Места и жертвы трагедий принадлежат мародерам

  • 8 июля 2010
На месте авиакатастрофы под Смоленском
Image caption Мародеры появляются всякий раз, когда происходит крупная катастрофа

Техногенные и природные катастрофы почти всегда являются потрясением для общества, но еще больший шок вызывают известия о мародерах, сопровождающие большинство подобных трагедий.

Гибель президента и едва ли не всего руководства Польши в результате авиакатастрофы на территории России стала потрясением для обеих стран.

После крушения под Смоленском в апреле этого года самолета, в котором летел Лех Качинский и несколько десятков ведущих польских политиков и общественных деятелей, вскрылся факт, что четверо солдат, стоявших в оцеплении на месте катастрофы, похитили кредитные карты одного из погибших и сняли с них 2 тысячи долларов.

На днях стало известно о новом случае предполагаемого мародерства, связанного с той же аварией. Польская пресса сообщила о пропаже золотых часов и запонок другого погибшего, председателя Национального банка страны Славомира Скшипека, а прокуратура начала проверку.

Юридический аспект

Эксперты считают, что мародерство - это не исключение из правил, не особый психический выверт редких уникумов. Мародеры появляются всякий раз, когда происходит крупная катастрофа, несчастный случай или террористический акт, ну, и, конечно, война.

У мародерства нет ни возраста, ни границ, ни национальности, а в случае с Россией - нет и состава преступления по уголовному законодательству страны.

Кандидат юридических наук Борис Чигидин объясняет, что в самом худшем случае мародеру в России может грозить срок за простую кражу, то есть по статье 158 Уголовного кодекса.

По этой статье (о краже, совершенной группой лиц по предварительному сговору) обвиняют четверых солдат-срочников - Сергея Сырова, Игоря Пустовара, Артура Панкратова и Юрия Санькова, присвоивших себе кредитные карточки главы польского Совета по охране памяти борьбы и мученичества Анджея Пшевозника, разбившегося в Ту-154 под Смоленском.

Милиционер, похитивший деньги и ювелирные украшения погибших при крушении "Боинга-737" в Перми в 2008 году, по той же статье был приговорен к полутора годам лишения свободы в колонии-поселении.

Юристы при этом считают, что общественная опасность мародерства существенно выше, чем кражи. В этом случае не так важен размер украденного, как сам факт совершения преступления.

"В первую очередь это связано с крайней аморальностью, я бы сказал, запредельной аморальностью со стороны лиц, совершающих такие действия", - говорит Чигидин.

Отдельный вид кражи

Адвокат Игорь Трунов занимается делами, связанными с мародерством, больше десяти лет. По его словам, это не было осознанным выбором, тема нашла его сама. В 1999 году после взрывов домов в Москве на улице Гурьянова и на Каширском шоссе в его адвокатское бюро поступили жалобы на то, что погибших грабили и на месте трагедии, и уже позже в морге.

"Трупы, которые потом выдавали, не имели золотых украшений. А очевидцы говорили, что со стен, которые еще стояли, на специальных лестницах лазили и снимали картины и настенные украшения", - рассказывает Трунов.

В следующий раз тема мародерства всплыла в практике Трунова осенью 2002 года после освобождения заложников, захваченных группой Мовсара Бараева в Театральном центре на Дубровке. "В Норд-Осте было официально зафиксировано несколько случаев мародерства, когда с женщины без сознания милиционер снимал золотые украшения, а сотрудники ФСБ его за это побили", - говорит Трунов.

По другому случаю было заведено уголовное дело в связи с исчезновением вещественных доказательств, вещей и ценностей потерпевших, описанных следователями. Это дело, по словам адвоката, тянется до сих пор.

Юристы говорят о необходимости борьбы с мародерством в правовом поле. Борис Чигидин полагает, что наказание за мародерство должно быть прописано в третьей части статьи 158 Уголовного кодекса как отдельный вид кражи. При этом, независимо от размеров материального ущерба, наказание должно быть от 2 до 5 лет лишения свободы, убежден юрист.

Игорь Трунов в этом расходится со своим коллегой, считая, что такое явление, как мародерство, заслуживает отдельной статьи и отдельного состава преступления. Правда, наказание он видит более мягким – до трех лет лишения свободы. Главное, по его мнению, не суровость кары, а ее неотвратимость.

