Бирманский лагерь рохинджа: дети с недетскими глазами

  • 3 июня 2016
Правообладатель иллюстрации bbc
Image caption Поминки погибших при кораблекрушении беженцев. Хла Хла Еи потеряла троих детей

Первое, что бросается в глаза впервые вошедшим на территорию лагеря вынужденных переселенцев в штате Ракхайн Мьянмы (Бирмы), - это толпы босоногих полуодетых детей.

На протяжении четырех лет, прошедших после кровавого этнического конфликта, мусульмане рохинджа живут без права передвижения.

Количество детей растет. В лагерных деревнях, существующих в изоляции от внешнего мира, их тысячи. Детьми полны школы, медресе, мечети и улицы. У многих грустные, запавшие, не детские - скорее, старые - глаза.

"Посмотрите на эту нечеловеческую катастрофу и скажите всем сильным и влиятельным политикам: в этой тюрьме растут дети без будущего. Целое поколение. У них не будет ни высшего образования, ни достойной работы; все, что они увидят, - это нищету и постоянные нарушения прав человека", - рассказал в интервью Би-би-си старший учитель лагерной школы Тхае Чаунг Дау Пан Ну.

Правообладатель иллюстрации bbc

Учителя сравнивают свой лагерь с нацистскими гетто.

За дверью учительской школьный двор битком забит детьми и родителями. С раннего утра сотни людей толпятся вдоль деревянных веранд старой школьной постройки у столиков, за которыми учителя вносят в списки имена.

Точного возраста детей никто не знает, так как большинство родителей неграмотны. Считается, что если ребенок смог, подняв правую руку, достать до левого уха, пришло время принимать его в школу, так как ему уже не меньше пяти-шести лет.

"На этой неделе шел прием более тысячи выпускников начальной школы в средние классы. В будущем учебном году в Тхае Чаунг, единственной в лагере школе старших и средних классов, будут учиться четыре тысячи человек", - рассказал Дау Пан Ну.

Дети часто пропускают занятия. Но, даже когда классы переполнены и за партами нет свободных мест, улицы все равно полны босоногой детворы.

Народ без названия

Многие эксперты считают, что население лагеря маргинализируется без высшего образования, без хорошего медицинского обслуживания. И что, открываясь и меняя политическую систему после десятилетий военной диктатуры, Мьянма в первую очередь должна решить проблему с этническими меньшинствами.

Но никто в правительстве не говорит о конкретных решениях, официальные лица снимают этнические конфликты с повестки дня.

Ранее официальные лица Мьянмы заявляли в ООН, что больше не будут использовать слово "рохинджа" для описания этой группы населения.

На этой неделе в рамках "Проекта 100 Дней" - плана правительства по проведению реформ -министерство по труду, иммиграции и населению проводит перепись населения на предмет религиозного вероисповедания и этнического происхождения.

Правообладатель иллюстрации bbc

Представитель народной любимицы, избранной недавно на пост государственного канцлера Аун Сан Су Чжи, У Кыау Зай сказал на заседании в ООН, что рохинджа не входят в список 135 официально признанных этнических групп Мьянмы.

"Теперь правительство даже называть нас не разрешает тем, кто мы на самом деле есть, мы - рохинджа. Молодежь за решеткой - это стыд и позор для нашей страны, страны, где лидеры говорят о реформах и демократии", - говорит Вай Вай Ну, молодая активистка и лидер движения за права этнических меньшинств. Сама по происхождению рохинджа, Вай Вай Ну гордо и публично говорит об этом.

В прошлом году президент США Барак Обама лично беседовал с ней за обедом в Белом Доме о проблемах дискриминации рохинджа. Но конфликт продолжается. Новое поколение, дети рохинджа, растут в изоляции от мира.

$2000 за человека

Правообладатель иллюстрации bbc
Image caption Дети получили месячный паек - 1,5 кг риса на человека от Всемирной продовольственной программы

Они носятся стайками, играют на усыпанных мусором улицах или сидят на берегу и смотрят на рыбацкие лодки и рыбаков. Океан - это единственная дверь на свободу для рохинжа, но далеко не все те, кто пробовал бежать, выжили.

"До прошлого года некоторые ребята из нашего лагеря пытались сбежать в Малайзию, но их там арестовывали и отправляли обратно. Люди, организующие перевозки, берут тысячи долларов с каждого за перевозку за границу, а назад не отдают, даже если людям пришлось вернуться обратно. Нелегальные перевозчики брали по 2000 долларов с человека", - рассказывает в интервью школьный учитель английского Тин Мынт.

На берегу под навесом несколько контрабандистов предлагали вывезти моего переводчика, 20-летнего Лах Тина, в Янгон за 1500 долларов. Таких денег в лагере нет ни у кого.

Некоторым девушкам удается найти женихов, которые платят за них нелегальным перевозчикам. В прошлом году 22-летняя Хамидар Бегум и 19-летняя Шарн Биби вышли замуж в Малайзии.

