Жители села Пески под Донецком все еще ждут мира

  • 22 марта 2016
Руины школы в деревни Пески, восточная Украина Правообладатель иллюстрации ANATOLII STEPANOV AFP
Image caption Все, что осталось от школы в Песках

В мае 2015 года корреспондент Би-би-си Фергал Кин рассказал о супружеской паре из деревни Пески, что вблизи Донецкого аэропорта, – Светлане и Анатолии Коссе.

Прошел почти год, а супруги, которым под 70 лет, по-прежнему живут в Песках, рядом с ними по-прежнему идут боевые действия, а Анатолий и Светлана по-прежнему надеются, что дождутся мира.

Программа Би-би-си Outlook поговорила со Светланой и Анатолием. Мы публикуем это интервью.

Image caption Светлана и Анатолий Коссе говорят, что порой готовы уехать куда глаза глядят, но все еще надеются, что вернется мир

Би-би-си: Как долго вы живете в Песках? И как вы жили до начала военных действий?

Анатолий Коссе: Лет семь живем в Песках. Здесь дом родителей жены, а мы жили в Донецке. Как до начала военных действий жили? Ну не сравнить, хорошо жили. Здесь же было много людей, соседей. Красиво было. Я уже пошел на пенсию, и жена уже на пенсии. Дом мы отремонтировали. Было прекрасно по сравнению с тем, что сейчас, сравнивать нельзя. Да, собственно говоря, я еще шесть лет работал. Пенсионный возраст пришел, я еще шесть лет работал - вообще-то был проектировщик, коксохимик, строитель - а потом уже все, рассчитался полностью, и мы уже просто здесь уже жили.

Би-би-си: Светлана, как вы познакомились с Анатолием?

Светлана Коссе: Это было давным-давно, в 1963 году познакомились, в техникуме. Я туда поступила, и он там учился, вот и познакомились, и с тех пор вместе. Он в армии отслужил, вернулся из армии, и мы поженились, и теперь все время вместе, так что семейный стаж у нас большой. Это была любовь с первого взгляда. Привлек внешностью, во-первых. Эрудированный, умный, порядочный, воспитанный. Было нам по 16 лет. Ну а что можно было узнать в 16 лет? Ну внешний вид, да отношение. Это потом уже, когда люди в 30 лет встречаются, позже знакомятся, тогда они выискивают недостатки, а в молодости глаза не всегда раскрыты сильно. У нас двое дочерей. Старшая живет в Донецке, а меньшая давно уехала в Россию с семьей.

Би-би-си: И как в вашу мирную жизнь вторглась война?

С.К.: Это было что-то ужасное. Когда начали обстреливать Пески, летели "Грады" эти, снаряды. Я как раз утром вышла во двор абрикосы пособирать. И надо мной летели эти "Грады", это было что-то страшное, я даже не могу передать. Я чуть в обморок не упала, домой заскочила. Тут у нас на улице все столбы разбили, электричества нет. И тогда муж отвез меня в Донецк, думали, что все быстро закончится. И сам остался здесь, наотрез отказался уезжать. Ему здесь было очень тяжело, он был один, но, правда, с котом, да еще соседи оставались, а потом почти все соседи уехали. А в Донецке, пока я там была, тоже стреляли по городу. Там рядом школа у нас, где мой муж еще учился, она горела, туда попали снаряды, возле домов рвались, не знаю даже , что это было – "Грады" или бомбы – короче, ужас. У нашего соседа в Песках, он через дорогу от нас жил, от всех этих стрессов помутился разум. Муж мой говорит, что ему тяжело, мол, соскучился. Прошло ведь почти полгода. И под Новый год вроде какое-то перемирие, и он меня забрал. Дети сказали, ну езжай, пока у него крыша еще не поехала, и вот я вернулась сюда.

Би-би-си: Анатолий, расскажите, как вам жилось одному, когда Светлана уехала в Донецк?

