Новая гонка в космосе, теперь с Китаем. Чем она нам грозит?

Космонавты Правообладатель иллюстрации Reuters

Китай запустил на орбиту пилотируемый корабль "Шэньчжоу-11" с двумя космонавтами на борту, которые должны провести на орбите около месяца.

Этот полет - важный этап в амбициозной программе Китая по освоению космоса. В этой программе, в частности, - исследование обратной стороны Луны, ее будущая колонизация и запуск космического корабля к Марсу.

Китайская космическая программа настолько беспокоит Вашингтон, что в марте прошлого года американский конгресс предупредил, что Китай может в недалеком будущем стать соперником США в космосе - военным, экономическим, дипломатическим и коммерческим.

Каковы цели Китая в космосе? Стоит ли опасаться космических амбиций Поднебесной?

Ведущий "Пятого этажа" Александр Баранов обсуждает эту тему с экспертом по космонавтике Вадимом Лукашевичем и Александром Габуевым, руководителем программы "Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе" Московского Центра Карнеги.

А.Б.:Добрый вечер, семнадцатое октября, понедельник. В гостях у Пятого этажа сегодня Вадим Лукашевич - эксперт в области космонавтики и Александр Габуев - эксперт по Китаю, руководитель программы Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе московского центра Карнеги. Первого космонавта Китай запустил в космос в 2003 году, отстав от России на 42 года. Сейчас, всего 13 лет спустя, китайцы осуществляют передовые проекты в космосе, имеют 181 спутник на орбите, практически полный набор спутников, за исключением системы раннего оповещения. А еще через 8 лет, когда международная орбитальная космическая станция прекратит свою работу, Китай может оказаться единственной страной с постоянным присутствием космонавтов в космосе. Вас не беспокоят темпы, с которыми Китай не только стал одной из трех ведущих космических держав, но и грозит оставить позади 2 остальные?

В.Л.: Меня это, скорее, радует. В истории космонавтики всегда был дух соперничества между СССР и Америкой. И после того, как СССР исчез, Россия не в состоянии стать полноправным конкурентом Америки, что привело к серьезному замедлению темпов освоения космоса. Китай - хороший катализатор, который заставляет остальных участников космической деятельности активизировать свою работу в космосе. Он ведет очень планомерную работу. За последние 15 лет Китай имеет наиболее целенаправленную программу, которая идет без каких-либо сбоев. В России до сих пор из-за бюджетных и прочих проблем мы не можем достроить российский сегмент космической станции, США периодически объявляют о каких-то программах, типа освоения Луны, а потом это опровергают. Буш-старший и Буш-младший говорили о полетах на Марс, теперь Обама прямо перед своим уходом заявил опять о полете на Марс. А Китай, в отличие от США и России, идет очень целенаправленно, четко выполняя поставленные задачи. В этом плане Китай - угроза серьезная. С одной стороны - это вызов, с другой - очень благоприятный фактор для ускорения развития космонавтики.

А.Б.: Некоторые говорят, что то, что мы сейчас наблюдаем - новое соревнование двух систем. Можно ли это рассматривать как гонку в космосе авторитарного однопартийного капитализма и американской демократической системы?

А.Г.: Это отражение общего, весьма естественного соперничества между двумя крупнейшими и важнейшими державами современности, наиболее развитыми крупными экономиками второй половины 20 века - США и СССР. Там, конечно же, был военный компонент, который толкал освоение космоса вперед и обеспечил прогресс, который мы наблюдали. Для Китая космическая программа - совершенно естественный атрибут, он стал экономикой номер 1 по паритету покупательной способности, по номинальному ВВП, как ожидается, если он продолжит расти нынешними темпами, он обгонит США к 2025-2030 году. Такая крупная экономика интересуется космосом и будет инвестировать в это огромные деньги. Какой Китай является системой - авторитарной или рыночной, при однопартийной диктатуре - уже не столь важно. Если бы завтра Китай стал демократией, все равно соревнование в космосе продолжалось бы. Вопрос в том, насколько будет сильна военная составляющая, насколько две стороны будут готовы сотрудничать, насколько это соревнование будет толкать вперед все человечество.

А.Б.: Можно ли проводить параллели между нынешней начинающейся гонкой и той, которая ушла в прошлое? В 60х-80х годах военная составляющая космоса была больше гипотетической, то теперь она становится все более конкретной. Китайская космическая программа в большой степени руководится и контролируется военным ведомством. Военная составляющая становится все более актуальной, поэтому эта гонка становится все более опасной?

А.Г.: Это связано со спутниками и возможностью выведения их из строя, здесь нет ничего нового. Конечно, отличается количество группировок и роль средств связи для управления боевыми действиями на земле. Есть потенциал милитаризации ближнего космоса, размещения оружия на ближних орбитах. Но вряд ли это самая значительная часть той программы, о которой мы говорим. В США занимаются похожими вещами, равно как и Россия и другие страны, у которых есть на это деньги. Здесь огромную роль будет играть возможность заключить юридически обязывающее соглашение о предотвращении милитаризации космоса. С точки зрения интересов науки и державных амбиций будет иметь значение освоение дальнего космоса, пилотируемые полеты к планетам Солнечной системы и дальше. В этом Китай имеет высокий потенциал для соревнований и очень хочет соревноваться. В этом военные участвуют в меньшей степени.

