"Осторожно, люди!": судьба спаниеля цесаревича Алексея

  • 4 февраля 2014
  • kомментарии

Свой первый урок журналисткой этики я получил в 1978 году. На Русской службе Би-би-си тогда работал отец Василий (Родзянко), будущий епископ Сан-Францисский и Западно-Американский. Вместе со своей супругой Марией Васильевной он вел религиозную программу.

Во время записи, прямо в студии, у Марии Васильевны случился удар, она скончалась на месте. Отец Василий был глубоко потрясен. Следующую передачу он посвятил ее памяти.

Тогдашняя глава службы, Мэри Ситон-Уотсон, сочла это нарушением редакционных принципов Би-би-си. Она, естественно, по-человечески сочувствовала горю отца Василия, но возражала против вынесения личной трагедии в общественное поле. Помню, было неприятное объяснение.

Отец Василий вскоре покинул корпорацию, постригся в монашеский чин и уехал в Америку.

Media playback is unsupported on your device

Мы знали, что он был внуком Михаила Родзянко, председателя Государственной Думы 3-го и 4-го созывов, который участвовал в отречении царя Николая Второго от престола. По воспоминаниям отца Василия, в детстве его гувернёр, бывший офицер, издевался над ребёнком, мстя ему за деяния деда.

Дядя отца Василия, полковник Павел Родзянко служил в английских экспедиционных войсках, находился в Сибири и после убийства царской семьи участвовал в комиссии следователя Соколова.

Вот как вспоминал эти события их участник, член УралЧК Кабанов:

"Хорошо были слышны выстрелы, и сильный вой царских собак. Я ... спустился в комнату казни ... в это время, за исключением фрейлины и сына Николая, все уже были мертвы. Я рекомендовал умертвить их холодным оружием, а также умертвить царских собак, которые сильно выли. Одну из собак, Джоя, как не производившую вой, не тронули...".

Дрожащего спаниеля заметил один из расстрельной команды, некто Летёмин. Ему стало жалко собачку, и он забрал её, вместе с кое-какими вещами прежних хозяев.

Когда город заняли белые, Летемина опознали. По царскому спаниелю его вычислили и арестовали.

Джоя взял себе Павел Родзянко, как память о его хозяине, расстрелянном царевиче Алексее, не дожившим двух недель до своего 14-летия.

Вместе с отступавшей белой армией полковник Родзянко из Владивостока добрался до Англии, был принят королем Георгом V, который выслушал историю гибели своих родственников.

Вместе с полковником сюда прибыл и Джой. Король оставил жить его в своей псарне, и позже Джой был похоронен в Виндзорском замке, на кладбище королевских собак.

Говорят, теперь на этом месте сделали стоянку для машин.