Турецкий путч: причины и последствия

  • 16 июля 2016
На мосту через Босфор в Стамбуле Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Жители Стамбула вышли на улицы, чтобы противостоять мятежникам. Поддержать президента пришлось и тем, кто на самом деле недоволен его политикой

Неудавшийся путч в Турции оживил воспоминания о роли военных в политике этой страны. С 1960 года турецкие военные четыре раза совершали перевороты и брали власть, еще несколько раз они вмешивались в политику с недвусмысленными предупреждениями.

Русская служба Би-би-си поговорила с двумя экспертами о причинах такого рода потрясений и о последствиях, которые ждут страну после событий минувшей ночи.

Григорий Голосов, профессор Европейского университета, Санкт-Петербург: Трения между военным руководством и Эрдоганом - это не новая история. Эрдоган - умеренный исламист, а турецкие военные всегда придерживались линии на сохранение в Турции светского государства. Естественно, на такие трения всегда накладываются кадровые решения, известно, что Эрдоган проводил, хотя и медленную, но последовательную чистку военного руководства. Этим он и вызвал раздражение той фракции турецких военных, которые попытались организовать переворот.

Гумер Исаев, руководитель Центра изучения Ближнего Востока, сейчас работает в Турции: Перевороты происходили, как правило, в условиях, когда власти демонстрировали не совсем уверенную позицию во внутренней или внешней политике. Последние полтора-два года Турцию лихорадило. Это и вопросы, связанные с сирийским конфликтом, вопросы, связанные с террором, как "Исламского государства" (организация запрещена в России), так и Рабочей партии Курдистана. Все это вызывало к жизни разговоры о гипотетической возможности вмешательства военных.

Возможно, все равно это была дань вот этой исторической памяти. Прошли выборы, несколько перевыборов, на которых победил Эрдоган, и казалось, что нет демократических вариантов. И некоторые особенно ожесточенные критики Эрдогана могли позволить себе мнения о том, что, может быть, пришло время военных.

Но с другой стороны, армия за последние годы подверглась серьезной коррозии, были чистки, и говорить о том, что армия могла бы выступить как единый институт нельзя. Судя по тому, что произошло, речь идет о какой-то фракции в военной структуре.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Эрдоган вернул контроль над страной, и это позволит ему расширить свои полномочия, уверены эксперты

Би-би-си: Учитывая, какое количество противников у Эрдогана и то, как многих страшит его исламизация, можно было ожидать, что путчистов поддержат, но на улицы вышли в основном сторонники президента. Это они помогли предотвратить путч?

Голосов: Да, это сыграло значительную роль, но нужно понимать, что Эрдоган - это политик, который много раз побеждал на выборах. Которые в Турции являются относительно свободными. При этом он опирался на хорошо организованную, массовую, политическую партию, активисты которой вполне способны вывести людей на улицы.

А турецкая оппозиция не очень хорошо организована, она представляет в основном городские средние слои, которые совсем не так готовы выйти на улицы, как рабочие и другие представители низших слоев, которые поддерживают Эрдогана.

Но и общая ситуация была для оппозиции довольно сложной - лидер ведущей партии, Народно-республиканской, прямо сказал, что при всех разногласиях с Эрдоганом он не может поддерживать попытку ликвидации демократии путем военного переворота, и военные перевороты до сих пор не принесли Турции никакого блага.

И это, надо сказать - чистая правда. Эрдоган просто победил за счет организации своих сторонников. Ну и за счет того, что организаторы военного переворота совершили, кажется, все ошибки, которые перечислены в хрестоматиях по организации военных переворотов.

Би-би-си: Не взяли вовремя телеграф? Не хватило нажима?

Голосов: Как раз с телеграфом-то они попытались решить вопрос, но главным для успеха военного переворота является единство военного руководства, чего не было. Очень существенным является полная изоляция действующего руководства страны, но в данном случае не был изолирован вообще никто - ни сам Эрдоган, ни премьер, ни мэры крупнейших городов. Сразу же стали происходить столкновения между группами военных, а это путь к концу переворота совершенно естественный.