А.К.: Ну как можно без жены? Плохо, скукотища. Делал, что мог. Картошку сам выкопал. Когда сажали, думали, что не на одну семью, а потом оказалось, что ее никуда переправить нельзя. Ну ничего, соседка кормила ею коз, собак аж до октября следующего года.

Правообладатель иллюстрации ALEKSEY FILIPPOV AFP
Image caption Вблизи линии соприкосновения на востоке Украины продолжают гибнуть мирные люди - обломки пассажирского микроавтобуса, подорвавшегося на мине в феврале 2016 г.

Би-би-си: Большинство ваших соседей уехали из деревни. Почему вы решили остаться?

А.К.: Я не могу толком объяснить, почему. Ну, во-первых, куда я поеду? Я привык к этому месту. Дом мой задело, конечно, немножко. Но все конструкции основные целые, крыша пробита в нескольких местах, одно окно в доме разбито. А стены не очень повреждены. Есть несколько отверстий от осколков, и все. Но у нас печка есть, уголь нам привезли от ООН, помогают волонтеры, так что на этот год ну так, нормально, хватит. А раньше у нас был свой уголь и дрова.

Би-би-си: Анатолий, как нам стало известно, кто-то из ваших соседей попросил вас приглядеть за их пчелами?

А.К.: У меня самого тоже страсть к пчелам, я прямо спортсмен в этом отношении. У меня обычно 3-4 улья у самого всегда были. С 91-го года начал заниматься ими. Но в прошлом году у меня только одна пчелиная семья выжила. То мыши съели, то они умерли, потому что взрывы, особенно в тот год, а в этом году мыши особенно навредили, они буквально дыры прогрызали в ульях. Ну ничего, по одной семейке у нас с соседом еще есть.

Би-би-си: Светлана, в вашей деревне когда-то жили несколько тысяч человек, теперь же осталось меньше 20. Каково жить в заброшенном селении, как ваше? С какими трудностями вы столкнулись? Что тяжелее всего?

С.К.: Да, все заброшено. Одни руины стоят. Но наша улица лучше всех уцелела. Как мы живем? Понимаете, в тех городах и посёлках, где тихо, спокойно, они не понимают, что такое война, они нас не понимают, говорят: "Вот, понаехали. И то им давай, и это. И все им дают, и помощь дают, и Красный Крест им дает, а нам ничего". И не очень дружелюбно принимают люди, это же одна страна, одна даже область. Не все, конечно, но многие негативно относятся к беженцам. Ну у нас, слава богу, продуктов хватает. Нам очень часто их привозили волонтеры, солдаты отдавали нам свое, вот, допустим, какая-то часть уезжает из Песок, они отдают много продуктов. Но мы же все не съедаем. Вода у нас – из колодца. Качаем воду насосом. Солярку попросили, дали нам солдаты.

Би-би-си: Наверное, ваша дочь в Донецке очень беспокоится о вас, как часто вы с ней переговариваетесь?

С.К.: Да, мы каждый день звоним друг другу по телефону. Вот недавно только она нам звонила, говорит: "Я чуть с ума не сошла. Передают, что везде такие бои, и в Песках, и в других местах". Она же интернет проверяет, радио слушает. Говорит, что по всей линии фронта такие были бои, что там с вами? Я говорю: "Да у нас вроде бы тихо, на всей улице тихо, и мы живы-здоровы. Стреляют, правда, и сейчас вот начали стрелять.

Би-би-си: А сейчас во время нашего разговора слышна стрельба?

С.К.: Это где-то, наверное, в сторону аэропорта Донецка. Слышим, конечно, очень даже хорошо. От нас километра три, наверное, до аэропорта. Слышно хорошо, особенно когда тяжелые орудия, ну и автоматы когда стреляют, все слышно.

