Во Франции спорят о национальном самосознании

  • 8 ноября 2009
Министр по делам иммиграции Эрик Бессон
Image caption Министр по делам иммиграции Эрик Бессон: Что значит быть французом?

Во Франции полным ходом идут дебаты о необходимости воспитывать национальное самосознание граждан.

Основные вопросы, вокруг которых разворачиваются дискуссии, звучат так: "Лично для вас что означает сегодня быть французом?" и "В чем вклад иммигрантов в дело национальной самоидентификации?"

На протяжении трех месяцев, вплоть до 4-го февраля, различные французские ассоциации, профсоюзы, учителя, родители школьников, студенты и политики будут собираться в префектурах и супрефектурах по всей стране, а также вести дискуссии в интернете, пытаясь найти ответ на вопрос: что нужно сделать, чтобы сплотить французскую нацию и вернуть французам утерянное чувство национальной гордости и патриотизма.

"Я убежден в том, что можно не быть французом по происхождению, но ощущать себя французом сильнее, чем тот, кто французом родился, - говорит специалист по компьютерным технологиям Хамид Афтати, которого привезли во Францию в трехлетнем возрасте. – Лично я на 100 процентов чувствую себя французом, человеком французской культуры. Я ощущаю свою привязанность к этой земле, чувствую, что здесь мои корни, и каждый раз, когда приезжаю в Марокко, понимаю, что там я в гостях, а здесь – дома".

Родители Хамида Афтати переехали во Францию из Марокко в начале 1970-х годов. Как говорит Хамид, они до сих пор плохо говорят по-французски, никогда не просили у французских властей гражданство, никогда не испытывали благодарности по отношению к той земле, которая их приняла, и убеждены в том, что Франция не дала им того, что обещала 40 лет назад.

"Нас было четверо детей, и родители мало нами занимались, у них была масса своих проблем, - вспоминает Хамид. - Они как бы нам говорили: берите свою судьбу в свои руки и выживайте. Мне повезло, я хорошо учился, никогда не имел особых проблем с работой и никогда не чувствовал в свой адрес проявлений расизма".

Гетто

"Но далеко не всем выходцам из иммигрантских семей так везет. У меня много друзей, которые годами мыкаются, пытаясь снять квартиру, найти работу. Хорошо, если после всего этого у тебя не опускаются руки. Но часто, когда случается провал, гораздо проще возложить вину на кого-то, сказать, что тебя притесняют и замкнуться в среде таких же, как и ты", - рассказывает Хамид Афтати.

Image caption Хамид Афтати: во Франции я дома, в Марокко - в гостях

Как говорит Хамид, проблема в том, что иммигранты десятилетиями живут в своих общинах, так называемых гетто, не желая ассимилироваться. В результате Франция движется в одном направлении, обитатели гетто – в другом. Это, убежден Хамид, разные миры, разные менталитеты.

"Иногда мне кажется, что нужно взять самое молодое, чистое в сознании поколение детей, родившихся в иммигрантских семьях, и чуть ли не принудительно интегрировать его во французское общество. Да, тогда мы окончательно потеряем связь с предыдущем поколением. Ну что же, это будет та жертва, которая, возможно, поможет что-то изменить в нашей стране", - говорит Хамид Афтати.

Все эти мысли он намерен высказать в интернете, приняв таким образом участие в общенациональных дебатах. Как говорит Хамид, вопрос состоит в том, к чему приведут эти дебаты, и не получится ли так, что политики просто используют результаты в своих интересах.

Идейный вдохновитель

Организатором и идейным вдохновителем дебатов стал Эрик Бессон, министр по делам иммиграции, интеграции и национальной самоидентификации, ныне "правая рука" Николя Саркози. Интересно, что еще не так давно Бессон состоял в Социалистической партии Сеголен Руаяль, занимая должность секретаря по экономическим вопросам.

В феврале 2007 года, в самый разгар президентской кампании, Бессон оставил пост советника Руаяль, вышел из соцпартии и выразил поддержку ее главному сопернику в борьбе за президентский пост, правоцентристу Николя Саркози.

