"Не убивали гражданских": суд оправдал "приморских партизан" по ключевому обвинению

  • 20 июля 2016
Вадим Ковтун у здания суда
Image caption Через шесть лет после ареста Вадим Ковтун на свободе. Ключи от его наручников нашли не сразу

На повторном процессе по делу "приморских партизан" суд во Владивостоке оправдал подсудимых по одному из эпизодов обвинения - убийству четырех человек, охранявших посадки конопли, в сентябре 2009 года.

Жюри присяжных решило, что причастность пятерых человек - Александра и Вадима Ковтунов, Владимира Илютикова, Максима Кириллова и Алексея Никитина - к этому преступлению не доказана.

Так как эпизод с конопляным полем был единственным, оставшимся в приговорах Вадиму Ковтуну и Алексею Никитину после первого процесса в 2014 году, эти двое были освобождены из под стражи в зале суда. Еще один член группы не обвинялся в убийствах в сентябре 2009-го и уже отбывает наказание в колонии.

Представители правоохранительных органов не ожидали такого приговора. После того как судья постановила, что Ковтун и Никитин должны быть освобождены немедленно, возникло замешательство - не сразу смогли найти ключи от наручников.

Выйдя из зала суда, Ковтун и Никитин заявили, что справедливость восторжествовала, и, в отличие от первого процесса, представлявшего собой "судилище", этот разбирал эпизоды более подробно.

Оба подсудимых вскоре отправятся домой, в поселок Кировский, в трехстах километрах к северу от Владивостока. Алексей Никитин напомнил, что за шесть лет за решеткой у него выросла дочь, которую он ни разу не видел: в 2010-м он был арестован, когда жена только вынашивала ребенка.

Дело приморских партизан вернулось на новое рассмотрение

Коллегию присяжных по делу "приморских партизан" собрали с 9 попытки

"Приморских партизан" приговорили к пожизненному

"Приморские партизаны", получившие такое название по нескольким громким нападениям на милиционеров в Приморье, были приговорены в 2014 году к длительным срокам тюремного заключения - от восьми лет до пожизненного. Но в мае прошлого года Верховный суд принял решение смягчить приговоры всем участникам группировки и отправить несколько эпизодов дела на пересмотр.

В конце июня 2015 года дело об убийстве на конопляном поле вернулось на новое рассмотрение в Приморский краевой суд. Процесс долго не могли начать, так как на восьми заседаниях не удавалось собрать коллегию присяжных. Судебные заседания начались только в марте этого года.

Погибшие есть, убийства нет

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Эпизод с конопляным полем обвинение использовало для того, чтобы доказать чисто бандитскую сущность преступлений. Теперь четверо остающихся за решеткой обвиняются только в нападениях на милиционеров

Обвинение утверждало, что именно с преступления на конопляном поле и началась преступная эпопея группы, получившей известность на всю Россию. По мнению правоохранителей, это лишало подсудимых ореола "борцов с системой" и показывало бандитскую сущность их преступлений.

Незаконные посадки конопли на Дальнем Востоке - не редкость, это поле находилось неподалеку от Кировского. Прокуратура заявляла, что участники группы спланировали это нападение и руководствовались корыстными интересами, так как ограбили охранявших поле людей и вывезли оттуда готовые к продаже наркотики. Убитых якобы перевезли в машине, принадлежавшей одному из охранявших поле, и закопали в вырытой наспех могиле.

Но помимо признательных показаний (а они, как заявила защита, были получены в результате избиений в полиции и являются самооговором), на суде не было представлено доказательств, которые бы связывали подсудимых с местом убийства или с вещдоками, которые добыло следствие.

Не было следов крови в машине, якобы перевозившей трупы. Координаты захоронения, указанные в следственных материалах со слов обвиняемых, оказались неверными. Не было найдено гильз от патронов. Могила, которую вырыли наспех якобы при помощи бензопилы, оказалась такой глубокой, что при раскопках потребовался экскаватор.

Неясным осталось даже то, чьи тела были найдены в захоронении - два трупа были идентифицированы родственниками погибших, по поводу третьего возникло сомнение, четвертый не был опознан вовсе. Кроме того в могиле была найдена … лишняя ступня, не принадлежавшая ни одному из трупов. Этим список нестыковок в доказательствах не исчерпывается.

