"Взорвалась голова": потерпевший по делу 26 марта выступил в суде

  • 1 ноября 2017
Акция 26 марта Правообладатель иллюстрации Anton Novoderezhkin/TASS
Image caption Акция 26 марта стала одной из наиболее массовых за последние годы

Тверской суд Москвы начал рассматривать уголовное дело Дмитрия Борисова, которого обвиняют в том, что на протестной акции 26 марта он ударил ногой полицейского - сотрудника второго оперативного полка Илью Ерохина. Сам потерпевший выступил в суде и сказал, что не хочет для Борисова тюремного срока.

На той антикоррупционной акции протестующие требовали начать расследование по фактам, изложенным оппозиционером Алексеем Навальным в фильме "Он вам не Димон". По итогам митинга только в Москве задержали больше тысячи человек.

Борисова арестовали только 9 июня - спустя два с половиной месяца после задержания. Своей вины он не признал. "Если посчитать, сколько раз полицейских в тот день толкнули, если посчитать все синяки, то можно было пересажать в уголовном порядке пол-Москвы", - говорит его адвокат Илья Новиков.

"Должен был прийти Навальный"

На первом заседании прокурор еще раз повторила суть обвинения: у Борисова "внезапно возник преступный умысел применить к полицейскому неопасное для жизни насилие".

После этого в суде допросили потерпевшего - полицейского Илью Ерохина. Свой рассказ об обстоятельствах задержания он начал со слова "должен был прийти Навальный с несанкционированным митингом…", которые рассмешили некоторых слушателей процесса.

Дальше, по мнению Ерохина, события развивались так: 26 марта около 13 часов дня он с коллегами прибыл на Пушкинскую площадь, где "собрались граждане с несанкционированным митингом". Потом начались задержания, "потому что там выкрикивались лозунги, [люди] стояли с плакатами".

Правообладатель иллюстрации Ilya Novikov/TWITTER
Image caption Адвокат Илья Новиков (слева) считает, что дело его подзащитного Дмитрия Борисова создано искусственно

По словам Ерохина, сотрудники полиции задерживали некоего мужчину, когда Борисов якобы выскочил из толпы и начал этого человека "вытаскивать за рюкзак".

- За что задерживали? Просто так? Захотелось и задержали? - поинтересовалась прокурор.

- Я не знаю. Но из толпы вышел Борисов и начал за рюкзак его вырывать.

- Воспрепятствовал задержанию?

- Да-да! Борисова начали тоже задерживать сотрудники, и мы с коллегой из роты оказали помощь.

- В чем она выражалась?

- Мы его подхватили на руки и понесли в сторону автобуса. Мы несли его лицом вперед, вверх, получается. Я держал его за левую ногу, он вырвал ногу из захвата и нанес мне удар в шлем, я перехватил ногу, мы пронесли его еще метров семь, и он опять вырвал и нанес мне еще удар.

- Почувствовали ли вы боль?

- Ну да.

Адвокат подсудимого Новиков принес на заседание полицейский шлем и попросил Ерохина наклеить стикеры на те места, куда были нанесены удары. Но Ерохин не смог вспомнить, где ощутил боль и куда пришелся удар. При этом в данных во время следствия показаниях Ерохин сообщал, что "удар был такой силы, что взорвалась голова".

Полицейский сразу предупредил, что не собирается дальше участвовать в процессе и на прения не придет.

- Тогда у меня сразу вопрос: считаете ли вы необходимым лишать Борисова свободы? - поинтересовался Новиков.

- Нет, - ответил Ерохин.

Бизнес с родителями

Борисову 32 года, родом из Саратова, он мелкий предприниматель - вместе с отчимом содержит маленькую гостиницу на юге России, мать работает вместе с ними. Сам обвиняемый состоит в движении "14%".

"Мы намерены найти и объединить всех здравомыслящих неравнодушных граждан с демократическими взглядами для того, чтобы вместе, шаг за шагом, построить свободное, демократическое гражданское общество, основанное на соблюдении общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. [...] Статистика утверждает, что людей, разделяющих подобные взгляды, в России 14%", - говорится в манифесте на сайте движения.

Борисов живет с кистой в височной области головного мозга - само по себе это не опасно для жизни, но может привести к серьезным последствиям в случае резкого скачка давления или удара.

"Умысел внезапно пропал"

Русская служба Би-би-си попросила Новикова рассказать о подробностях дела Борисова. По словам защитника, из всех людей, которые проходят по так называемому делу 26 марта, только четверо были задержаны сразу.

"А потом наверняка следователи сделали следующее: посмотрели видеозаписи, нашли на них задним числом то, что, как им показалось, можно натянуть на 318-ю статью (нападение на сотрудника полиции), и по видеозаписи стали это дело раскручивать. Нашли потерпевшего, который сказал: "Ну да, я значения не придал, но вообще, если подумать, я, конечно, потерпевший", - говорит Новиков.

После этого 8 июня задержали Борисова. Новиков называет это "подлой ситуацией" и говорит, что дело, по мнению защиты, создано искусственно.

"По версии следствия, Борисов напал на полицейского, когда его несли к автобусу. У него внезапно возник умысел на это. А дальше события развивались таким образом: его поставили на ноги. Казалось бы, стоя на асфальте, драться с полицейскими, если уж ты этого хочешь, удобнее, чем когда тебя несут. Но тут у него умысел как-то внезапно пропал", - рассказывает адвокат.

Правообладатель иллюстрации Sergey Fadeichev/TASS
Image caption Акция 26 марта проходила при усиленных мерах безопаности

По мнению защиты, важно, что никто из полицейских - ни сам якобы пострадавший, ни четверо других, присутствовавших при этом, - не придали произошедшему никакого значения. Они посадили Дмитрия Борисова в полицейский автобус, отвезли в ОВД и составили протокол. Позднее суд выписал ему административный штраф.

"Все были уверены, что все закончилось. Но ничего не закончилось. Понятно, что никакого синяка у полицейского нет. По версии обвинения, Борисов задел полицейского ногой по забралу шлема, который при этом был расстегнут", - говорит адвокат.

"Мы, конечно, не можем залезть в голову потерпевшему, заставить его проходить полиграф и доказывать, что ему было больно, но чисто с медицинской точки зрения - откуда там могло быть больно? То, что Ерохин сразу не пошел и не доложил начальству, что на него напали, четко говорит о том, что он и не считал, что на него напали. Это ему потом объяснили", - заключает Новиков.

Текст статьи был изменен 1 ноября 2017 года. Часть комментария адвоката Новикова была удалена.

Новости по теме