Исаев: Когда прозвучал призыв от неарестованного путчистами лидера страны, выйти на улицы, было понятно, что ситуация проиграна. Для военных было бы актуально просто не допустить этого. Перекрыв каналы связи, полностью заблокировав телевещание (а этого не было сделано, некоторые правительственные каналы вещали). Военные перекрыли мосты, заявили об аресте лидеров, и, казалось, что дело сделано, а потом выяснилось, что лидеры вполне на свободе и призывают к контрдействиям и это изменило в психологическом плане обстановку.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Десятки мятежных солдат разоружены на мосту в Стамбуле, чистки и наказания ждут еще очень многих

Би-би-си: Учитывая, что происходит на сирийской границе и ситуацию с курдами, насколько может Эрдоган позволить сейчас очередную масштабную чистку армии?

Голосов: Он может. И это сейчас в его интересах. Я думаю, он будет рассматривать эту попытку переворота как очень хорошую основу для того, чтобы консолидировать свой контроль над вооруженными силами и потом использовать их более эффективно. По большому счету организаторы попытки переворота сделали Эрдогану подарок по всем параметрам, я не вижу для него никакого ущерба, но вижу колоссальный чистый выигрыш.

Исаев: Интересно, что в целом в риторике нет прямых обвинений армии как института. Речь идет о некоторых "параллельных структурах", в которые включены все враги Эрдогана и военные, которые предали его. Нет обвинений армии, как целого института.

Даже вчера, когда речь шла о военных, говорилось лишь о какой-то группе, "большинство военных не поддерживает", "армия наши друзья". Была попытка не делать из армии врага.

Конечно, здесь, в контексте репрессий, как это уже было, вспомните дело "Эргенекон", где были обвинены в попытке переворота отдельные силы, в том числе и военные, армия сохранилась как институт, уважаемый в обществе, но не имеющий возможности что-то делать. По такой же модели, я думаю, дело будет развиваться и сейчас.

Би-би-си: Могут ли его демократические противники надеяться, что после такого "звоночка", Эрдоган в чем-то сделает шаг назад или это наивное представление?

Голосов: Абсолютно не могут. Эрдоган получил все козыри для того, чтобы идти вперед с изменением конституции, с введением президентской системы и со всеми другими авторитарными элементами, которые он собирался усилить. Он получил карт-бланш на то, чтобы ускорить этот процесс. Это очень плохие новости для турецких демократов, но сделать с этим они ничего не смогут.

Исаев: Я думаю, что сейчас ситуация такова, что Эрдоган будет выставлять себя человеком, защитившим демократию от посягательств военных. В таком контексте он будет действовать во внутренней и внешней политике. Представители Евросоюза уже говорят об изменении взаимоотношений ЕС и Анкары и о неприемлемости силового варианта. Эрдоган предстает как пострадавшая сторона, защитившая демократию, формально.

Ожесточенная критика его может восприниматься формально как косвенное содействие путчистам. Выставив себя поборником демократии перед лицом недемократических сил - военных - он стал приемлемым демократом на Западе, по крайней мере в ближайшей перспективе.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Укрепление позиций Эрдогана пока не обещает перемен в двух других главных проблемах - конфликте с курдами и противостоянии "Исламскому государству"

Би-би-си: Что это обещает в развитии конфликта с курдами и ситуации на границе с Сирией?

Голосов: В общем - ничего, я полагаю. С точки зрения противостояния между турецким правительством и разного рода повстанческими силами (а это не только курды) не меняется практически ничего, вооруженные силы будут по-прежнему использоваться для подавления вооруженной оппозиции.

И я не думаю, что военные будут настолько ослаблены этой попыткой переворота, что Эрдоган будет терпеть поражение. На сирийскую ситуацию эта попытка никакого воздействия вообще не окажет.

Исаев: Сложно сказать. Мне кажется, некоторые изменения уже происходят, процесс примирения с Израилем и Россией и некоторые осторожные заявления турецкого руководства о том, что турецкая политика будет скорректирована, звучали и до переворота. Курдское направление - отдельный вопрос, это сложнейший сюжет для Турции.

Военные - сила, которая занимается наведением порядка в этих неспокойных районах. Как повлияет то, что случилось с военными, на обстановку там - пока сказать сложно. Курдский вопрос отошел в сторону в том, что касается переворота, но он остается ключевым для Эрдогана.

Похожие темы