Шутки в Гоа и подарки Сечина: о чем Улюкаев рассказал в суде

Алексей Улюкаев Правообладатель иллюстрации Alexander Shcherbak/TASS
Image caption Журналисты обратили внимание на то, что Улюкаев пришел в суд в куртке. "Год назад не было, сейчас есть", - пошутил экс-министр

В Замоскворецком суде Москвы проходит допрос бывшего министра экономического развития России Алексея Улюкаева, обвиняемого в получении взятки в 2 млн долларов от главы "Роснефти" Игоря Сечина. Допросить Сечина не удалось - он в четвертый раз не явился в суд.

После неявки Сечина защита Улюкаева просила вернуть дело в прокуратуру, однако суд ходатайство отклонил и перешел к допросу Улюкаева.

Экс-глава минэкономразвития начал с того, что не признал свою вину, передает корреспондент Русской службы Би-би-си. Он также заявил, что считает уголовное дело результатом ложного оговора "со стороны Сечина" (первый раз о ложном доносе он заявил еще в августе, когда начался процесс).

О чем рассказал Улюкаев

В ходе допроса, который вел адвокат Тимофей Гриднев, бывший министр подтвердил, что считал участие "Роснефти" в приватизации "Башнефти" нецелесообразным, но подчеркнул, что это было его мнение как экономиста.

По версии следствия, Улюкаев вымогал взятку за положительное заключение на приватизационную сделку (она к тому моменту уже была совершена), угрожая негативными последствиями для компании в будущем.

"Да, я считал и сейчас считаю, что "Роснефть" не должна участвовать в приватизации госкомпаний, поскольку пусть не прямо, но косвенно контролируется государством. Это не соответствует самому духу приватизации. Такое же мнение высказывали [вице-премьер Аркадий] Дворкович, [первый вице-премьер Игорь] Шувалов, [глава минэнерго Александр] Новак", - заявил суду Улюкаев.

"Но одно дело - мое мнение как экономиста, другое - моя позиция как руководителя ведомства, ответственного за эту процедуру", - добавил он.

По его словам, у минэкономразвития не было полномочий для отмены или приостановки сделки по приватизации "Башнефти". "Такое могло произойти только по постановлению правительства", - пояснил он.

Отвечая на вопрос, какие правки он вносил в проект заключения минэкономразвития, Улюкаев заявил, что внес "редакторскую правку" и "исключил несколько абзацев, так как они выходили за рамки постановления правительства".

Улюкаев рассказал также о разговоре с Сечиным, состоявшемся в перерыве между встречами на саммите БРИКС в Гоа, где, как говорится в обвинительном заключении, экс-министр потребовал у главы "Роснефти" деньги. По словам Улюкаева, разговор занял не более двух минут и был шутливым.

По версии следствия, в Гоа Улюкаев с помощью двух пальцев показал, что хотел бы получить от Сечина 2 млн долларов. Экс-министр в суде изложил свою версию - это Сечин на пальцах указал, что Улюкаев за приватизационную сделку может рассчитывать на награду.

"К Сечину и [главе ВТБ Андрею] Костину подходили разные люди, я тоже решил подойти. У нас состоялся короткий разговор, Сечин отметил, что мы очень хорошо поработали с подготовкой сделки [по приватизации "Башнефти"]. Сечин в шутку покрутил "дырочку" в пиджаке, имея в виду представление меня к госнаграде. Он сказал: "Я тебя угощу таким вином, какого ты никогда не пробовал", - рассказал Улюкаев.

Затем, по словам экс-министра, они условились встретиться в удобное время в Москве, чтобы обсудить сделку по приватизации самой "Роснефти".

Говоря о дне своего задержания - 14 ноября 2016 года - Улюкаев отметил, что Сечин настойчиво предлагал ему посмотреть компанию по телефону. При этом Улюкаев утверждает, что ему было неудобно, но в итоге он согласился приехать.

Слова Сечина о задержке исполнения поручения, которое обвинение считает доказательством вымогательства взятки, Улюкаев, по его собственным словам, трактовал как задержку с исполнением поручения президента по приватизации 19,5% "Роснефти".

Правообладатель иллюстрации Alexander Shcherbak/TASS
Image caption Сумка с мечеными купюрами, переданная Сечиным, не вызвала удивления, потому что тот часто дарил объемные подарки, сказал Улюкаев

Улюкаев отметил, что слово "поручение" в руководящих кругах воспринимается не иначе как поручение президента и подчеркивает, что не мог давать Сечину вообще какие-либо поручения.

