Фотопутешествие на Ямал: линия Севера

  • 27 апреля 2012

<span >Автор фотоблога на bbcrussian.com Федор Телков и фотограф Сергей Потеряев побывали в Ямало-Ненецком округе, где понаблюдали за изменениями в жизни коренных народов.

Так сложилось, что в последнее время мы занимаемся фотографией с некоторым этническим уклоном и, следовательно, обращаем внимание на то, что делается в этой сфере у других фотографов и журналистов.

Подавляющее большинство просмотренного и прочитанного материала касалось, как правило, экзотичности жизни малых народов.

Но мы неизменно задавались вопросом: "А где же та грань, за которой любой этнос смешивается с остальной массой людей, принимает все ценности социума, как найти и рассмотреть саму эту черту?"

В эпоху глобализации остро стоит проблема сосуществования культур и цивилизаций. Развивающиеся страны с их расширяющей границы экономикой и промышленностью постепенно проникают на территории, традиционно населенные людьми других культур.

В России особенно явно эти процессы протекают на северо-западе страны, где по сей день продолжается освоение новых территорий.

Все это неизменно влечет за собой вмешательство в жизнь коренных народов, нарушает их традиционный образ жизни, что, в свою очередь, приводит к медленному вымиранию их культур. Сегодня одна часть коренных народов Севера продолжает традиционный образ жизни - оленеводство и рыболовство, другая начинает осваивать "оседлую", "европейскую" жизнь в городах и поселках.

В связи с этим появляется новая форма жизни исторически населяющих этот регион культур, которая в данный момент практически не изучена. Процесс перехода от традиционного к современному образу жизни находится в постоянном развитии.

Важно зафиксировать этапы перехода представителей коренных народов к "городской" жизни, застать момент, когда этнические особенности и блага современного общества начинают сосуществовать и становятся одинаково ценными для человека.

Хорошим примером взаимодействия может служить возникновение так называемых "национальных" посёлков, где коренным жителям предоставляется дом, образовательная программа и медицинская помощь.

При этом исторические обитатели этих мест могут спокойно заниматься традиционными промыслами в тундре, при необходимости пользуясь различными благами цивилизации.

Важным моментом является то, что государство сохраняет традиции народов и имеет возможность экспортировать продукты оленеводства и рыболовства за рубеж.

Местные же жители имеют возможность получать качественное здравоохранение и не отставать от мирового технического прогресса. Телефон, телевизор уже прочно вошли в жизнь народов, живущих в природных условиях.

Тем не менее большинство "националов", как называют их русские, не представляют своей жизни без тундры.

"Я хочу, чтобы мой сын знал, что такое интернет и телевизор, но если он выберет жизнь в городе, то это будет самым большим горем для меня", - говорит Виталий Пяк, старший оленевод стада №3, о своем сыне Юре.

Пяк Виталий, ненец, 30 лет, родился и живет на стойбище "Стадо №3", старший оленевод.

Для исследования был выбран город Тарко-Сале – административный центр Пуровского района Ямало-Ненецкого автономного округа.

Население города - свыше 20 тысяч человек.

Тарко-Сале - типичный представитель небольших нефтяных городов, где бок о бок проживает русское население и коренные народы Севера.

Именно на подобных территориях можно увидеть, как переплетается современный образ жизни с традиционным укладом коренных народов Севера.

Среднегодовая температура Ямало-Ненецкого автономного округа достигает -10°С.

Айваседо Руслан, ненец, 32 года, родился и живет на стойбище "Стадо №3", оленевод.

Пяк Владислав, ненец, 21 год, родился и живет в городе Тарко-Сале, безработный. Владислав недавно вернулся из армии, служил он, как водится в нашей стране, на другом конце России – на Кавказе.

Казымкина Лилия, ненка-селькупка, 47 лет, родилась в поселке Халясавэй, живет в городе Тарко-Сале, рыбак. Пяк Светлана, ненка-хантыйка, 37 лет, родилась в поселке Халясавэй, живет в городе Тарко-Сале, домохозяйка. Пяк Алина, ненка, 7 лет, родилась и живет в городе Тарко-Сале, школьница.

Харампур – национальный поселок с населением свыше 700 жителей.

Здесь построены кирпичные дома, напоминающие по форме ненецкий чум.

Харампурцы живут между тундрой и цивилизацией, постоянно перемещаясь между двумя мирами.

Такой образ жизни, по словам некоторых ненцев, лучший ответ на вопрос "что делать с коренными?". Ведь, как известно, Север суров в любое время года – зимой безумная стужа и ветра, летом тучи насекомых и болота – жить в голой тундре очень непросто. Поэтому возможность проводить часть жизни в комфортных условиях очень важна для ненцев.

На фотографии сестры Кунины – селькупки.

Между селькупами и ненцами есть некоторое напряжение, оно чувствуется в разговорах. Объяснили нам это тем, что между народами когда-то была война, победители в которой, по утверждению ненцев – ненцы, по утверждению селькупов – селькупы. Однако довод ненцев убедительнее – их численность сегодня больше.

Пяк Аумах, ненец, 72 года, родился в деревне Вынгапур, живет в городе Тарко-Сале, пенсионер.

Айваседо Виктория, ненка, 17 лет, родилась и живет в деревне Харампур, школьница. Айваседо Любовь, ненка, 68 лет, родилась и живет в деревне Харампур, пенсионер. Айваседо Ольга, ненка, 35 лет, родилась и живет в деревне Харампур, сторож.

