Исламский проповедник обращается к телезрителям

  • 18 декабря 2009
Амр Халед
Image caption Амр Халед: не самый типичный мусульманский проповедник

Неповторимая манера сделала мусульманина Амра Халеда одним из самых популярных проповедников в мире.

Его известность достигла таких высот, что журнал Time, составивший список наиболее влиятельных людей мира, поставил Халеда на 13-ю строчку.

В каирских магазинах диски с записями его проповедей стоят на самых верхних полках, рядом с фильмами Брюса Уиллиса и Чарли Чаплина.

Стиль его выступлений, напоминающий скорее выступление рок-звезд или телеобращения американских священников-евангелистов, вызвал волну негодования со стороны многих духовных лидеров ислама, и Халед был вынужден уехать из Египта, где родился и вырос.

Однако, благодаря спутниковым телеканалам, теперь его проповеди может услышать значительно больше людей, чем вместила бы мечеть или университетская аудитория, в которых ему приходилось выступать раньше.

"Вы уволены!"

Поняв, что его телевизионные выступления неизменно собирают многомиллионные аудитории по всему миру, Халед намерен запустить собственную версию знаменитого телешоу "Кандидат" (The Aprentice).

"Цель этого проекта не в том, чтобы заработать денег, а в том, чтобы подготовить молодежь к служению обществу", - заявил он Би-би-си.

Шоу "Кандидат" появилось в США, его ведущим стал известный бизнесмен Дональд Трамп, который хотел найти подходящего человека на важную вакансию в своей фирме.

В английской версии шоу конкурсанты соревнуются за место в компании мультимиллионера лорда Шугара, за должность с зарплатой, измеряемой шестизначным числом. Претенденты по очереди выбывают из игры, услышав от ведущего сакраментальное: "вы уволены!"

Однако, по словам Халеда, главное отличие его телепрограммы от этих шоу заключается в том, что соревнования будет представлять собой не гонку за какими-то материальными благами, а поиск участника, который сможет предложить лучшую идею того служения обществу.

"В рамках одного из заданий им предстоит отправиться в деревню, - приводит пример проповедник. - Там мы увидим, кто лучше остальных сможет помочь деревенским беднякам".

Самые яркие будут вознаграждаться, а тот, кто справился с задачей хуже всех, покинет телешоу.

Смена парадигмы

Секрет популярности Халеда прост, считает закутанная в пестрый шарф девушка на одной из каирских улиц: "Он говорит с нами на одном языке".

В отличие от традиционных проповедников, он носит обычную одежду и говорит, как говорят обычные люди, используя разговорные, понятные простым египтянам слова. В то время как специально обученные имамы обычно прибегают к классическим арабским формулировкам.

В качестве основы для своей уникальной манеры обращения к аудитории Халед взял стиль популярных телеобращений священников-евангелистов. Однако отличие его проповедей от тех, к которым привыкли мусульмане, состоит не только в том, на каком языке говорит проповедник, утверждает Женевьев Абдо, автор книги о возрождении ислама в Египте.

Новое поколение проповедников, полагает она, выполняют важную задачу. "Они нашли способ связать религию с современным образом жизни, - объясняет она. - Другими словами, именно ваше поведение определяет, хороший ли вы мусульманин, а не то, сколько раз в неделю вы цитируете Коран или как часто ходите в мечеть".

В этом смысле молодые телепроведники представляют собой определенную смену парадигмы. При том что традиционные священнослужители упирают на ритуалы, новые - на личное поведение и социальную ответственность.

"Пророк Мохаммед говорил: работать, поддерживать бедную семью - это лучше, чем быть в мечети на протяжении 40 дней, - напоминает Халед. - Помогать обществу верой - вот мой путь".

Потеря связи?

Проповедники, подобные Халеду, навлекают на себя гнев религиозного истеблишмента, который нередко обвиняет их в отсутствии формального образования, но их популярность, вероятно, свидетельствует о том, что традиционные деятели ислама теряют связь с простыми людьми, в большинстве своем молодыми.

Image caption Один из последователей Халида, Мустафа Хосни, готовится к эфиру

Это "более индивидуалистичный подход к религии", - так ответил политолог и писатель Эзз Эль Дин Шукри на мою просьбу оценить этот феномен.

"Это отчасти напоминает реформу христианства в Средние века, - поясняет он. - Вы отходите от внешней власти, переходите к роли индивидуальности в интерпретации текстов, в поисках своего пути в жизни".

Однако, добавляет Шукри, эта тенденция - палка о двух концах: "Телевидение позволяет тебе завладевать вниманием десятков миллионов людей в арабском мире. А когда у тебя столько власти, кто даст гарантию того, что сказанное тобой не навредит этим людям? Как мы узнаем, когда ты поступаешь неверно? Вы как общество не можете допустить, чтобы у кого-то была такая власть без того, чтобы эту власть не проверять".

Пурпурное сердце

Современный стиль Амра Халеда - и его успех - привели к появлению новой волны исламских телепроповедников. Один из них - Мустафа Хосни.

Студия, из которой в эфир выходит еженедельная программа Хосни, выглядит так, будто здесь работают над каким-нибудь шоу из мира поп-музыки: на заднике - на фоне огромного пурпурного сердца - название передачи: "История любви".

"Пришло время говорить с молодыми на их языке, жить в их мире", - убежден Хосни.

И это работает. Вдоль берегов Нила огромные толпы собираются на рок-концерт. Здесь много молодых девушек, закутанных в исламские платки.

Смотрят ли они проповедников по телевизору? Обращают внимание на то, что им говорят с экрана? Конечно, отвечают они: "У них те же мысли, что и у нас".

Новости по теме