Что касается "собирания объемов", то тут речь шла о привлечении "Роснефтью" денег на баланс для выкупа акций, подумал Улюкаев. Об этом, там же на Гоа, говорил президент Владимир Путин, напомнил экс-министр.

"И только мы стали обсуждать приватизационную часть, как Сечин начал заканчивать встречу, она оказалась скомканной. Он не показал мне компанию, стал провожать, и тут появилась корзинка, завернутая в полиэтилен, из которой торчали какие-то изделия", - рассказал Улюкаев.

После этого Улюкаев был задержан. По словам экс-министра, в задержании участвовали не менее десятка сотрудников ФСБ: они не вели протокола, не давали никаких пояснений ни ему, ни водителю, но вели видеофиксацию.

"Когда из сумки извлекли купюры в полиэтиленовых пакетах, я понял, что этот визит к Сечину был заранее спланированной провокацией против меня", - заключил экс-министр.

Отвечая на вопрос Гриднева о том, дарил ли Сечин ему подарки ранее, Улюкаев заявил, что тот иногда заезжал в министерство и дарил "то часы, то макет нефтяной вышки". Сумка с 2 млн долларов, переданная ему Сечиным, не вызвала у него сомнений, ведь он считал, что там обещанное вино, пояснил подсудимый.

Вопросы прокуроров

После перерыва вопросы Улюкаеву начали задавать представители гособвинения. Прокурор Борис Непорожный начал с вопроса о том, как давно Улюкаев знаком с Сечиным и какие у них были отношения.

"Примерно в 2000-2002 году [познакомились]. Отношения… Служебные, я бы сказал", - ответил подсудимый. Праздники вместе не отмечали, вместе ходили только на официальные мероприятия, пояснил экс-министр.

Сечин, по его словам, по случаю праздников посылал "корзиночки", а сам он - отправлял открытки. Так Улюкаев ответил на вопрос, а дарил ли он сам подарки Сечину.

Никаких конфликтов с Сечиным, по словам Улюкаева, у него не было. На вопрос прокурора, почему он не препятствовал продаже акций "Башнефти" компании Сечина в официальных докладах правительству, если считал ее ненадлежащим покупателем, Улюкаев ответил, что это противоречит нормам работы министерства по приватизационным сделкам.

Затем прокурор поинтересовался, кто именно инициировал разговор об исполнении поручений в Гоа. Улюкаев сказал, что это был он.

Прокурор удивляется, что после этого Улюкаев и Сечин не контактировали целый месяц, хотя экс-министру было поручено осуществлять контроль за сделкой. Улюкаев на это ответил, что рассчитывал на ответственность Сечина.

После допроса прокурор ходатайствовал об оглашении показаний Улюкаева, данных им в ходе предварительного следствия.

Согласно этим материалам, Улюкаев воспринял переданную сумку как подарок и жест расположения. Прокурор спросил, говорил ли ему Сечин по телефону, что в сумке вино. Нет, он говорил это месяц назад в Гоа, ответил подсудимый.

"Сумка была закрыта на замок, но по ее очертаниям было похоже, что там бутылки с вином. Сечин передал мне ключ. Я воспринял это как дружеский жест со стороны Сечина, который подарил мне обещанное [в Гоа] дорогое вино", - зачитал показания Улюкаева прокурор.

Экс-министр не стал уточнять, что находится в сумке, так как "это было неделикатно", следует из материалов дела. В них также отражено то, что Улюкаев говорил следователям о полученных ранее от Сечина подарках.

После оглашения протоколов прокурор спросил у Улюкаева, почему он не поблагодарил Сечина за подарок: "Вы считаете, это деликатно?" "Холодно было, не успел просто, не знаю", - растерялся экс-министр.

После допроса адвокаты Улюкаева отказались в пятый раз требовать вызвать главу "Роснефти" в суд, чтоб это не "длилось до бесконечности".

Дело не вернули в прокуратуру

В начале заседания судья Лариса Семенова зачитала заявление адвоката Сечина Николая Клена, в котором говорится, что глава "Роснефти" находится в командировке в Италии и снова не может явиться в суд. Сечин полностью подтверждает данные ранее показания и не возражает против их оглашения, сказано в обращении адвоката.