Ледков Сергей, ненец, 38 лет, родился в городе Нарьян-Мар, живет в городе Тарко-Сале, мастер прикладного искусства. Ледкова Снежана, ненка, 6 лет, родилась и живет в городе Тарко-Сале, ходит в детский сад. Тадибе Диана, ненка, 31 год, родилась в поселке Тазовский, живет в городе Тарко-Сале, сотрудник отдела кадров центра национальных культур.

Свадебная фотография Сергея и Дианы Ледковых. Эта семья - представители ненецкой интеллигенции, во всем полагаются только на свои силы и не пользуются помощью государства для коренных малочисленных народов Севера.

Множество представителей коренных народов Севера стоит на распутье между традиционным образом жизни и "европейским".

Ненцы делятся на тундровых и лесных, они говорят на разных наречиях и не понимают друг друга.

Часть ненцев в Пуровском районе остались язычниками, часть стали православными, часть баптистами, и часть воспринимают христианских святых как дополнительных богов языческого пантеона.

А вообще, тема веры очень интимна для малых народов, они напуганы жестокими православными и советскими гонениями. Теперь, все что можно узнать, это обрывчатые сведения и общеизвестные факты, как только разговор начинает касаться чего-то более глубокого и настоящего, тема тут же меняется.

Айваседо Сергей, ненец, 56 лет, родился и живет в деревне Харампур, рыбак. Волов Владимир, ненец, 7 лет, родился и живет в деревне Харампур, школьник. Айваседо Кристина, ненка, 7 лет, родилась и живет в деревне Харампур, школьница. Фатеева Анна, ненка, 5 лет, родилась и живет в деревне Харампур, ходит в детский сад.

Андреева Анна, манси, 49 лет, родилась в поселке Сартынья, живет в городе Тарко-Сале, воспитатель.

Пяк Валентина, ненка, 8 лет, родилась в стойбище "оз.Чебачка", живет в деревне Харампур, школьница. Айваседо Гульнара, ненка, 9 лет, родилась в стойбище "Медвежья гора", живет в деревне Харампур, школьница.

Участники туристического клуба, ненцы, город Самбург.

9 класс школы-интерната городе Тарко-Сале. Воспитанников селят в отдельных блоках по родству, то есть только братья и сестры живет рядом. Такой принцип в определенной степени помогает сохранить традиции, но дети все равно слишком долго находятся в изоляции от родителей и, закончив школу, уже не хотят возвращаться в тундру.

По данным Всероссийской переписи населения 2010 года в нашей стране проживали: ненцы – 44 640 человек, ханты – 30 943 человек, манси – 12 269 человек, селькупы – 3 649 человек.

Подавляющее число ненцев района имеют фамилии Пяк и Айваседо, что переводится как "Деревянные" и "Безголовые".

Дело в том, что в первой половине XX века (год основания района 1933) здесь кочевали два рода – Пяк и Айваседо.

Передвижение по Ямалу очень затруднено, в основном это немногие федеральные дороги, "зимники", ну и, конечно, вертолеты.

В большинство уголков полуострова можно добраться только по небу, особенно в межсезонье и летом.

Макаров Илья, хант, 43 года, родился в деревне Еври-Горт, живет в городе Тарко-Сале, тренер по национальным видам спорта.

Пяк Антонина, ненка, 39 лет, родилась в поселке Халясавэй, живет в городе Тарко-Сале, швея. Казымкина Лариса, ненка, 40 лет, родилась в поселке Халясавэй, живет в городе Тарко-Сале, обработчик меховых изделий.

Кунина-Санкевич Светлана, селькупка, 49 лет, родилась в поселке Толька, живет в городе Тарко-Сале, режиссер.

Холл Пуровского районного краеведческого музея. Справа вверху чучело головы белого священного оленя.

Вагоны – ледники (холодильники для мяса) на территории совхоза.

В совхозе работают только "националы". Они занимаются оленеводством, рыболовством, звероводством, сбором дикоросов и производством сувенирной продукции.

Например, в здании справа можно купить национальные изделия, на память, из шкур оленей и зверей, там работает целый цех народных умельцев. Еще неподалеку есть магазинчик, где продаются оленина и рыба, пойманная ненцами.

Пяк Томара, ненка, 23 года, родилась и живет в городе Тарко-Сале, обработчица рыбы.

Север страны, как известно, богат рыбой. Однако на рынке она почему-то оказывается гораздо дороже зарубежных аналогов, даже на самом Севере.

Пяк Галина, ненка, 50 лет, родилась в фактории "Вэнгапур", живет в городе Тарко-Сале, сотрудник ассоциации "Ямал-Потомкам!".

На сегодняшний день ненцы крайне редко занимают административные должности.

Кунина Августа, селькупка, 57 лет, родилась в поселке Толька, живет в городе Тарко-Сале, пенсионер.

- Как вы ориентируетесь в тундре, тут же невероятные расстояния?

- Ты же знаешь, что и где лежит в твоей квартире?! – бригадир Виталий ехал в упряжке и обсуждал с администрацией района детали проведения Дня Оленевода, праздник срывался из-за резкого потепления.

Вэлло Алик, ненец, 18 лет, родился в городе Надым, живет в городе Тарко-Сале, безработный. Пяк Анатолий, ненец, 23 года, родился и живет в городе Тарко-Сале, сторож.

Ягель вырастает лишь на несколько миллиметров в год.

Если стада оленей в тундре съедают лишайник, то на восстановление его покрова потребуется около 10—15 лет.

- Счастливого пути! - Прощались мы с оленеводами, которые должны были отправиться далеко в тундру, а мы - обратно в Екатеринбург.

- Нет, это вам счастливого пути, мы-то у себя дома!

Пяк Юрий, ненец, 10 лет, живет в городе Тарко-Сале, родился в стойбище "Стадо №3", школьник.

Новости по теме