Мирный процесс в формате реалити-ТВ

  • 12 июня 2010
Реалити-шоу
Image caption В реальной жизни израильтяне и палестинцы трудно находят общий язык

12 молодых израильтян и палестинцев поместят на уединенную виллу с тем, чтобы под наблюдением десятков телекамер подробно обсудить непростые реалии арабо-израильского конфликта.

Для кого-то такой сюжет – это воплощение самого страшного кошмара, но Мухаммад Оулад, создатель нового реалити-шоу "Марсельские соглашения" (по аналогии с небезызвестными Норвежскими соглашениями, подписанными в Осло в 1993 году и положившими начало мирному процессу между Израилем и палестинцами), считает, что только таким путем можно вернуть надежду тем, кто отчаялся от бесплодных попыток политиков и дипломатов.

В сентябре этого года шесть израильтян и шесть палестинцев – женщин и мужчин, левых и правых, религиозных и светских, поселенцев и израильских арабов, примерят на себя тяжелые башмаки переговорщиков и узнают на своем опыте, какие ловушки подстерегают тех, кто стремится к миру на Ближнем Востоке.

На протяжении десяти эпизодов участники обсудят проблемы безопасности, вопрос о праве на возвращение палестинских беженцев, проблему Иерусалима, границ будущего палестинского государства, и, что, на взгляд Оулада самое главное – узнают друг друга.

"Большого брата" не будет

Камера будет следить за участниками эксперимента во время дискуссий, а также совместных трапез и социальных мероприятий, однако создатели шоу намерены избежать "желтизны", и не собираются снимать своих героев в интимной обстановке, в отличии от других программ из жанра реалити.

"Может быть и у нас будут свои Ромео и Джульетта. Однако, даже в том случае, что кто-то действительно влюбится, мы не собираемся это использовать в передаче, несмотря на большой соблазн", говорит Мухаммад Оулад.

Image caption Идея этого ТВ-шоу родилась у Оулада во время изриальской операции в секторе Газа

Еще одно существенное отличие этой программы от похожих передач - отсутствие крупного денежного приза для победителя.

Ведь в соответствии с концепцией, если в конце последнего эпизода участники смогут представить полноценное мирное соглашение, которое будет устраивать обе стороны – это и есть настоящий приз.

"Не факт, что они смогут выработать такое соглашение, и, это, безусловно, будет грустно, и все же – очень важно, чтобы эти люди смогли познакомиться и узнать друг друга получше", - говорит Оулад.

Вначале был "Литой свинец"

На этой неделе Мухаммад Оулад, известный французский продюсер и документалист, посетил Израиль и Палестинскую автономию, где провел приготовления к отборочному туру, который должен начаться уже в ближайшее время.

В интервью израильскому изданию "Ахбар ха-Ир" он рассказал, что идея этого проекта родилась после израильской операции "Литой свинец" в секторе Газа в начале 2009 года.

Оулад родился в Марокко и эмигрировал во Францию в возрасте 19 лет. Женат на писательнице Мазарин Панжо, внебрачной дочери бывшего президента Франсуа Миттерана.

"Во время "Литого свинца" я находился в Марокко и был потрясен тем, что люди называли то, что происходило в Газе, Холокостом. То, что Израиль сделал с палестинцами - это ужасно, однако никак не сопоставимо с Холокостом. Мне было стыдно за своих соотечественников".

Новый проект, который будет показан по французскому телеканалу France-3, предназначен прежде всего для европейской аудитории, которая, на взгляд Оулада, имеет смутное представление об истории и реальности ближневосточного конфликта.

Image caption Большинстов палестинской молодежи не знает слова "компромисс"

Он и его сподвижники уже несколько лет колесят по Франции и проводят беседы о стереотипах и предвзятом мнении в отношении евреев, арабов и любых других людей.

"Очень часто, - говорит Оулад, - арабы настроены более пропалестински, чем сами палестинцы, а европейцы отстаивают интересы Израиля больше, чем сами израильтяне. Я хочу, чтобы люди узнали, насколько это сложный и запутанный конфликт".

Надежды юношей питают

Пока кастинг участников еще не начался, трудно сказать, удастся ли авторам проекта осуществить весьма непростую задачу, которая порой бывает не под силу даже американским президентам: усадить за стол переговоров всех представителей израильского и палестинского общества.

Захотят ли принять участие в шоу израильские религиозные ультраортодоксы, которые избегают любых добрачных контактов с лицами противоположного пола, а также активисты движения ХАМАС, учитывая, что лидеры движения не готовы вступить в переговорный процесс с Израилем даже ценой продолжительной блокады сектора Газа?

Смогут ли организаторы проекта получить разрешения на выезд для палестинских участников, а также для израильских призывников, которые вскоре начнут военную службу?

На каком языке будут проходить переговоры и общение, ведь Оулад уже заявил, что не собирается включить только тех, кто говорит по-английски, чтобы не обойти слабые слои населения.

И захотят ли европейцы, пресыщенные затяжным конфликтом "по-телевизору", смотреть на то, как израильтяне и палестинцы тщетно пытаются вытянуть себя за волосы из зыбкой трясины недоверия и ненависти, наподобие легендарному барону Мюнгхаузену?

Некоторые израильтяне, которые прочли интервью с французским продюсером, написали, что это пустая трата времени, поскольку "мир в пробирке" никогда не приживется в реальной жизни. Однако Мухаммад Оулад не теряет надежды.

"Люди должны понять, каким образно можно вместе ужиться на одной территории. Я пытаюсь наладить ситуацию на Ближнем Востоке так, как умею", - говорит он.

Новости по теме