После этого адвокат экс-министра Дариджан Квеидзе ходатайствовала о возвращении уголовного дела в прокуратуру. Основанием для этого, по мнению защиты, являются противоречивые данные о месте и времени вымогания взятки и неявка главы "Роснефти" в суд - при том что между Сечиным и Улюкаевым не проводилась очная ставка.

По мнению Квеидзе, главное противоречие заключается в том, где же Улюкаев мог вымогать взятку - в материалах дела фигурирует то Москва, то индийский Гоа, а месяц - то ноябрь, то октябрь.

С точки зрения защиты, дело не может быть рассмотрено по существу, поскольку Улюкаев не мог оспорить слова свидетеля Сечина ни на очной ставке, ни в суде. Это нарушает его право на защиту, считают адвокаты.

"В обвинительном заключении не изложен способ вымогательства взятки, не указан способ требования 2 млн долларов США", - зачитала ходатайство адвокат Квеидзе.

Как видно из стенограммы телефонного разговора между Улюкаевым и Сечиным, именно руководитель "Роснефти" уговаривал экс-министра приехать в компанию и сделать это пораньше, напомнила Квеидзе.

Единственная возможность, с помощью которой можно пробел восполнить - отправить дело прокурору, а затем - следователю, чтобы тот определил, в каком же месте Улюкаев требовал взятку, поддержал коллегу адвокат Тимофей Гриднев.

Правообладатель иллюстрации Peter Kovalev/TASS
Image caption У Сечина не получилось прийти на заседание из-за командировки в Италию, заявил его адвокат.

Прокурор Павел Филипчук в свою очередь заявил, что не видит оснований для возвращения дела в прокуратуру. "Неявка одного из свидетелей не является основанием для возвращения уголовного дела прокурору", - добавил прокурор Непорожный.

Непорожный также заявил, что обвинение "уже сбилось со счету", сколько ходатайств о возвращении дела прокурору заявила защита, хотя адвокаты ранее ходатайствовали об этом лишь однажды - на стадии предварительного следствия.

Судья Лариса Семенова, проведя 40 минут в совещательной комнате, не нашла оснований для удовлетворения ходатайства защиты.

Четыре раза не пришел

Сечин - ключевой свидетель в деле Улюкаева. Именно он пожаловался на министра в ФСБ и он же под контролем оперативников передал ему сумку, в которой оказались 2 млн долларов. По версии следствия, Улюкаев вымогал эти деньги за положительный отзыв минэкономразвития на покупку "Роснефтью" госдоли акций "Башнефти".

Главу "Роснефти" уже четыре раза вызывали в Замоскворецкий суд, однако на заседаниях он ни разу не появился. Официальный ответ адвокатов Сечина на повестку суд получил только на прошлом заседании, 22 ноября.

В нем говорилось, что до конца года график главы "Роснефти" очень плотный, в связи с чем он не сможет прийти в суд.

В доказательство этого к письму прилагались документы о командировках Сечина. При этом в письме отмечалось, что Сечин подтверждает показания, которые дал еще в ходе следствия, и не возражает против их оглашения в суде.

Копии протоколов показаний руководителя "Роснефти" есть в распоряжении Русской службы Би-би-си. Из них, в частности, следует, что никто, кроме самого Сечина не слышал, как Улюкаев требовал взятку. Всего главу "Роснефти" допрашивали три раза: наутро после задержания Улюкаева - 15 ноября 2016 года, 17 января и 31 мая 2017 года.

Подлинность копий протоколов допросов подтвердил знакомый с материалами дела собеседник Би-би-си, не уполномоченный разглашать детали расследования. Адвокат Улюкаева Дареджан Квеидзе подтвердила Би-би-си, что следователи трижды допрашивали Сечина.

Пресс-секретарь "Роснефти" Михаил Леонтьев назвал публикацию выдержек из протоколов показаний Сечина "вбросом или фабрикацией".

Сам Сечин публично комментировал дело Улюкаева только один раз. В сентябре на Восточном экономическом форуме он заявил журналистам, что экс-министр сам определил себе вознаграждение, "сам приехал за ним, своими руками забрал в машину и ушел". "В соответствии с УК РФ - это преступление, то есть не о чем даже говорить", - заявил он.

Улюкаеву предъявлено обвинение по статье "Получение взятки должностным лицом в особо крупном размере". Ему грозит до 15 лет лишения свободы. Свою вину экс-министр не признает.

Новости по теме