"Будем опираться на вердикт. Не доказано само событие убийства. Понятно, что были убиты четыре человека в Кировском районе. Но было ли это убийство, совершенное в такой версии, которую предложило гособвинение? Присяжные ответили "нет". Версия, выдвинутая предварительным следствием и поддержанная в судебном заседании гособвинением, не нашла подтверждения", - резюмирует Елена Быкова, защитник Вадима Ковтуна.

Банда и бандиты

"У меня вызывало изумление отсутствие каких-либо объективных доказательств кроме самооговора подсудимых. Человеку инкриминировалась банда только на основании двух фотографий, где вместе проводят досуг на дне рождения одного из них и другой фотографии - с рыбалки. У любого могут заглянуть в фотоальбом. Банду доказать сложно, надо расширять круг участников банды. А что такое банда? Наличие банды, раскрытие такого преступления является громким, люди получают награды и повышения по службе", - рассказала Би-би-си Яна Аминиева, адвокат Алексея Никитина.

"Алексей узнал о том, что ищут "партизан", с моих уст и из интернета, - утверждает мама Никитина, Ольга. - Ни Вадик, ни Алексей не причастны к этому были совершенно". Никитиной кажется, что дело на сына завели просто потому, что банда из четырех человек (тех, что сейчас остаются под арестом и в заключении) просто не выглядела так внушительно в отчетности. "Я думаю, что если бы рядом был мой старший сын или кто-то еще из близких, то и они бы сидели рядом [на скамье подсудимых]".

Адвокаты Ковтуна и Никитина признают, что победу праздновать рано и скорей всего прокуратура будет опротестовывать решение регионального суда в Приморье. Тогда последует разбирательство в Верховном суде России, в Москве. А если приговор вступит в силу, то Ковтун и Никитин, вероятно, займутся реабилитацией и тогда логично ожидать требований о компенсации за проведенные в заключении шесть лет.

Народ и "народные мстители"

В 2010 году опросы общественного мнения показывали необычно высокий процент тех, кто мог объяснить действия "партизан" отчаянием от беспредела правоохранителей. Новых исследований на эту тему не проводилось.

Параллельно с процессом во Владивостоке инициативная группа начала сбор средств для оплаты адвокатских услуг. К марту таких пожертвований набралось на 246 тысяч.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Сам только вышедший на свободу художник-акционист Павленский считает, что приморцы восстали против полицейского произвола и судить их за это нельзя

Им помог бы жест художника-акциониста Петра Павленского, решившего отдать подсудимым денежную часть правозащитной премии имени Вацлава Гавела, которую он получил, пока сидел под арестом по делу о поджоге "двери ФСБ". Но, узнав о решении Павленского, оргкомитет дал задний ход, объяснив это тем, что премия не может быть связана с теми, кто прибег к насилию. После короткого обмена мнениями с Павленским организаторы отозвали премию.

Павленского лишили премии Гавела из-за "приморских партизан"

Художник, естественно, видит в решении присяжных подтверждение собственных взглядов.

"Эти люди поднимались на борьбу с полицейским террором, - говорит он о тех, кто по-прежнему остается за решеткой. - Решение присяжных полностью опровергло обвинение в том, что они якобы убивали мирных жителей. Это в очередной раз доказывает, что они воевали именно с полицейским террором".

Несмотря на все предсказания о грозящей волне похожих выступлений против полицейского произвола, на тропу войны с правоохранительными органами никто больше не вышел. Павленский считает, что из-за этого "раз за разом утверждается культ насилия государства над обществом".

Широкой дискуссии не вышло

"В Алабаме, в Луизиане народные мстители тоже неадекватно реагируют на полицейское насилие, - возражает публицист Леонид Радзиховский. - Кто-то их называет "народные мстители", кто-то их называет "террористы". Уголовный кодекс их называет "убийцами", а уж как называть убийц - это вопрос оценок".

Он не считает, что освобождение двух и оправдание остальных "партизан" по этому эпизоду вернет эту историю в центр общественного внимания. Отсутствие неподконтрольного государству телевидения означает, что без команды за историю, в которой силовики проиграли, всерьез никто не возьмется, а без этого решение присяжных в Приморье не получит резонанса.

И поднять общую тему полицейских пыток тоже не получится. "Широкий разговор из этого не родится, как не рождается он по гораздо более важным и касающимся каждого человека поводам", - говорит публицист.

У зала суда освобожденный от наручников Алексей Никитин сказал журналистам, что хочет снять фильм об этой истории: "Обо всех ребятах, что происходило, чтобы больше правды было. Много кто не знает правды всей".