"Грустное место"

После кровопролитного этнического конфликта 2012 года правительство переселило сюда, на окраину города Ситуэ, около 120 тысяч этнических рoхинджа. Тогда в столкновениях между мусульманами и буддистами погибли десятки людей.

С тех пор населения прибавилось, но никто не знает точно, сколько родилось за это время детей.

"Мы знаем, что всего в Мьянме около 1 200 000 мусульман рохинджа, и многие из них не имеют права покидать свои деревни. За последние три с половиной года после конфликта официальные лица Мьянмы ни разу не сделали заявлений о каких-либо скорых решениях для переселенцев", - говорит эксперт Human Rights Watch Дэвид Mэтиесон.

"Безусловно, это одна из самых дискриминированных групп населения в мире. У нас нет точной статистики по количеству умерших от болезней вынужденных переселенцев, нет даже точной статистики того, сколько на самом деле людей живет в штате Ракхайн без права передвижения. Этот лагерь - невероятно грустное место", - добавил Мэтиесон.

Многие дети переселенцев учатся в арабских школах в многочисленных медресе при мечетях, в таких же пальмовых шалашах, как и дома у мусульман. У мальчиков арабской школы в лагерной деревне Тае Чаун лица без эмоций, глаза туманные - дети про себя постоянно читают молитвы. Девочки в арабских школах учатся с 5 до 16 лет, мальчики - с 5 до 20.

"Сегодня мой учитель дал мне задание повторять про себя молитвы из священного Корана по моим погибшим в море племянникам", - рассказал 12-летний Нур Мухаммед.

Опасный путь к лучшей жизни

У крыльца одного из пальмовых шалашей люди толпятся вокруг семей погибших. На лице 25-летней Хла Хла Еи можно прочесть весь беспредельный ужас пережитого несчастья.

Она плохо умеет читать и почти не умеет писать, и у нее нет работы. Дети были самым дорогим сокровищем ее нищенской жизни беженки в своей собственной стране.

В апреле в ее деревне прошел слух, что в этой части лагеря вынужденных переселенцев жизнь лучше, что здесь есть средняя школа и старшие классы для детей и шанс найти работу.

Попытка сбежать по океану в лучшее место, из одной части окруженного полицией "гетто" сюда в деревню, закончилась для всех пассажиров трагедией: волны перевернули переполненное людьми рыбацкое судно, только несколько взрослых пассажиров выплыли на берег.

"Я потеряла их всех, всех троих своих маленьких детей", - медленно говорит Хла Хла Еи.

Ее опустевший от пролитых слез взгляд скользит мимо собравшихся на поминки родственников, мимо покрытого мусором берега в океан, отнявший у нее последнее.

Слева к ней прижимается еще одна убитая горем мать, потерявшая в затонувшей лодке двух детей.

Сколько всего погибло детей? Женщины с трудом вспоминают количество пассажиров, загибают пальцы: на судне их было около 60-ти человек, погибли 15 детей.

"Если бы только власти нам разрешали передвигаться по суше, этого бы не случилось. Но они поддерживают радикалов штата Ракхайн, у нас нет никаких прав", - эмоционально размахивая руками, говорит отец Хла Хла Еи и дедушка погибших детей Хайн Мг Хтве.

Правообладатель иллюстрации bbc

На берегу океана в лагере переселенцев 20-летний Лах Тин думал, как ему быть дальше. В его семье из пяти человек он был единственным мужчиной-кормильцем.

"Если я утону, моей матери и сестрам никто не поможет. С моим английским я хотя бы как-то могу заработать на жизнь. Даже если я накоплю на побег, я останусь, пожалуй, не брошу семью", - рассуждал после поминок Лах Тин.

"Надейтесь"

В Янгоне молодые активисты - этнические рохинджа - борются за то, чтобы лагерь в штате Ракхайн открыли, а людей выпустили, до того как ситуация безнадежно обострится.

Вай Вай - одна из лидеров движения против дискриминации меньшинств. Она и ее организация Women Peace Network Arakan - надежда для ее народа. Arakan обучает около 500 женщин-активисток английскому и праву.

Во время выборов прошлого года Вай Вай с отцом, бывшим диссидентом Бирмы, побывали в лагере.

"Я очень хорошо понимаю молодых людей в этом лагере, ведь я сама прожила семь лучших лет своей юности за решеткой", - рассказывает Вай Вай Ну.

В 2005-м году всю ее семью, этнических рохинджа, приговорили к 17-ти годам заключения лишь за то, что ее отец был сторонником Аун Сан Су Чжи.

"Меня обступили молодые девушки и парни и спрашивали, когда же они смогут получить высшее образование. Я не знала, что им ответить, кроме того, что просто надейтесь. Я вышла и теперь активно тружусь и учусь, и у вас будет шанс. Просто никому неизвестно когда",- рассказала Вай Вай.

Новости по теме