В Махачкале подожгли машину, на которой "Мемориал" ездил в Чечню

  • 23 января 2018
Машина Правообладатель иллюстрации Memorial

В Махачкале вечером 22 января сгорела машина местного представительства правозащитной организации "Мемориал", на которой незадолго до этого ездил в Чечню дагестанский адвокат. По словам члена правления организации Олега Орлова, рядом с машиной нашли емкость с зажигательной смесью.

Кроме того, днем 23 января организация опубликовала полученные ею смс-сообщения с угрозами. В них неизвестные требуют, чтобы "Мемориал" закрылся, в противном случае угрожая поджечь офис вместе с находящимися в нем людьми. Сгоревшую машину в сообщениях называют "сигналом".

В разговоре с изданием "Медиазона" Орлов напрямую связал поджог машины с поездкой в Чечню. По словам правозащитника, дагестанский адвокат участвовал там в следственных действиях по делу главы чеченского отделения "Мемориала" Оюба Титиева, которого полиция Чечни обвинила в хранении наркотиков.

Титиева задержали 9 января по дороге на работу. Как заявили в главном управлении МВД по Чечне, сотрудники ДПС, остановившие машину правозащитника, нашли в ней пакет с веществом "со специфическим запахом марихуаны". Правозащитник настаивает, что наркотики ему подкинули. Тем не менее суд арестовал его на два месяца.

После этого Кадыров, выступая перед представителями силовых структур региона, разразился яростной инвективой в адрес правозащитников. "Если их действия наносят вред, плохо влияют на чеченский народ, будь то правозащитник или его седьмой предок, ему не место в Чечне", - заявил он.

Уже на следующий день, 17 января, неизвестные сожгли офис организации в соседней Ингушетии. Правозащитники связывают произошедшее с задержанием Оюба Титиева. Олег Орлов тогда заявил, что правозащитников хотят выдавить из Чечни или даже со всего Северного Кавказа.

Еще день спустя сотрудники чеченской полиции приехали в отделение правозащитного центра "Мемориал" в Грозном и потребовали, чтобы женщина, у которой организация арендует помещение, впустила их внутрь. Та отказалась, объяснив, что у нее нет ключей. Полицейские уехали, но предупредили, что могут вернуться и у нее должны быть ключи от офиса.