Правообладатель иллюстрации AFP Getty Images
Image caption В прошлом году в Песках оставалось около 40 человек, теперь чуть меньше 20

Би-би-си: А вы не боитесь?

С.К.: Боюсь. Но вы знаете, на все воля божья. Кого в машине настигнет, или автобус с людьми едет, там поцелили они, постреляли. В городе у нас, в Донецке, там тоже несколько человек погибло, прямо в квартиру снаряд залетал. Вы знаете, на все воля божья. А вот насчет того, чтобы куда-то уехать, обычно дают какие-то брошенные домики, хатки какие-то, что там ни удобств, ну ничего нету. И там, наверное, мыши гуляли. И как приехать и там жить? А в городах – Селидово, Красноармейский – там очень дорогие квартиры. Сдаются квартиры, но очень дорого. Вся пенсия наша будет туда только уходить.

Би-би-си: То есть ваш дом, очаг, созданный вами – это самое важное в вашей жизни?

С.К.: Вообще-то, все дома, откуда люди ушли, они все разбитые и разграбленные. Там ничего не осталось А наш дом более-менее уцелел. Но он – не самое важное в нашей жизни. Если вдруг приспичит, как говорят, так я плюну на все свое добро – да какое там добро - холодильник, стиральная машина, да мебель - плюнем на все и уедем, если там будет чего-то страшное. И солдаты говорили, что мы можем дать вам машину, транспорт, то есть, поможем уехать.

Би-би-си: Еще, наверное, важно то, что почти 50 лет вы были вместе?

С.К.: Конечно, это важнее, и наши дети важнее. Если вдруг будет какая-то опасность… Просто у мужа хорошо развита интуиция, и он говорит: "Не переживай". Я, конечно, очень переживаю и боюсь, пугаюсь разрывов. А он говорит, что все будет хорошо. Но если какая-то малейшая опасность, мы все бросим и уедем. Куда-нибудь.

Image caption В прошлом году у Анатолия было три улья и несколько пчелиных семей. Теперь осталось только одна.

Би-би-си: Анатолий, как долго, как вы думаете, вы сможете жить так близко к линии военных действий, как долго вы сможете продержаться в таких условиях?

А.К.: Не знаю, когда такой момент наступит. Но я думаю, что просто скоро все это должно кончиться. Я пока не собираюсь никуда уезжать.

Би-би-си: Светлана рассказала нам, как много вы значите для нее. Можете ли вы сказать нам, что она значит для вас?

А.К.: Да вся жизнь моя – это она.

Би-би-си: Скоро приближается золотая годовщина вашей свадьбы, удастся ли вам хоть как-нибудь отметить такую знаменательную дату?

А.К.: Ну каким-то образом, конечно, отпразднуем. Надеюсь, что к этому времени и дочка здесь будет, хоть одна. Ну а там видно будет. Уже два года ведь вот это все длится. И мне жаль Украину, мне жаль людей. Солдаты здесь, у них же дети. Я не понимаю, как все это может быть. Я противник любой войны везде, ну кроме как войны с террористами, как "Исламское государство". Это я понимаю. Это война, потому что иначе они нас съедят. Но вот эта война, я ее вообще не понимаю никак.

Би-би-си: Какие чувства вы испытываете, когда вы видите, во что превратилась ваше селение?

А.К.: Мне очень плохо. Вот я стою здесь – напротив всегда были цветы вдоль всей улицы. Сейчас здесь сорняки от метра высотой – сплошной стеной вдоль дороги, которая идет по центру. Окна вот побитые, вон стенка выломана, рядом дом – угол разбитый, здесь крышу снесло. Ну редко дом, который по-божески выглядит. Мне просто печально, и я не понимаю, когда все закончится. Я люблю Украину, но все это надо кончать.

С.К.:Пусть там за нас замолвят словечко, чтобы скорей война закончилась.

А.К.: Вроде бы там Германия и Франция помогают, но что-то хило помогают, должен сказать.

Новости по теме