в Сирии.

Саудовская Аравия уже выразила свое недовольство, хотя официально король заявил о своей поддержке этого соглашения. Это же относится к Турции, Катару, который заявил о продолжении поддержки сирийской оппозиции.

Пока не будет достигнуто соглашение с региональными державами, развитие событий в Сирии не будет идти в направлении примирения.

М.С.: То есть в сложившихся обстоятельствах это перемирие – явление временное. И вряд ли удастся разделить умеренную оппозицию, которая участвует в переговорах, и террористов, которые не участвуют.

Что подводит нас к заявлению Джона Керри, который рассказал о "плане Б", на случай, если этот план повалится. Не уточняя детали раздела, он сказал, что мы вот-вот потеряем Сирию как государство.

Мы эту тему уже затрагивали, когда говорили о пересмотре границ в регионе, что нежелательно, но практически неизбежно.

Н.К.: Попытка перекроить карту региона приведет к дальнейшим конфликтам. Понятно, откуда исходит эта инициатива, которая базируется на том, что глобальное перемирие в Сирии невозможно.

Значительную часть территории Сирии контролируют радикальные террористические группировки. Без проведения крупномасштабных военных операций победить их невозможно.

Так как никто не хочет вводить туда войска, предстоит долгая затяжная война. Так что США и другими игроками могут попытаться создать санитарный кордон вокруг части Сирии, которую на данный момент стабилизировать невозможно.

Это не будет решением проблемы, а закреплением вялотекущего конфликта в долгосрочно перспективе.

Г.К.: Согласен. Вне зависимости от заявлений Керри, существуют международные договоренности, согласно которым Сирия должна оставаться единым и светским государственным образованием.

Но есть и другое решение. При невозможности сохранения Сирии в качестве унитарного государства, возможно сохранить ее как федеративное государство. Есть пример Ирака и Иракского Курдистана.

Несмотря на широкую автономию Иракского Курдистана, вопрос о возникновении на его основе самостоятельного государства не стоит. Исторически Сирия была разделена на части по этно-конфессиональному принципу, можно к этому вернуться.

Но распад Сирии не выгоден никому. Вычленение территории, занятой террористами, - шаг не к развалу Сирии, а наоборот, к ее сохранению. Есть разные пути.

М.С.: Они безусловно существуют, но насколько они вероятны? Существуют проблемы, связанные с курдами. Если рядом с Иранским Курдистаном возникнет еще автономный Сирийский Курдистан, то это вызовет тревогу в Турции.

Возникает также проблема Башара Асада. Наверное, можно было бы допустить объединение договаривающихся сейчас сторон: армия и силы умеренной оппозиции объединяются и идут на восток против ИГ?

Г.К.: Безусловно, он даже более разумен и рационален, чем то, о чем говорил мой коллега. Но все зависит от достижения единства точек зрения всех игроков на сирийской политической арене, а это очень сложно.

Н.К.: Здесь можно провести параллель с историей Гражданской войны в России. Мы стали забывать, что кроме красных и белых были еще другие группировки, и шло блокирование одних сил с другими против третьих.

Но эта история, как и другие, показывает, что между политическими оппонентами создание долгосрочных коалиций проблематично. Да, это был бы правильный путь, но возможность его невелика.

М.С.: Все упирается не только в Башара Асада, хотя это самый зримый символ раскола. В соглашениях, которые сейчас принимаются, проблема Асада как-то отрегулирована? И, если да, поставили ли его в известность?

Н.К.: Пока об этом говорит сложно, информации о его судьбе практически нет. Где-то в конце прошлого года в российской политической элите возникло мнение, что когда-то наступит Сирия после Асада.

Можно предположить, что что-то в этом роде было оговорено между российской и американской делегацией. Но роль Асада на данный момент для выживания государственных институтов важна, важна и для России, поэтому вряд ли существуют жесткие сроки его ухода из власти.

Г.К.: Американская позиция в отношении Башара Асада эволюционировала. Даже Керри высказывался в том смысле, что он останется до формирования переходных институтов власти. По этому поводу достигается какая-то договоренность.

М.С.: А в Анкаре, Тегеране и Эр-Рияде?

Г.К.: Там она не может быть достигнута. Анкара и Эр-Рияд выступают за его уход, а Тегеран – категорически за сохранение.

М.С.: Как мы сказали, от региональных игроков зависит немало, так что и судьба Башара Асада зависит от них.

Г.К.: Это проблема консенсуса, который до сих пор не достигнут. Их точки зрения пока учитываются чрезвычайно мало.

Н.К.: На данный момент консенсус между региональными державами невозможен. А рычаги давления России и Америки на своих региональных партнеров по сирийскому конфликту сильно ограничены.

М.С.: Посмотрим, как долго продержится это перемирие, каковы будут его последствия.

Новости по теме