Во время второго тура выборов Бессон специально прибыл в Дижон, где заявил перед многотысячной толпой сторонников Саркози: "Да, я придерживаюсь левых взглядов, но намерен голосовать за того, кто занимает правую позицию, поскольку именно этот человек лучше других защищает ценности, в которые я верю".

Сегодня оппозиция не перестает критиковать Бессона и Саркози за то, что дебаты организованы исключительно для достижения политических целей. В марте во Франции пройдут выборы глав регионов, и оппозиция упрекает Саркози в том, что он посредством дебатов хочет умножить свой электорат.

Сам Николя Саркози, отвечая на критику в свой адрес, заявляет: "Я был избран для того, чтобы отстаивать и защищать в стране идею национального самосознания! Эта идея меня ничуть не пугает, я ее признаю и настаиваю на ее правоте!"

Согласно социологическим опросам, около 60% французов поддерживают власти в проводимых дебатах.

Единый гимн

"Если мы со школьной скамьи не воспитываем в детях уважение к национальным ценностям, к своей истории, не требуем от них знать эту историю, знать и уважать свои корни, то совершенно очевидно, какой именно человек спустя годы покинет школьные стены, - говорит преподаватель истории и географии во французском колледже Клод Белье, который принимает участие в дебатах в окрестностях Тулузы".

Image caption Большинство французов поддерживает идею проведения дебатов

"Мне кажется, что сформулированные в дебатах вопросы действительно актуальны. На протяжении нескольких лет мы никак не можем ответить на вопрос, что же нас, французов, объединяет, каковы те ценности, которые дороги каждому из нас, из чего состоит тот "цемент", который делает нашу страну единой нацией. Лично я отчетливо вижу, что этот "цемент" истощен. Сегодня само слово "патриотизм" вызывает в стране неоднозначную реакцию. Вас либо обвинят в ультра-правых настроениях, либо вообще не поймут, о чем это вы", - говорит Клод Белье.

Другой участник дебатов, юрист Мишель Плувье убежден в том, что сама постановка вопросов, предлагаемых для обсуждения – это откат в прошлое.

"Нам говорят, что быть французом – это значит уважать ценности французской республики. Но разве быть англичанином, немцем, испанцем, итальянцем, греком и т.д. означает что-то иное? Да, мы говорим по-французски, но ведь ценности у нас общеевропейские! Только преодоление национальных границ и языковых барьеров поможет нам победить шовинизм и национализм. И вообще, нам давно нужен единый европейский гимн!" – считает Мишель Плувье.

Однако министр по делам иммиграции, интеграции и национальной самоидентификации Эрик Бесон – иного мнения. Именно ему принадлежит еще одна идея, которая также вызвала во Франции неоднозначную реакцию. "Ничего не будет плохого в том, если учащиеся хотя бы раз в год будут слышать в своих школах Марсельезу", - заявил Бессон еще до начала дебатов. Правительство уже определило ряд регионов, где идея министра будет воплощена в жизнь.

Солдат демократии

"Лично у меня все это вызывает неприятие и тревогу, - сказал в интервью Би-би-си журналист одного из французских телеканалов и отец троих детей Жан-Поль Саварт. – Слова Марсельезы призывают к насилию, к кровопролитию и отбрасывают нас на столетия назад! Я даже представить себе не могу, что мой 13-летний сын будет вынужден участвовать в этом спектакле! Разумеется, я воспитываю в нем уважение к истории, к культуре. Но не для того, чтобы развить в нем чувство патриотизма! Я просто хочу, чтобы он вырос образованным человеком, свободным в своих мыслях и самовыражении. Мой старший сын, например, добровольно записался в армию и в декабре станет солдатом. Но делает он это вовсе не из патриотических соображений! Он идет защищать не Францию, а принципы демократии и свободной Европы. И я боюсь, что дебаты ставят эти принципы под угрозу", - говорит Жан-Поль Саварт.

Впрочем, во Франции немало и тех, кто не принимает дебаты всерьез. Обозначенные проблемы, говорят скептики, настолько глобальны, что одними лишь разговорами их не решить. А лучший способ получить ответы на поставленные вопросы – это вовсе их не задавать.

Новости по теме