Латвийские поправки "против гибридной войны": с надеждой на спецслужбы

  • 22 апреля 2016
Баннер портала "Спутник" Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Потенциальной гибридной угрозой в Латвии считают, например, российский портал "Спутник"

Латвийский сейм утвердил так называемые поправки "против гибридной войны", призванные защитить государство в том числе от "риторической" угрозы. Политики не могут объяснить, что именно нельзя делать, но допускают, что рассказывать зарубежным СМИ про Латвию можно будет только хорошее. И добавляют: теперь многое зависит от спецслужб.

Латвия не первый раз предпринимает шаги по борьбе с потенциальной "гибридной угрозой". Сюда можно отнести, например, попытку закрыть российский портал "Спутник" в домене .lv, а также приостановку вещания телеканала "Россия-РТР".

Однако этого оказалось мало, и националистически настроенные политики взялись за тех иностранцев, которые переехали в Латвию и получили вид на жительство (ВНЖ).

Аргументы разнообразные: во-первых, они могут быть лояльны президенту Путину, во-вторых, в какой-то момент Россия может начать их защищать по примеру защиты соотечественников в Крыму и Донбассе. В-третьих, почему бы Латвии на них не заработать.

Все это помогло националистической партии "Национальное объединение" протолкнуть очередное ужесточение программы инвесторов, по которой можно было получить ВНЖ, вложив деньги в недвижимость, банки или предприятия. Для потенциальных инвесторов увеличили суммы, которые необходимо вложить в капитал предприятия - с 35 до 50 тысяч евро.

Кроме того, каждый такой соискатель ВНЖ должен будет заплатить в бюджет страны по 10 тысяч евро. Еще по 5 тысяч евро должен будет заплатить каждый, кто уже получил временный вид на жительство, - за его продление.

Все это происходило на фоне появления результатов подсчета ущерба от советской оккупации - 185 млрд евро, которые депутаты, возможно, попросят у России.

Спецслужбами для спецслужб

На этом борьба против тлетворного влияния Востока не закончилась. Во втором чтении были утверждены поправки к Уголовному закону, которые призваны модернизировать нормативную базу таким образом, чтобы она отвечала требованиям времени.

Поправки были приняты в срочном порядке, что не позволяет президенту государства вернуть их в сейм на доработку (обычно такая возможность у главы государства есть).

Уже на стадии обсуждения новые нормы вызвали бурю критики со стороны журналистов, правозащитников, оппозиционных политиков и даже главы государства.

В итоге формулировки смягчились, а политики перестали понимать, что именно, согласно новому закону, делать нельзя. Зато у них осталось твердое ощущение, что национальная безопасность - штука хрупкая, и ее надо защищать в том числе от неправильной риторики.

"К сожалению, работает какая-то пропаганда против этих поправок, - говорит депутат сейма и глава комиссии по национальной безопасности Солвита Аболтиня, объясняя, почему поправки называют антироссийскими. - Сейчас безопасность - это важный вызов не только для Латвии, но и для всей Европы. Нормы нашего Уголовного закона приняты 17 лет назад, они морально устарели. Сейчас закон не позволяет бороться против угрозы гибридной войны. Все три службы национальной безопасности вместе с экспертами разработали ту редакцию, которая была передана в парламент".

Аболтиня отказалась ответить на вопрос, что именно запрещает новая редакция Уголовного закона.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Некоторые депутаты сейма говорят, что многое в интерпретации новых поправок будет зависеть от спецслужб

Тот факт, что поправки были разработаны сотрудниками спецслужб, смутил другого депутата сейма и экс-главу Конституционного суда Гунара Кутриса.

"Состав преступлений меняется в наши дни, но нельзя без критической оценки принимать тот проект, который сами же спецслужбы и составили. Они пытались облегчить (свою работу)", - сказал он Русской службе Би-би-си.

Другой оппозиционный депутат, который также входит в комиссию по национальной безопасности, Мартиньш Бондарс признает, что теперь многое зависит от спецслужб: "Это вопрос о доверии или недоверии спецслужбам. Я - член комиссии по национальной безопасности, я должен следить за той работой, которую выполняют спецслужбы. В течение полугода у меня не возникло повода не доверять им".

Оппозиционный депутат Валерий Агешин (из партии "Согласие", выражающей интересы русскоязычного населения страны) думает, что возможности интерпретаций законодательных норм настолько велики, что иногда дело, по его мнению, доходит до фантастики. И какой вариант интерпретации применять, зависит от тех, кто будет этим заниматься - то есть, правоохранительных органов, отмечает он.

Про власть - только хорошо

Одна из интерпретаций связана, например, с термином "государственная власть" и запретом "выступать (говорить или делать что-то) против государственной власти". Даже тремя запретами: призывать, совершать действия и помогать иностранной организации в совершении этих действий.

