"Мемориал" рассказал о поджоге своего офиса в Ингушетии

  • 17 января 2018
Media playback is unsupported on your device
Почему сгорел офис "Мемориала" в Ингушетии?

В здании правозащитного центра "Мемориал" в Назрани произошел пожар. Правозащитники считают, что их офис был подожжен, и связывают произошедшее с задержанием главы чеченского "Мемориала" Оюба Титиева.

Огонь уничтожил компьютеры и офисную мебель в двухэтажном здании правозащитного центра, пострадавших нет, сообщили Интерфаксу в управлении МЧС по Ингушетии.

Сотрудники "Мемориала" убеждены, что это произошло в результате поджога. Как сообщил Русской службе Би-би-си член совета правозащитного центра Олег Орлов, на видео, снятое камерами наружного наблюдения, попали двое людей с канистрами в руках.

Правообладатель иллюстрации memohrc.org
Image caption Сгорели несколько компьютеров и мебель, заявили в МЧС. В самом "Мемориале" говорят о поджоге

"Очевидно, что это поджог, потому что камеры наружного наблюдения зафиксировали, как подъехала ночью машина, вышли два человека в масках, достали лестницу, поднялись на второй этаж к окну нашего офиса и выбили его. Пытались сломать камеры, им это не удалось. Когда они поднимались, у них были канистры в руках", - рассказал он.

"Мы связываем выдавливание нас из Чеченской Республики с этим терактом, поскольку мы думаем, что те, кто пытается уничтожить независимую правозащитную работу в Чечне хотят также выдавить и всех правозащитников из региона Северного Кавказа", - добавил правозащитник.

Орлов связывает поджог офиса в Назрани с задержанием руководителя представительства "Мемориала" в Грозном Оюба Титиева. При этом он отметил, что работа "Мемориала" в Ингушетии никак не была связана с чеченской тематикой.

Подробно доложили

Позднее орлов сообщил Русской службе Би-би-си, что обсудил случившееся с главой Ингушетии Юнус-беком Евкуровым.

"С главой Ингушетии встречались я и руководитель Назрановского офиса Мемориала Тимур Акиев. Юнус-бек Баматгиреевич был в курсе всего произошедшего, ему уже подробно доложили, он выразил нам полное сочувствие и поддержку", - заявил Орлов.

По его словам, Евкуров сказал, что сделает все, что в его силах, чтобы уголовное дело было расследовано, и что уже подключены все силовые ведомства, работающие в Ингушетии.

"Дальше мы с ним говорили о разных версиях произошедшего. Он сказал, что всегда будет содействовать нашей деятельности здесь в силу своих возможностей и в рамках своих полномочий. Уголовное дело уже возбуждено, дальше будет расследоваться", - добавил Орлов.

По мнению адвоката Петра Заикина (он защищает Титиева), слова которого приводит "Новая газета", пожар в здании "Мемориала" в Назрани - "безусловный сигнал правозащитникам, который следует интерпретировать, как угрозу".

Правообладатель иллюстрации memohrc.org
Image caption Офис "Мемориала" в Назрани находится в двухэтажном здании

Адвокат также считает, что произошедшее следует квалифицировать в соответствии со статьей Уголовного кодекса о противодействии терроризму.

По одной из версий, причиной пожара мог стать поджог, "эта информация сейчас проверяется", сказал РИА Новости анонимный источник в правоохранительных органах Ингушетии.

Дело Титиева

9 января в Чечне был задержан глава местного отделения "Мемориала" Оюб Титиев. По дороге на работу его остановили сотрудники ДПС, которые, как заявили в полиции, обнаружили в машине пакет с веществом "со специфическим запахом марихуаны".

В отношении Титиева было возбуждено уголовное дело о хранении наркотиков. 11 января Шалинский городской суд Чечни арестовал его на два месяца.

Титиев свою вину не признает. Он уверен, что пакет с наркотиками был подброшен под пассажирское сиденье его автомобиля полицейским. Его адвокат обратился в Следственный комитет России с заявлением о подброшенных наркотиках.

Коллеги Титиева из "Мемориала" сообщали, что Титиева пытались склонить к самооговору, угрожая его родственникам.

Накануне стало известно, что правозащитник написал письмо президенту России Владимиру Путину.

"Хочу довести до вас, если я каким-нибудь образом признаю себя виновным в инкриминируемом мне деянии, это будет означать, что меня заставили признать себя виновным путем физического воздействия или шантажом", - говорится в письме.

Новости по теме