А.Б.: В прошлом году американские конгрессмены заказали по этому поводу отчет. Он опубликован, и ссылается на множество китайских аналитиков, которые сходятся на том, что "господствующая высота в новой войне - это космос". Недавно Китай запустил новый спутник квантовой связи, практически неперехватываемой. Это тоже имеет военное значение.

В.Л.: Понимание того, что космос - место военного соперничества, существует еще со времен СССР. 15 мая 1987 года был запущен советский аппарат Полюс, прототип боевой лазерной станции. Сегодня военная составляющая тоже имеет место. Но в технологическом отношении сегодня Китай не сопоставим с Америкой, это только в перспективе. Но я хочу подчеркнуть невоенный аспект. В свое время человечество в лице американцев попало на Луну в 1969 году только благодаря Джону Кеннеди, и это было ответом на запуск первого спутника и полета Гагарина. Сейчас китайцы ставят целью высадку на Луну как третий этап своей глобальной космической программы, что заставит Америку всерьез подумать о возвращении на Луну, о полете на Марс. До сих пор эти программы останавливалась в отсутствие конкурентов под гнетом бюджетных ограничений. А военная составляющая, конечно, будет, от этого мы никуда не уйдем. И Китай в этом плане будет наращивать свои усилия, и Америка обеспокоена не сегодняшним состоянием китайской космонавтики, а перспективой через 10-15 лет.

А.Б.: В фильме "Марсианин" Мэтт Деймон выжил на Марсе, потому что растил там картошку, а это, оказывается, не так уж смешно. Эти два космонавта будут выращивать растения. И план у китайцев - с помощью этого обеспечить жизнедеятельность экипажа на более долгое время, чем раньше. Они уже экспериментировали на Земле, выращивали что-то и жили в закупоренном отсеке неделями. Это далеко идущие планы.

В.Л.: Конечно. Проектирование хотя бы частично замкнутых систем жизнеобеспечения космических полетов позволяет не только снизить грузопоток на орбитальную станцию, как это происходит сейчас, но и создать перспективы для среднедальнего космоса - Луна, Марс и так далее. На советских орбитальных станциях - Салют, потом Мир - по ряду составляющих система жизнеобеспечения самообеспечивалась - практически вся вода, которую космонавты выделяют, опять идет в потребление. По ряду параметров, например, пище, уже были эксперименты и на наших станциях, и на МКС - что они там выращивают лук и едят его. Это интересно, но до создания полностью замкнутой системы жизнеобеспечения еще очень далеко. Подобные эксперименты проводятся и у нас (например, Марс-500). Китай идет след в след за Америкой и Россией, ведущими державами, и это позволяет ему избегать тупиковых ошибок, которые были и у нас, и у Америки. Поэтому космонавты у них летают в космос реже, но программы очень четкие, насыщенные, и каждый последующий полет по своей сложности качественно отличается от предыдущего.

А.Б.: Китай в некотором смысле повторяет Японию, которая в свое время, начав с нуля, воспользовалась западным технологическим прогрессом и превратилась в мощного производителя различной электроники?

В.Л.: Япония не дошла до пилотируемых полетов, Европа тоже. Китай занимается космонавтикой достаточно автономно, реализует свои планы, опираясь уже на собственные ресурсы, создал мощную научную, производственную, компьютерную базу. И дальше будет развиваться совершенно автономно.

А.Б.: А какое место в этой истории у России? Американцы отказались сотрудничать с китайцами, поскольку китайская программа - государственная.

В.Л.: Россия стала стартовой площадкой для Китая, потому что им были переданы ряд ракетных технологий. А для пилотируемой космонавтики китайцы использовали концептуально российский космический корабль "Союз", доработав и переработав его, использовали российские скафандры, создав свои, системы стыковки и многое другое. Методики подготовки космонавтов - первые китайские космонавты готовились в России. Несколько дней назад Китай изъявил желание расширить сотрудничество с Россией в этой сфере. Китай переходит к длительным полетам, и ему нужны методики подготовки к ним. Они многое заимствуют у России, хотели бы взять ракетные двигатели для тяжелых ракет, но пока это не получается. Что-то приобретается официально, что-то - в обход официальных процедур.

А.Б.: Их интерес к длительным полетам связан с выводом на орбиту большой космической станции, первый модуль в 2018 году вылетит?

В.Л.: Китай очень творчески использует заимствованные проекты. Они давно ушли от копирования зарубежных образцов, а на их базе создают новое, сильно улучшенное свое.

А.Б.: А Россия-то что-нибудь получила от китайцев взамен?

