Заместитель Улюкаева: не помню его высказываний против "Роснефти"

  • 11 сентября 2017
Алексей Улюкаев Правообладатель иллюстрации Reuters

Бывший заместитель главы минэкономразвития Алексея Улюкаева не помнит, чтобы тот выступал против участия "Роснефти" в сделке по покупке "Башнефти".

Такое заявление замминистра экономического развития и глава Росимущества Дмитрий Пристансков сделал в суде по делу своего бывшего начальника, которого обвиняют в получении взятки за одобрение планов "Роснефти" по приобретению "Башнефти".

На заседании в понедельник выступил и журналист, заставший Улюкаева, главу "Роснефти" Игоря Сечина и главу ВТБ Андрея Костина за игрой в бильярд и "задорной" беседой в Гоа, где, по первоначальной версии следствия, Улюкаев якобы и потребовал взятку.

"Несомненно выгодная сделка"

Пристансков, выступая в суде в качестве свидетеля обвинения, заявил, что толком не помнит свою встречу с Улюкаевым летом 2016 года, на которой обсуждалась приватизация "Башнефти".

По словам Пристанскова, тогда в министерство поступило распоряжение правительства представить проект доклада о целесообразности участия в приватизации "Башнефти" компаний, прямо или косвенно связанных с государством.

На уточняющий вопрос прокурора бывший заместитель Улюкаева ответил, что ограничений на участие таких компаний, в том числе "Роснефти", в министерстве не нашли. При этом напрямую "Роснефть" в подготовленном ведомством докладе не упоминалась.

После этого правительство потребовало от министерства дополнительно проработать способы продажи "Башнефти", и в итоге ведомство подготовило еще один доклад. В нем была проанализирована структура возможной сделки и ее риски, но предполагаемый инвестор также не назывался.

Отвечая на вопрос о том, кому правительство хотело продать "Башнефть", Пристансков сказал, что главным критерием было желание покупателя развивать компанию. По его словам, единственная обязывающая заявка на покупку "Башнефти" поступила от "Роснефти".

Глава Росимущества отметил, что 1 октября 2016 года правительство разрешило "Роснефти" участвовать в сделке. Впоследствии было принято решение, что "Башнефть" достанется именно "Роснефти", так как та предложила лучшую цену.

В ответ на просьбу прокурора проанализировать, насколько выгодной для бюджета была эта сделка, Пристансков назвал ее несомненно выгодной, отметив, что "Роснефть" предложила максимальную цену.

При этом Пристансков сказал, что ему ничего не известно о том, чтобы Улюкаев затягивал с приватизацией "Башнефти", и что он не помнит высказываний Улюкаева о нежелательности участия "Роснефти" в приватизации.

Также бывший заместитель Улюкаева сказал, что не помнит, менялась ли позиция начальника по участию "Роснефти" в сделке.

"Банкиры всему голова"

Суд в понедельник допросил еще двух свидетелей по делу - генерального директора банка "ВТБ Капитал" Алексея Яковицкого и корреспондента издания "Лайф" Александра Юнашева, прославившегося несколько лет назад в качестве "лающего журналиста".

Яковицкого допросили относительно быстро. Прокурор спросил у него, почему "ВТБ Капитал" рекомендовал продать акции стратегическому инвестору, на что Яковицкий ответил, что такая продажа позволила бы максимизировать цену за счет того, что актив был бы продан одним лотом.

На вопрос, имелись ли ограничения по участию в сделке тех или иных компаний, он сказал, что в банке исходили из того, что таких ограничений нет. Он также отметил, что ни Улюкаев, ни его министерство не сообщали банку, что участие компании с частичным или полным участием России является нецелесообразным.

У самого Улюкаева к Яковицкому вопросов не оказалось.

Последним в понедельник допросили корреспондента "Лайфа" Александра Юнашева. Его прокурор спрашивал, что происходило в октябре 2016 года на саммите БРИКС в Гоа, который он освещал. В том саммите участвовали Улюкаев и глава "Роснефти" Игорь Сечин.

По словам Юнашева, на полях саммита перед одним из мероприятий он видел в холле главу ВТБ Андрея Костина, Игоря Сечина и Алексея Улюкаева, играющих в бильярд. Он вместе с оператором подошел к ним и спросил, как у них дела и кто выигрывает.

На вопрос, слышал ли он, что говорил Улюкаев, журналист ответил отрицательно, сказав, что сначала стоял далеко, а когда подошел к играющим, министр куда-то отошел, так что вблизи Юнашев наблюдал в основном за Костиным и Сечиным.

Прокурор поинтересовался, в каком они были настроении. Журналист ответил, что оно было задорным и что даже Сечин, обычно молчаливый перед камерами, (а игру журналисты записывали) на этот раз шутил и говорил, что "банкиры всему голова".