Древнейшие традиции

Психолог Леонид Китаев-Смык, говоря о психологических механизмах действий мародеров, объясняет их на примерах древнейших традиций охотников и собирателей.

Image caption После теракта 11 сентября 2001 года полиция арестовала по обвинению в мародерстве 160 человек

"Вошел в лес, что нашел, то мое: грибы, ягоды. Не просто ничьи, а мои, раз я их нашел. Дичь – моя. Нашел ворога и убил его, снял все с него – мое. Нашел мертвого ворога или просто какого-то мертвого – все мое", - объясняет специалист.

Кроме того, Китаев-Смык говорит о мародерстве как об инверсии, перевернутом протесте против гибели людей и гибели их имущества. Когда мародер берет что-то, потому что у него внутренний протест против смерти, против того, что пропадают вещи. Им движет желание хоть что-то спасти, присвоив себе, считает психолог.

Объясняя психологическую подоплеку таких действий, Китаев-Смык не оправдывает их. Он считает, что если общество не будет на всех уровнях, и гражданском, и культурном, и государственном бороться с такими явлениями, его ждет гибель.

Кто первый, с того и спрос?

Факты мародерства в мирное время фиксируются не только в России. Крупномасштабные катастрофы практически нигде не обходятся без участия стервятников. Сведениями об их бесчинствах пестрят сообщения СМИ о землетрясениях в Чили, на Гаити и в Бразилии, тайфунах на Кубе и в Мексике, наводнениях в Новом Орлеане и Праге.

Однако российская специфика, похоже, заключается в доле среди мародеров людей в форме, чьей задачей должна была бы быть охрана порядка, помощь и спасение людей.

В 1992 году после авиакатастрофы в Чите пресса писала, что Забайкальское УВД на транспорте возбудило несколько уголовных дел по фактам мародерства прибывших на место катастрофы спасателей. Поскольку спасать было некого, они стали собирать остатки продуктов из развалившегося самолета, а также прикарманивать личные вещи и деньги погибших.

В 2006 году руководство МЧС после громкой трагедии во Владивостоке официально запретило начальникам всех уровней покрывать сотрудников, замешанных в мародерстве. Тогда после пожара в отделении "Сбербанка" погибли девять человек. Трое пожарных украли из сумочек работниц банка сотовые телефоны.

Начальник управления информации МЧС России Ирина Андрианова отказалась комментировать Русской службе Би-би-си тему мародерства при чрезвычайных ситуациях, сославшись на то, что несколько раз российское МЧС слышало подобные обвинения в свой адрес, и министр Шойгу болезненно реагирует на любое обсуждение этой темы.

Однако она отметила, что первое, что происходит при чрезвычайной ситуации - это оцепление места бедствия силами МВД. Вот милиции, по ее словам, и нужно задавать такие вопросы.

Мародерство - бич неблагополучных стран?

Руководитель мобильного госпиталя МЧС России Александр Иванюсь, работавший на Гаити после недавнего землетрясения, рассказал корреспонденту Русской службы Би-би-си, что причиной мародерства там стало бездействие местных властей.

Люди были голодные, а рядом стояли склады с продуктами. По его словам, у людей не было иного выхода, кроме разграбления этих запасов.

Иванюсь говорит, что мародерство среди мирного населения – обычное явление в бедных странах. В благополучных обществах его нет.

Тем не менее факты говорят о том, что мародеры могут появиться в любой стране. После террористического акта 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке полиция арестовала по обвинению в мародерстве 160 человек. Большую часть отпустили, но некоторых отправили за решетку на 10 лет.

В 2003 году после катастрофы шаттла "Колумбия" неподалеку от границы Техаса и Луизианы мародеры разобрали "на сувениры" значительную часть обломков космического корабля.

Во время наводнения в Новом Орлеане после урагана "Катрина" в 2005 году случаи мародерства отмечались массово. В какой-то момент полиции и военным был отдан приказ в первую очередь сосредоточиться на борьбе со стервятниками, а уже потом заниматься восстановлением инфраструктуры.

После наводнения в Европе в 2002 году из Праги шли сообщения о людях, которые были не прочь поживиться за счет имущества, оставленного в подтопленных домах. А крушение в 2007 году грузового судна "Наполи" в проливе Ла-Манш вызвало мародерский ажиотаж в Британии. Пресса писала о сотнях людей из разных концов Соединенного Королевства, ринувшихся в графство Девон, у берегов которого произошла катастрофа.

Новости по теме