В.Л.: Технологически Китай во многом повторяет советскую космическую программу, так что в этой сфере Россия сейчас от Китая ничего получить не может. А вообще России от Китая нужны финансовые ресурсы, что Китай не особо дает. Сегодня это дорога с односторонним движением, и Китай уходит от России в отрыв. Даже если мы сейчас не будем им давать то, что они просят, это их не остановит, может быть, только замедлит.

А.Б.: Американцы в 2000 году приняли закон, который запрещает сотрудничество в космосе, потому что они боятся, что китайская государственная программа позаимствует у американцев много двойных технологий. Китайцы даже объявили о создании крупного частного концерна для того, чтобы можно было сотрудничать с американцами, хотя непонятно, какую роль он будет играть на самом деле. Как вы относитесь к сотрудничеству с китайцами?

А.Г.: Как мы себя видим в глобальном разделении труда в освоении космоса через 10-30 лет? Сколько ресурсов мы при сегодняшних темпах роста экономики готовы потратить на развитие космоса? Мы должны выбирать между школой, медициной, модернизацией ядерных сил с одной стороны, и космосом - с другой. Скорее всего, на него мы не сможем тратить столько денег, сколько Китай или США. Это значит - отставание. Сможем ли мы превратить остающиеся технологии в источник заработка, сможем ли наладить сотрудничество? Если мы сможем прислониться хотя бы к одной из технологически развитых держав, исходя из нынешней обстановки - скорее, к Китаю, и пользоваться частью новых китайских наработок, наверное, это не самый глупый вариант, если мы хотим участвовать в этой гонке. При том, что у нас самые дешевые средства вывода в космос спутников. Как построить это сотрудничество, чтобы сохранить свои ноу-хау и создавать новые, это вопрос. Но отгородиться стеной не получится, мы не СССР.

А.Б.: Перед этим запуском китайцы сказали, что среди других, они там будут проводить эксперименты с винами, чтобы делать в космосе вина лучше французских. А недавно китайские сомелье выиграли чемпионат мира по слепой дегустации вин, в том числе и французских. Все не так просто. Китай ассоциировался с дешевыми тряпками, поделками сомнительного качества. И вдруг мы видим передовые достижения китайцев в разных отраслях. На какой стадии он находится сейчас?

А.Г.: Вдруг - это потому, что мы не смотрели в сторону Китая на протяжении последних двух десятков лет, и начали серьезно на него обращать внимание только после украинских событий, потому что для нас закрыли западные рынки капитала, стал под угрозу процесс получения западных технологий, и мы побежали искать альтернативы в Азии, а там Япония и Южная Корея - американские союзники, и так пришли к Китаю. Для тех, кто с Китаем работал и следил после начала реформ Ден Сяопина, этот прогресс сюрпризом не являлся.

В.Л.: Я неоднократно был в Китае как турист, но через каждые 2-3 года я Китай не узнавал. Наше представление о Китае как о чем-то второсортном давно ушло в прошлое. Сегодня made in China - уже бренд, первосортное изделие. Это большой локомотив, который медленно разгоняется, но потом его уже не остановишь. Полученные несколько дней назад статистические данные говорят, что рабочая сила в России стала дешевле, чем в Китае. Это говорит очень о многом. Китай нас опережает по многим вещам.

А.Б.: В течение многих лет говорили, какая хорошая и высокообразованная рабочая сила в России, а оказалось, что она мало что умеет делать руками. А китайцы, благодаря американцам, айфону, найкам и прочим вырастили целое поколение первоклассной рабочей силы, которая умеет и привыкла работать по высоким стандартам западных компаний.

В.Л.: В начале вы говорили о противопоставлении авторитарного режима Китая и демократической Америки, но сложно сказать, насколько это справедливо. Высокий технологический уровень не присущ авторитарным обществам. В этом плане Китай - восточный симбиоз - высокая производительность труда, умение работать и способность воспринимать передовые технологии от других. Нам это не присуще. Мы можем брать зарубежные технологии, но не можем использовать, они не приживаются.

А.Б.: Для многих на Западе - успехи китайцев - откровение, потому что существует убежденность, что авторитарный режим, зажимающий свободу предпринимательства, неспособен на передовые достижения. Китай показывает, что это не так. Это может иметь серьезные политические последствия, которые выходят далеко за рамки освоения Марса и Луны.

А.Г.: Для Запада это не особое откровение, это мы здесь удивляемся. Запад с Китаем взаимодействует системно, начиная с конца 70-х годов, и является значительной частью причины успехов этой страны. И в России нас не должны удивлять успехи авторитарных режимов, потому что СССР был гораздо более авторитарным режимом, чем Китай является сейчас. Там рыночная экономика, гораздо более прогрессивная авторитарная партия, которая позволяет гражданам иметь большое пространство личной свободы.

А.Б.: Но в отличие от СССР Китай может не только развивать науку, но и претворять ее в нечто осязаемое.

А.Г.: Этот рынок гораздо больше, чем российский. Те НИОКРы, которые делают сейчас, делают в оазисах, где партия помогает умным ребятам создавать свои компании и выходить на международные рынки.

____________________________________________________________

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Новости по теме