Обвинение завершило представление доказательств по делу Немцова

  • 1 декабря 2016
книга немцова Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Со следующей недели сторона защиты начнет представлять свою версию обстоятельств убийства Бориса Немцова

В Московском окружном военном суде в конце очередного заседания по делу об убийстве Бориса Немцова прокурор Мария Семененко объявила, что сторона обвинения закончила представлять доказательства вины подсудимых.

Это заявление стало полной неожиданностью для обвиняемых и их адвокатов.

Заур Дадаев, которого следствие считает непосредственным исполнителем преступления, похоже, даже растерялся и возмущенно спросил у гособвинения, где же остальные вещественные доказательства, включая, например, мобильные телефоны, о которых так часто шла речь на предыдущих заседаниях.

Однако судья Юрий Житников возразил, что сторона обвинения сама вольна решать, что и в каком объеме рассказывать присяжным, и велел стороне защиты быть готовой на следующем заседании начать представлять свою позицию.

Представители потерпевших - адвокаты Вадим Прохоров и Ольга Михайлова - отказались комментировать тактику обвинения, подчеркнув, что на процессе и дальше будут обнародоваться новые данные по этому делу.

"Вы "шестерка" западная!"

Заседание суда в четверг оказалось одним из самых длинных и бурных за все время процесса.

Началось оно с вызова в суд в качестве свидетеля бывшего депутата Госдумы нескольких созывов Геннадия Гудкова.

Вопреки протестам стороны защиты и не очень решительным возражениям судьи Житникова Гудков-старший умудрился сделать ряд громких заявлений, ради которых, судя по всему, и был вызван в суд адвокатами стороны потерпевших.

Поскольку официальное следствие сочло, что убийство Немцова произошло не по политическим мотивам, судья формально запрещает свидетелям говорить о политической деятельности Немцова - а если такие заявления все-таки звучат, просит присяжных не принимать их во внимание.

Геннадий Гудков - как и накануне Илья Яшин - этот запрет проигнорировал.

Бывший депутат прямо заявил, что благодаря своим связям в органах госбезопасности (Гудков работал в КГБ) он якобы "точно знает, кто совершил преступление". Правда, раскрыть источник этой информации он не захотел.

"Хорошо, я скажу так: у меня есть предположения, что корни преступления ведут в политическое руководство Чечни. Если бы я назвал свои источники, им бы грозила смертельная опасность", - сказал Гудков.

А когда присяжные покинули зал заседания, между Гудковым и Дадаевым произошла настоящая словесная перепалка, которую не без труда прекратил судья.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption По словам Геннадия Гудкова, Борису Немцову постоянно поступали угрозы, но тот крайне легкомысленно относился к вопросам своей безопасности

Заур Дадаев поинтересовался у свидетеля, на чем основывается его уверенность в том, что он точно знает исполнителей преступления.

"Я знаю со слов вашего начальства, вашего политического руководства!" - эмоционально ответил Гудков и обозвал сидящих на скамье подсудимых "шестерками".

"Ваша честь, он говорит, что я "шестерка", - пожаловался Дадаев судье.

"А кто? "Семерка"? Ну, ошибся", - тихо, но внятно произнес Гудков.

"А вы "шестерка" западная!" - рявкнул ему в ответ Дадаев.

Пули, гильзы и патроны

После того, как допрос Геннадия Гудкова закончился и его отпустили, сторона обвинения объявила, что у нее осталось еще несколько вещественных доказательств.

Следующие три часа прокуроры очень подробно представляли присяжным анализ биллинга телефонных соединений и их детализации в день и в районе убийства Бориса Немцова - то есть 27 февраля 2015 года у Большого Москворецкого моста в центре Москвы.

По сути, все эти данные уже так или иначе звучали на процессе - но, по всей видимости, прокурор Мария Семененко решила рассказать об этом присяжным еще раз во всей полноте.

Речь, в частности, снова шла о том, что два "секретных" телефона злоумышленников устойчиво фиксировались в тех же местах, где перед смертью находился Борис Немцов, что серый автомобиль ЗАЗ "Шанс" проследовал прямо за машиной политика по Большому Москворецком мосту вечером в день убийства, а сразу после убийства был зафиксирован камерами там же уезжающим в сторону Болотной площади.

И в очередной раз Мария Семененко повторила, что подсудимые по собственной беспечности дважды использовали SIM-карты из "секретных" аппаратов в собственных мобильных телефонах. Из-за этого "секретные" телефоны теперь можно однозначно "привязать" к Анзору Губашеву.

Представление доказательств сторона обвинения эффектно завершила "ударным" вещдоком - пулями, извлеченными из тела Бориса Немцова, и патронами, изъятыми дома у Заура Дадаева в Ингушетии.

Военный прокурор Антуан Богданов, до этого практически никак не участвовавший в процессе, разрезал несколько пакетов и позволил присяжным самим рассмотреть и сравнить пули, гильзы и патроны.

Впрочем, Мария Семененко тут же и зачитала результаты экспертизы, согласно которой пули и гильзы, найденные на месте преступления, и патроны, изъятые дома у Дадаева в Ингушетии, были произведены в одно время на одном заводе - то есть идентичны.

Следующее заседание суда назначено на 6 декабря.

Новости по теме