Улюкаев на этот раз воспользовался правом задать вопрос свидетелю и поинтересовался у Юнашева, сколько человек были в холле, когда Сечин, Костин и он играли. "Ну думаю, человек 30", - сказал журналист.

Ранее собеседник Би-би-си в окружении Улюкаева говорил, что общаться с Сечиным в Гоа министр мог только в присутствии других делегатов, например, в "зоне ожидания" на саммите. Показания Юнашева подтверждают, что именно так оно и было.

"Вы же помните, где вам угрожают?"

Источник Русской службы Би-би-си, знакомый с ходом судебного процесса и следствия, отметил, что данные о вымогательстве взятки Улюкаевым в Гоа на саммите БРИКС появились у следствия только в январе 2017 года.

Изначально в деле фигурировала информация, что взятку Улюкаев требовал в октябре в Москве, затем данные поменялись на октябрь-ноябрь, а потом уже появилась Индия, отметил он.

"Если вам угрожают, вы же, наверное, помните, где вам угрожают?" - задается вопросом собеседник Би-би-си.

К тому же свидетель Юнашев заявил, что во время общения Улюкаева, Костина и Сечина настроение царило "задорное", отмечает источник Би-би-си. По его словам, это странно для ситуации, когда один из собеседников угрожает и вымогает деньги.

Он также обратил внимание на то, что водитель Улюкаева, дававший показания в суде 8 сентября, заявил, что до дня задержания министра 14 ноября он никогда на возил Улюкаева в "Роснефть" на встречи. Соответственно, если чиновник и вымогал взятку у Сечина в Москве, как говорила сторона обвинения, то либо он ездил в офис "Роснефти" сам, либо он требовал у главы компании деньги не в офисе.

"Неча на зеркало пенять"

Сам Улюкаев в понедельник с журналистами общался, но не так активно, как на первых заседаниях. На вопрос, можно ли сказать, что у Сечина "сдают нервы" из-за публикации разговора между ним и Улюкаевым 14 ноября, экс-министр ответил: "Ответ дал Гоголь в "Ревизоре".

"Есть замечательная пословица - неча на зеркало пенять, коли рожа крива", - сказал он.

Улюкаев также рассказал, что пишет стих, но читать журналистам ничего не стал. Бывший чиновник активно комментировал уголовное дело после предварительного и первого заседаний, а затем попросил журналистов не задавать ему вопросов, чтобы ему не изменили меру пресечения.

По условиям домашнего ареста, под которым Улюкаев находится с ноября, ему запрещено общаться со СМИ.

"Надо принести извинения"

По версии следствия, будучи министром, Улюкаев потребовал от Сечина взятку в 2 млн долларов за то, что его министерство дало положительное заключение на приобретение "Роснефтью" госпакета акций "Башнефти".

Ранее в суде были допрошены пять свидетелей и представлены расшифровки разговора Улюкаева с Сечиным. Согласно этим данным, перед тем как попрощаться, Сечин дал экс-министру некую корзинку и сумку. В сумке оперативники нашли деньги.

Защита Улюкаева утверждала, что Сечин вручил ему крупную сумму денег под видом колбасы и вина, и министр не знал, что на самом деле находится в сумке. Российские СМИ после этого сообщили, что глава "Роснефти" действительно периодически дарит людям корзину с колбасой "от Иваныча".

"Бойтесь данайцев и дары приносящих. Бойтесь данайцев, приносящих колбайцев", - заявил сам Улюкаев в суде, комментируя эту историю.

В свою очередь глава "Роснефти" заявил, что обнародование содержания разговора, который состоялся между ним и экс-министром в день предполагаемого получения последним взятки, переключает внимание общественности с сути дела.

"Он сам требовал незаконное вознаграждение за обычную свою работу. Он сам определил уровень этого вознаграждения. Он сам приехал за тем, чтобы получить это вознаграждение. Сам забрал пакет, сумку, значит, и поставил в багажник своего автомобиля. И сам уехал. Вот и все", - заявил Сечин.

В интервью "Коммерсанту" Сечин назвал обнародование в суде стенограммы разговора "профессиональным кретинизмом".

Адвокат Улюкаева Тимофей Гриднев заявил, что выступление Сечина о "профессиональном кретинизме" прокуроров обескуражило его. По его мнению, если бы обвинение не огласило материалы дела, это сделала бы защита.

"Оглашение материалов дела - это большая часть представления доказательств, - отметил адвокат. - Будет поставлен вопрос о прослушивании записей. Оскорблять представителя гособвинения мне представляется необоснованным, и мне представляется, что надо принести извинения".

Новости по теме