Третьему варианту посвящена особая новая статья - "за действия, целью которых является помощь иностранному государству или иностранной организации выступать против независимости Латвийской республики, суверенитета, территориальной целостности, государственной власти, государственного устройства и государственной безопасности". По ней грозит лишение свободы до пяти лет.

В аннотации к поправкам сказано, что статья задумана для того, чтобы бороться с элементами гибридной войны, которая включает "пропаганду и дезинформацию", а также "дискредитацию высших должностных лиц".

И тут возникает вопрос: а не получится ли так, что сотрудничество с зарубежными СМИ (которые являются иностранными организациями) будет приравнено к угрозе национальной безопасности и выльется в пятилетний тюремный срок, если окажется, что распространенная в них информация не совсем позитивна с точки зрения латвийских властей.

Политики разрешить эту дилемму не могут: тут у каждого свое видение.

По словам представителя оппозиции Мартиньша Бондарса, журналистам ничего не угрожает.

"Если мы говорим о тех незаконных или неэтичных действиях, которые совершают наши чиновники или политики, то я не вижу никаких проблем любому журналисту подойти к такому политику и сказать ему: "Вы поступили неправильно, и мы про это расскажем", - говорит он Русской службе Би-би-си.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Соискатели ВНЖ в Латвии должны будут заплатить в бюджет страны 10 тысяч евро. Еще 5 тысяч евро будет стоить его продление

Коалиционный депутат из Комиссии по нацбезопасности Карлис Сержантс ("Союз зеленых и крестьян") тоже считает, что журналисты могут работать как раньше. Правда, с оговорками.

"Это рассматривается с той точки зрения, компрометируют ли эти СМИ, есть ли там призыв свергнуть власть, произвести военные действия", - сказал Сержантс Русской службе Би-би-си.

Оппозиционный депутат Валерий Агешин настроен более скептически: "Теоретически я допускаю, что критика высших должностных лиц страны может быть интерпретирована как помощь каким-то недругам нашего государства. Очевидно, теперь человеку придется поинтересоваться каким-то образом или у тех, кто эту норму будет применять, или у тех, с кем вы сотрудничаете, является ли ваш партнер (например, зарубежное СМИ) недругом нашего государства. Если правоохранительные органы смогут доказать наличие злого умысла, то могут возникнуть проблемы".

Нетрудно предположить, что негативную для властей информацию при желании можно найти почти в любой статье - от новостей про странные законы до расследований случаев коррупции.

"По разъяснению служб безопасности, это может быть государственным преступлением. Потому что они говорили о том, что сбор компрометирующей информации о высокопоставленных должностных лицах можно использовать против государства, может быть составом [преступления]", - говорит экс-глава Конституционного суда Гунар Кутрис.

При этом нигде не написано, что, например, российские СМИ под статью попадают, а западные - нет.

"Да, вам надо быть очень внимательными", - добавляет он в беседе с Русской службой Би-би-си.

Надейтесь на здравый смысл

Разумеется, тут все зависит от интерпретации. Например, что такое "государственная власть"?

На этот счет у политиков снова полный плюрализм: назывались версии от "ядра конституции" до конкретных людей с конкретными фамилиями - министров, депутатов и других должностных лиц.

Что такое "выступать против"? Этого в сейме тоже точно сказать не могут - то ли призывать к свержению, то ли подвергать критике. В итоге, по словам Кутриса, решать будет тот следователь, который начинает процесс.

"А на этом этапе со стороны следователя возможны интерпретации", - говорит депутат Гунар Кутрис и призывает надеяться на здравый смысл сотрудников спецслужб.

Недавние события не заставили Гунара Кутриса усомниться в наличии этого здравого смысла.

К примеру, стало известно, что на основании уголовного процесса, начатого полицией безопасности, к шести месяцам заключения был приговорен автор петиции за присоединение Латвии к России.

В петиции было написано, что она является шуткой. В ответ на это решение суда в сети появилась еще одна петиция - о присоединении Латвии к США.

Тут тоже было сказано, что текст является шуткой. Полиция безопасности снова завела уголовное дело. По слова Кутриса, перегиба здесь нет нет.

С ним согласен и Мартиньш Бондарс. "Это не выходит [за рамки здравого смысла]. Вы можете зайти в аэропорт и сказать: "Бомба. Шутка". Вас очень серьезно проверят", - говорит он Русской службе Би-би-си.

Кстати, упомянутая статья - не единственный спорный момент. Тренировать способности к интерпретации латвийские спецслужбы смогут, например, на запрете незаконного сбора "других данных" и передаче их зарубежным спецслужбам напрямую или через кого-то третьего.

Что такое "другие данные" латвийские политики объяснить не смогли, точнее, предложили как минимум пять вариантов: от вообще любых данных до коммерческой тайны. Зато они точно уверены: интерпретациям спецслужб доверять можно.

Новости по теме