Крыса вместо миноискателя?

  • 5 марта 2010

Мина - страшный, не разбирающий цели боеприпас.Количество мин в развивающихся странах приводит в уныние. Могут ли в решении этой проблемы помочь крысы - с их чувствительнейшим обонянием?

Image caption Алвин Холл дает советы по выводу проекта "Апопо" на коммерчески успешные рельсы

Мы громыхаем по изрытой грязной дороге; за нами стелется толстый хвост красной пыли.

Четыре часа езды от столицы Мозамбика Мапуту - и мы прибываем в маленький пыльный городок Чокве. И только тогда я начинаю на самом деле понимать, куда ехал. Мы направляемся к самому большому минному полю из тех, что существуют сегодня в Мозамбике.

Поездку нам помогли организовать люди из "Апопо" - социального предприятия, опробующего уникальный способ разминирования: с помощью дрессированных крыс.

Крысы-герои

Имея в виду потрясающее обоняние крыс, "Апопо" натаскивает грызунов на обнаружение в минах тринитротолуола. Мы уже видели, как их тренируют в Танзании, а теперь хотим увидеть их в работе - здесь, в Мозамбике.

Одно из главных препятствий на пути развития сельского хозяйства в этой стране - присутствие (или даже предполагаемое присутствие) мин.

Это наследие страшной гражданской войны, продолжавшейся больше полутора десятилетий, приведшей к гибели сотен тысяч людей и оставившей после себя, по оценкам, три миллиона неразорвавшихся мин.

Фламандец Барт Вейтьенс, большой энтузиаст работы с грызунами, считает, что слишком большое количество африканских общин зависит от знаний и опыта иностранцев, без которых они зачастую не в состоянии заниматься самой обычной деятельностью, не говоря уж о разминировании.

Он убежден в том, что может обучить местных жителей тому, как использовать имеющийся в их распоряжении инструмент, а именно обитающих в этом регионе крыс. Как собаки Павлова, эти крысы натренированы так, что ассоциируют стимул с вознаграждением, только стимул в данном случае - не звук колокольчика и не загорающаяся лампочка, а запах тротила.

Когда мы гостили у Барта и его коллег в Танзании, где они натаскивают крыс, все было очень весело и легко. Большие - и в то же время удивительно милые - крысы карабкались всюду, забирались на членов нашей съемочной группы. Но теперь мы в Мозамбике, и прозвища этих животных - Крысы-герои - неожиданно обретает куда более серьезный, совершенно подходящий к реалиям смысл.

Дешевле собак

Нам всем пришлось надеть спецкомплекты. Тяжелые, невероятно душные, они обеспечивают некоторую защиту, но вряд ли в состоянии спасти нас от смертоносных осколочных мин.

Image caption Учуяв запах тротила, крыса начинает копать

Мы наблюдали за тем, как крысы бегают вдоль натянутых проводов между двумя тренерами. Когда животные чуют мину, они останавливаются, обнюхивают землю и начинают копать. Это указывает сотрудникам "Апопо" на то, что крысы нашли мину или какую-то взрывчатку, которую теперь нужно извлечь.

Крысы, по словам людей из "Апопо", действуют намного быстрее, чем люди с миноискателями. К тому же они не отвлекаются на посторонние металлические предметы в земле. И еще содержать их куда дешевле, чем собак, и легче передавать от одного инструктора другому.

То есть с экономической точки зрения использование крыс вполне разумно. Работу "Апопо" оплачивают клиенты; обычно это правительство одной из стран-доноров или структуры ООН, так что это вполне деловые отношения.

Однако весь процесс долог и дорогостоящ, и эти деньги покрывают только расходы, а прибыли не приносят. А это значит, что крысиное разминирование вряд ли может стать рентабельным бизнесом.

До сих пор "Апопо" полагается на гранты в области исследований и развития. Проблема, по иронии судьбы, состоит в том, что теперь, когда крысы доказали свое право на существование с технологической точки зрения, число грантов может начать сокращаться.

И организации нужен новый надежный финансовый источник.

Поиски туберкулеза

Здесь может пригодиться совет британского финансового эксперта и телеведущего Алвина Холла. "Апопо" собирает некоторые средства при помощи своего веб-сайта и кампании "Крысы-герои", которая предлагает как отдельным людям, так и целым организациям брать на себя спонсорство одной из крыс и присваивать им клички.

Алвин считает, что организация должна расширять эти возможности, не в последнюю очередь за счет увеличения суммы минимального платежа. Кроме того, он советует им попытаться учредить большой фонд для пожертвований, в который смогут делать вклады богатые люди, корпорации, либо фонды.

Однако Барт Вейтьенс надеется на то, что в будущем он сможет готовить крыс к целому ряду различных работ, связанных с обнаружением чего бы то ни было, и его питомцы будут выполнять самые разные задачи - от поисков наркотиков до медицинского обследования.

В Танзании "Апопо" уже проводит испытания программы использования крыс в диагностировании туберкулеза по пробам слюны пациентов. В течение нескольких минут крыса может справиться с таким количеством проб, на анализ которого у лаборанта уйдет целый день. А кроме того, им удается засечь признаки туберкулеза даже в таких образцах, которые прошли через традиционные тесты и заболевания не выявили.

Человек и крыса

"Апопо" надеется стать тем центром, на который будут ориентироваться все занимающиеся подготовкой и развитием грызунов-детекторов; что они станут сдавать в аренду своих дрессировщиков и животных и обучать местных жителей тому, как они сами могут использовать обитающих по соседству грызунов себе на благо.

У Барта прекрасные идеи, а "Апопо" делает прекрасную работу по реализации его идей на практике. Но я боюсь того, что поскольку "Апопо" является единственной организацией, использующей в разминировании крыс, один-единственный случай с летальным исходом может стать пиар-катастрофой.

Торговля героическими крысами - и без того нелегкая задача.

Когда я наконец добрался до минного поля и прошел по земле, безопасность которой накануне установили крысы, я очень нервничал. Не пропустили ли они мину?

И - совсем не просто понять, нервничал бы я точно так же (или меньше), если бы знал, что эта тропа расчищена человеком с металлоискателем? Я никогда до этого не был на минном поле, так что ответа не знаю.

А потом мне сказали, что за несколько дней до этого сапер из другой организации, работающей в Мозамбике, решил пообедать. Он отложил металлоискатель и пошел по дорожке, которую только что расчистил. Наступил на мину, которую сам же пропустил, и погиб.

Ну и почему же я должен доверять склонному ошибаться человеку больше, чем животному, которого обучили тому, что его выживание зависит от успешного обнаружения мин?

Новости по теме