Грозят ли Аун Сан Су Чжи обвинения в геноциде рохинджа?

  • 19 декабря 2017
Лидер мьянмы Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Лидера Мьянмы Аун Сан Су Чжи могут призвать к ответу за гонения мьянмарской народности рохинджа

Верховный комиссар ООН по правам человека Зайд Раад Зайд аль-Хусейн убежден в том, что виновные в ужасающих преступлениях против народности рохинджа в Мьянме должны быть привлечены к ответственности.

Этот высокопоставленный представитель ООН наблюдает за соблюдением прав человека во всем мире, поэтому его мнение имеет большой вес.

Последствия могут затронуть самую верхушку власти в Мьянме: аль-Хусейн не исключает, что государственный советник и фактический гражданский лидер страны Аун Сан Су Чжи, а также командующий вооруженными силами генерал Мин Аун Хлайн в будущем могут предстать перед судом по обвинениям в геноциде.

В середине декабря аль-Хусейн, выступая перед членами Совета ООН по правам человека, сказал, что повсеместное систематическое преследование мьянмарской народности рохинджа имеет признаки геноцида.

"Судя по масштабу военной операции это следствие решений, принятых на высоком уровне," - сказал мне Верховный комиссар, когда я встретился с ним в штаб-квартире ООН в Женеве, чтобы взять интервью для программы Би-би-си "Панорама".

Следует признать, что слово "геноцид" - из тех, которым нередко бросаются, обвиняя кого-либо в тяжких преступлениях. Звучит такое обвинение действительно ужасно. Но очень небольшое число людей были когда-либо осуждены за геноцид.

Юридическое определение геноцида появилось после Холокоста. Страны-члены тогда еще только основанной Организации Объединенных Наций подписали конвенцию, в которой геноцид определялся как действия с целью уничтожения определенной этнической группы.

Доказывать, что имел место геноцид, не входит в компетенцию аль-Хусейна, это может решить только суд. Однако аль-Хусейн призывает к международному расследованию "безобразно жестоких ", по его словам, притеснений представителей мусульманской народности из штата Ракхайн.

Верховный комиссар понимает, что доказать случай геноцида будет сложно. "По понятным причинам, когда человек планирует геноцид, он не пишет это на бумаге и не дает инструкций," - говорит он.

"Здесь очень высокий порог доказательств, - говорит Верховный комиссар ООН. - Но я не удивлюсь, если в будущем суд придет к такому выводу на основе того, что нам удалось обнаружить".

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption На начало декабря Мьянму покинули уже почти 650 тысяч рохинджа

На начало декабря Мьянму покинули уже почти 650 тысяч рохинджа, примерно две трети общей численности этой этнической группы в стране.

Сожжены сотни деревень, сообщается о тысячах убитых.

Существуют свидетельства ужасных зверств - массовых убийств и изнасилований. Об этом я и сам слышал в одном из лагерей для беженцев, когда этот конфликт еще только начался.

Комиссара по правам человека явно мучит то, что августовский всплеск насилия произошел спустя полгода после того, как он лично призвал Аун Сан Су Чжи принять меры для защиты рохинджа.

По словам Верховного комиссара ООН, он говорил с лидером Мьянмы по телефону в феврале, когда его ведомством был выпущен доклад, рассказывающий о зверствах, которые совершались с октября 2016 года.

"Я призвал ее прекратить эти военные операции, - говорил он мне. - Я апеллировал к ее эмоциям. Просил сделать все, что в ее силах, чтобы это прекратить. К моему великому сожалению, добиться этого не удалось".

Влияние гражданского лидера Мьянмы на армию ограничено, но Зайд Раад Зайд аль-Хусейн считает, что Аун Сан Су Чжи могла сделать больше, чтобы остановить военную кампанию.

Аль-Хусейн критикует Аун Сан Су Чжи за то, что она не произносит публично слово "рохинджа".

"Отнять у них имя - это дегуманизация, заставляющая думать, что произойти может все что угодно", - заявил аль-Хусейн. Из уст столь высокопоставленного чиновника ООН такие фразы звучат сильно.

Он считает, что военные Мьянмы начали действовать смелее после того, как в 2016 году мировое сообщество не приняло мер, чтобы их остановить.

"Я думаю, они решили, что можно не бояться", - говорит комиссар ООН.

"Мы тогда начали ощущать, что все это было очень хорошо продумано и спланировано", - говорит аль-Хусейн.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Генерал Мин Аун Хлайн командует вооруженными силами Мьянмы

Правительство Мьянмы говорило, что военное наступление было ответом на террористические нападения в августе, в результате которых погибли 12 силовиков.

Но программа Би-би-си "Панорама" собрала доказательство того, что подготовка к продолжительному наступлению на рохинджа началась задолго до терактов.

Мы показали, что солдаты начали тренировать и вооружать буддистов региона. За несколько недель до всплеска насилия правительство призвало вступать в ряды вооруженной полиции "каждого ракхайнца, который хочет защитить свое государство".

"Это решение было принято фактически для того, чтобы эффективно расправиться над гражданским населением", - говорит Мэттью Смит, глава НКО Fortify Rights, изучавшей события, предшествовавшие прошлогоднему всплеску насилия.

Эту точку зрения разделяют беженцы в огромных лагерях Мьянмы. Они видели добровольцев в действии, когда те нападали на их соседей-рохинджа и сжигали их дома.

"Они были совсем как армия, с таким же оружием, - говорит Мохаммед Рафик, в прошлом успешный бизнесмен из Мьянмы. - Это были местные парни, мы их знали. Когда военные сжигали наши дома, когда нас пытали, они были там".

Тем временем народность рохинджа поджидают новые опасности.

Летом на севере штата Ракхайн стало не хватать еды, и правительство дополнительно закрутило гайки. Как стало известно "Панораме", с середины августа власти фактически прекратили поставлять в северный Ракхайн продовольствие и гуманитарную помощь.

А военные, наоборот, получили подкрепление. Десятого августа, за две недели до терактов, появились сообщения о переброске в Ракхайн дополнительного батальона.

Представитель управления ООН по правам человека в Мьянме выпустил официальное сообщение, призвав власти страны к сдержанности.

Но когда боевики-рохинджа атаковали 30 полицейских участков, ответные действия армии были масштабными, систематическими и разрушительными.

Би-би-си попросила Аун Сан Су Чжи и генерала Мин Аун Хлайна прокомментировать эту информацию, но ответа не получила.

Почти четыре месяца спустя после нападений ответные меры себя еще не исчерпали, опасается Зайд Раад Зайд аль-Хусейн. Верховный комиссар ООН опасается, что эти меры могут стать началом чего-то гораздо худшего.

Он опасается, что в огромных лагерях для беженцев в Бангладеш могут появиться группы джихадистов, которые начнут устраивать в Мьянме теракты, вплоть до нападений на буддистские храмы. В результате может вспыхнуть, как он говорит, межконфессиональная рознь - конфронтация буддистов и мусульман.

Верховный комиссар признает, что это страшно, и считает, что власти Мьянмы не придают этой угрозе достаточного значения.

"Ставки невероятно высоки, - говорит он. - Легкомысленная реакция властей страны на серьезную озабоченность мирового сообщества тревожит".

Новости по теме