Профессиональные солдаты тоскуют по войне

  • 20 июля 2010
Гроб с телом погибшего морпеха
Image caption Опасности войны объединяют солдат в боевое братство

На каждого американского солдата, проходящего службу на театре боевых действий, приходится трое военнослужащих, которые остаются на территории США с целью обеспечения тыловой поддержки.

Однако для многих из этих тыловиков невозможность участия в военных действиях становится причиной серьезных психологических проблем.

Бывший морской пехотинец Джей Агг записался в корпус морской пехоты после событий 11 сентября 2001 года. Он сознавал тогда все опасности, в том числе и возможность серьезного увечья или гибели.

Но когда срок его службы подошел в 2006 году к концу, он испытал большое разочарование. Он очень хотел попасть в Ирак, когда там развернулись военные действия, но воля начальства оказалась иной.

Непонимание общества

Можно подумать, что солдаты, остающиеся в тылу, испытывают облегчение, зная, что им не угрожают опасности войны.

Но на самом деле так бывает далеко не всегда. Многие военнослужащие испытывают ощущение непонимания со стороны общества, так как не всегда могут объяснить свое отношение к войне .

В годы, когда шла война во Вьетнаме и в Америке существовала система призыва в армию, многие молодые люди делали все, чтобы избежать мобилизации. Одни становились симулянтами, другие эмигрировали в Канаду, третьи срочно женились и обзаводились детьми.

Но с отменой призыва и переходом армии на добровольную основу все изменилось. Новобранцы, как правило, хорошо сознают грозящие им опасности и поэтому чувствуют себя обделенными и даже обманутыми, когда их не посылают на войну.

За почти десять лет, в течение которых американская армия ведет боевые действия в Ираке и Афганистане, боевые потери составили около 5 с половиной тысяч человек. При этом значительная часть служащих корпуса морской пехоты и армии побывала в зонах боевых действий.

Те же, кто был лишен этого права, сравнивают свои ощущения с чувствами футболистов, которые прошли все тренировки, но так и остались на скамье запасных во время решающего матча.

Но еще сложнее для них объяснять окружающим то, что они переживают.

Ицхак Лефлер, который пошел служить в морскую пехоту сразу после окончания школы в 2001 году, рассказывает, что когда кто-то узнает, что он служит в армии, то сразу задает вопрос о том, сколько человек он убил.

"Мне всегда трудно говорить о том, что я не участвовал в боевых действиях. Обычно такой разговор заканчивается вопросом – что же вы тогда делаете? - как будто в армии нет других дел", - говорит Лефлер.

Он имеет двойное американо-израильское гражданство и поскольку ему требовался доступ к секретным данным, командование поставило его перед выбором: либо он отказывается от такого доступа, а с ним и надежды на участие в боевых действиях, либо сдает израильский паспорт.

Лефлер предпочел сохранить израильское гражданство, но был оставлен в тылу. И вот теперь, отслужив восемь лет, пройдя длительную и дорогостоящую подготовку, он чувствует, что все это было напрасным трудом.

"Не то, чтобы я был таким кровожадным, – говорит Лефлер. - Просто среди морских пехотинцев, с которыми я проходил подготовку, быстро возникает чувство боевого братства. Мне хотелось также побывать в других странах и вообще исполнить свой солдатский долг".

Война притягивает?

Оборотной стороной этой психологической проблемы является привычка к войне, которая заставляет некоторых солдат снова и снова записываться для прохождения военной службы в боевых условиях.

Image caption Перед патрулированием в Афганистане многие вспоминают о боге

Майкл Де Вон служил в военной полиции в Ираке и Афганистане. По завершении срока он решил уйти в резерв и продолжить образование.

Но через три года он не выдержал и записался на третий боевой срок. В августе его пошлют в Афганистан.

Майкл Де Вон считает, что на гражданке его квалификация и опыт просто пропадали бесцельно. Но главное, он получал большое удовлетворение от своей работы в военной полиции – несмотря на все сложности и опасности.

Он также полагает, что чувство боевого братства, которое существует среди солдат на войне, не может сравниться ни с чем в мирной жизни.

"Твоя жизнь зависит от действий твоего товарища рядом с тобой – и он знает об этом. Ничего подобного в тылу нет", - говорит Майкл Де Вон.

Новости по теме