В Москве начали судить арестованного начальника из СКР. Самое главное

Михаил Максименко Правообладатель иллюстрации Artyom Korotayev/TASS
Image caption Михаил Максименко утверждает, что его оговорили другие фигуранты дела

Действующий глава управления СКР по Москве Александр Дрыманов за деньги принимал меры по освобождению Андрея Кочуйкова (Итальянца), правой руки криминального лидера Захария Калашова (Шакро Молодого). С этого заявления прокурора начался суд над одним из трех высокопоставленных сотрудников Следственного комитета России, арестованных в 2016 году.

Во вторник в Мосгорсуде начался процесс над экс-главой управления собственной безопасности СКР Михаилом Максименко. Он обвиняется в получении взятки за освобождение из-под стражи Андрея Кочуйкова - одного из помощников криминального авторитета Захария Калашова.

В ходе заседания Максименко отказался признать вину в инкриминируемых ему преступлениях и заявил, что его оговорили другие фигуранты дела - его бывший заместитель Александр Ламонов и экс-замглавы московского управления СКР Денис Никандров.

"Никаких денег я не получал, - сказал подсудимый после оглашения обвинительного заключения. - Это подтверждается тем, что деньги у меня не изъяты, я бы их чисто физически не смог бы скрыть. Никандров и Ламонов были вынуждены меня оговорить, но сотрудники ФСБ их обманули, обещая взамен выпустить из-под стражи, но так и не выпустили".

Максименко, Ламонов и Никандров были задержаны в июле 2016 года по обвинению в получении взятки в особо крупном размере.

По версии следствия, высокопоставленные сотрудники СКР вступили в сговор с криминальным авторитетом Захарием Калашовым и получили от него взятку в 500 тыс. евро за смягчение обвинения и последующее освобождение из СИЗО Андрея Кочуйкова, арестованного после перестрелки около ресторана на Рочдельской улице в Москве.

В свою очередь, прокурор зачитал обвинительное заключение, из которого следовало, что к операции по освобождению Итальянца были причастны не только Максименко, Ламонов и Никандров, уволенные из органов, но и нынешний глава управления СКР по Москве Александр Дрыманов.

Дрыманов, Никандров, а также руководитель следственного управления по Центральному административному округу Москву Александр Крамаренко "за незаконное денежное вознаграждение, полученное при посредничестве [предпринимателя Дмитрия] Смычковского, предприняли меры к решению вопроса по освобождению Кочуйкова из-под стражи путем переквалификации инкриминируемого ему преступления на самоуправство", говорится в обвинительном заключении.

Перестрелка на Рочдельской

Перестрелка у ресторана Elements на Рочдельской улице, в ходе которой были убиты два человека и еще восемь получили ранения, произошла 14 декабря 2015 года.

Ее причиной послужил конфликт между собственницей кафе Жанной Ким и дизайнером Фатимой Мисиковой.

Ким якобы осталась недовольна работой Мисиковой и отказалась ей платить.Тогда в ресторан приехали люди Захария Калашова (в том числе Кочуйков по прозвищу Итальянец), которые стали требовать с хозяйки кафе 8 млн рублей в качестве оплаты долга перед Мисиковой.

Ким обратилась за помощью к своему адвокату, отставному полковнику КГБ Эдуарду Буданцеву, который также приехал на место с группой поддержки. Переговоры закончились перестрелкой, в ходе которой Буданцев застрелил двух человек из наградного пистолета.

Калашов и его люди, участвовавшие в разборке на Рочдельской, были задержаны по обвинению в вымогательстве. Гособвинение называет Калашова "лидером российского криминального мира".

Согласно материалам дела, деньги на освобождение своего приятеля Андрея Кочуйкова передал основатель сети ресторанов "Якитория" Олег Шейхаметов. Валюту бизнесмен отдал близкому к бригаде Шакро экс-сотруднику МВД Евгению Суржикову, а тот - действующему на тот момент сотруднику управления собственной безопасности СКР Денису Богородецкому.

Последний якобы отдал деньги своему начальнику, заместителю главы управления собственной безопасности Александру Ламонову, а уже тот должен был занести вознаграждение своему начальнику Максименко.

По данным обвинения, Ламонов привез 400 тысяч долларов Максименко домой, 25 тысяч оставил себе. Богородецкому досталось доля в 50 тысяч, а Суржикову - остальные 25 тысяч долларов. При этом при обыске дома у Максименко деньги найти не удалось.

Предполагалось, что переквалификацию обвинения Кочуйкову организует Никандров, причем, по информации газеты "Коммерсант", сделает это бесплатно - из страха перед Максименко.

В начале декабря стало известно, что Ламонов и Никандров заключили сделку со следствием и их дело будет рассмотрено в особом порядке. Уголовное дело в отношении Максименко было выделено в отдельное производство.

Роль Дрыманова

В самом начале суда над Максименко выяснилось, что в переговорах по решению вопроса о переквалификации дела в отношении Кочуйкова (Итальянца) мог участвовать действующий глава московского управления СКР, генерал-майор юстиции Александр Дрыманов.

Во всяком случае, об этом говорится в обвинительном заключении, которое зачитал прокурор Борис Локтионов. Из него следует, что команду переквалифицировать дело и отдать его на контроль Никандрову дал именно Дрыманов.

Правообладатель иллюстрации Sledcom.ru
Image caption Дрыманов говорит, что ничего не слышал о заявлении гособвинения по делу Максименко

"Максименко был достоверно осведомлен, что руководитель ГСУСК Москвы Александр Дрыманов, его первый заместитель Денис Никандров и руководитель следственного управления по ЦАО ГСУСК Москвы Алексей Крамаренко за незаконное денежное вознаграждение, полученное при посредничестве от Смычковского, предприняли меры к решению вопроса об освобождении Кочуйкова из-под стражи путем переквалификации преступлений", - заявил прокурор.

Сам Дрыманов после оглашения заключения сказал РБК, что ему ничего не известно о заявлении гособвинения по делу Максименко, и отказался от дальнейших комментариев.

Статус Дрыманова в деле до сих пор неясен. По информации "Коммерсанта" и агентства Интерфакс, он проходит как свидетель, хотя в обвинительном заключении фигурирует как лицо, получившее денежное вознаграждение за освобождение Кочуйкова.

В начале сентября прошлого года появлялись сообщения о допросе Дрыманова, однако в разговоре с РБК сам он тогда заявил, что не является фигурантом какого-либо уголовного дела.

Во вторник вечером агентство ТАСС со ссылкой на источник, "знакомый с ситуацией", пояснил, что фамилия Дрыманова появилась в обвинительном заключении, потому что на него дали показания те самые Ламонов и Никандров, заключившие сделку со следствием.

"Технически следствию осталось доработать и подтвердить или опровергнуть причастность Дрыманова, или дождаться обвинительного приговора", - отметил собеседник агентства.

Показания свидетелей

Во вторник после оглашения обвинительного заключения прокуроры приступили к допросу свидетелей. Данные ими показания подтверждают версию следствия.

Первым был допрошен экс-сотрудник МВД Евгений Суржиков, который рассказал, что получил от предпринимателя Олега Шейхаметова 500 тысяч долларов за решение вопроса об освобождении Кочуйкова из СИЗО.

Свидетель пояснил, что отдал деньги своему бывшему подчиненному Денису Богородецкому, который в свою очередь передал их замглавы УСБ СКР Александру Ламонову (а тот, по версии следствия, отдал деньги Максименко).

Богородецкий во вторник отказался отвечать на вопросы суда, сославшись на 51 статью российской конституции (право не свидетельствовать против себя). При этом он подтвердил показания, данные в ходе предварительного следствия, которые не противоречат информации, изложенной Суржиковым.

Мосгорсуд продолжит рассматривать дело полковника Максименко в среду, 24 января.

Новости по теме