"Деньги из воздуха": как офицеры СКР делили взятку за Итальянца

  • 24 января 2018
Александр Ламонов Правообладатель иллюстрации Stanislav Krasilnikov/TASS
Image caption Александр Ламонов не уверен, что переданные ему деньги считались взяткой

Второй день суда над экс-главой управления собственной безопасности СКР Михаилом Максименко начался с допроса его бывшего заместителя Александра Ламонова. Офицер, заключивший сделку со следствием, рассказал, как принес своему начальнику 400 тыс. долларов (22,5 млн рублей) в коробке из-под обуви.

Ламонов, также проходивший по делу о получении взятки за освобождение криминального авторитета Андрея Кочуйкова (Итальянца), выступил на процессе как свидетель обвинения.

На заседании Мосгорсуда он рассказал, что получил 500 тыс. долларов в апреле 2016 года от своего бывшего подчиненного Дениса Богородецкого, которого следствие считает одним из звеньев цепи посредников.

"Ничего делать не собирались"

По словам Ламонова, 400 тыс. долларов он привез на служебную квартиру Максименко, а еще 100 тыс. оставил себе, чтобы потом поделить с Богородецким и экс-сотрудником МВД Евгением Суржиковым. Последний, по версии следствия, получил всю сумму от друга Кочуйкова, основателя сети ресторанов "Якитория" Олега Шейхаметова.

При этом Ламонов заявил, что за эти деньги сообщники "ничего делать не собирались", поскольку знали, что решение о переквалификации дела в отношении Кочуйкова уже принято в главном управлении Следственного комитета России (СКР) по Москве.

По словам Ламонова, по этой же причине он не думал об этих деньгах как о взятке. "Я не считал, что это взятка. Только когда арестовали... Я и сейчас не уверен, что это взятка", - рассказал полковник суду.

"Когда деньги из воздуха, то делать ничего не надо, решение [о переквалификации] уже принято", - добавил он.

Бывший сотрудник СКР также рассказал, что изначально за освобождение Кочуйкова следователям предлагали 300 тыс. долларов, а сумма в 500 тыс. возникла "спонтанно" - в ходе его разговора с Богородецким.

"Когда я довел до Максименко информацию о том, что школьный друг Кочуйкова готов заплатить за переквалификацию 300 тыс. долларов, он никак не отреагировал. Я потом встретился с Богородецким, мы посидели, подумали и приняли решение, что нужно увеличить сумму до 500 тыс. долларов", - рассказал Ламонов.

По утверждению полковника (сейчас он на пенсии), он не должен был передавать эти деньги Максименко, а привез их, "потому что собирался в отпуск, а они лежали [на работе] в сейфе". "Их никто не требовал, а я в отпуск уходил, нужно было их кому-то отдать", - заявил свидетель.

Согласно показаниям Ламонова, 400 тыс. долларов (около 22,5 млн рублей) он принес своему начальнику в коробке из-под обуви. "Я оставил Максименко коробку с деньгами и сказал, чтобы он ее не выбрасывал. Я думаю, он догадался, что там деньги - он же не дурак", - добавил Ламонов.

В среду агентство ТАСС сообщило, что cледователи ФСБ намерены в ближайшее время смягчить Ламонову меру пресечения и отправить его под домашний арест.

Правообладатель иллюстрации Artyom Korotayev/TASS
Image caption Михаил Максименко утверждает, что другие фигуранты дела его оговорили

Ламонов, Максименко, а также экс-замглавы управления СКР по Москве Денис Никандров были задержаны в июле 2016 года по обвинению в получении взятки в особо крупном размере.

По версии следствия, высокопоставленные сотрудники СКР вступили в сговор с криминальным лидером Захарием Калашовым и получили от него взятку в обмен на смягчение обвинения и последующее освобождение из СИЗО его помощника Андрея Кочуйкова (Итальянца), арестованного после перестрелки около ресторана Elements на Рочдельской улице в Москве.

В начале декабря СМИ сообщали, что Ламонов и Никандров заключили сделку со следствием и их дело будет рассмотрено в особом порядке. В среду об этом объявила и судья Мосгорсуда Олег Музыченко. Уголовное дело в отношении Максименко было выделено в отдельное производство.

Мосгорсуд приступил к рассмотрению дела Максименко во вторник, 23 января. В ходе заседания полковник отказался признать вину в инкриминируемых ему преступлениях и заявил, что Ламонов и Никандров его оговорили.

"Никаких денег я не получал. Это подтверждается тем, что деньги у меня не изъяты, я бы их чисто физически не смог бы скрыть. Никандров и Ламонов были вынуждены меня оговорить, но сотрудники ФСБ их обманули, обещая взамен выпустить из-под стражи, но так и не выпустили", - заявил Максименко после оглашения обвинительного заключения.

Роль Дрыманова

В самом начале суда над Максименко выяснилось, что в переговорах по решению вопроса о переквалификации дела в отношении Кочуйкова мог участвовать действующий глава московского управления СКР, генерал-майор юстиции Александр Дрыманов.

Из обвинительного заключения, которое зачитал в суде прокурор Борис Локтионов, следует, что команду переквалифицировать дело и отдать его на контроль Никандрову дал именно Дрыманов.

"Максименко был достоверно осведомлен, что руководитель ГСУСК Москвы Александр Дрыманов, его первый заместитель Денис Никандров и руководитель следственного управления по ЦАО ГСУСК Москвы Алексей Крамаренко за незаконное денежное вознаграждение, полученное при посредничестве от [предпринимателя Дмитрия] Смычковского, предприняли меры к решению вопроса об освобождении Кочуйкова из-под стражи путем переквалификации преступлений", - заявил прокурор.

Правообладатель иллюстрации Sledcom.ru
Image caption Дрыманов говорит, что ничего не слышал о заявлении гособвинения по делу Максименко

Сам Дрыманов после оглашения заключения сказал РБК, что ему ничего не известно о заявлении гособвинения по делу Максименко, и отказался от дальнейших комментариев.

Статус Дрыманова в деле о коррупции в отношении высокопоставленных сотрудников СКР до сих пор неясен. По информации "Коммерсанта" и агентства Интерфакс, он проходит как свидетель, хотя в обвинительном заключении фигурирует как лицо, получившее денежное вознаграждение за освобождение Кочуйкова.

По данным источника ТАСС, фамилия Дрыманова появилась в обвинительном заключении, потому что на него дали показания те самые Ламонов и Никандров, заключившие сделку со следствием.

Где деньги?

По версии следствия, Ламонов привез 400 тыс. долларов домой Максименко, 25 тыс. долларов оставил себе, Богородецкому досталось доля в 50 тыс. долларов, а Суржикову - остальные 25 тыс. Однако при обыске дома у Максименко деньги найти не удалось.

По данным "Коммерсанта", Суржиков и Богородецкий также не смогли вразумительно объяснить, как они потратили свои доли. Так, Суржиков заявил, что израсходовал 25 тыс. долларов на подарки "жене, детям и бывшей супруге", а Богородецкий рассказал про "расходы на бытовые нужды".

Правообладатель иллюстрации TASS
Image caption Помощник Шакро Молодого по кличке Итальянец был задержан после резонансной перестрелки на Рочдельской улице

По мнению близкого к защите Максименко источника издания, офицера подставили Суржиков и Богородецкий, получившие от него информацию о ходе расследования уголовного дела против Итальянца и решившие на этом заработать.

"А поскольку влиять на принятие процессуальных решений все эти люди не могли, их действия следует квалифицировать как мошенничество", - отметил собеседник газеты.

Отсутствие в уголовном деле наличности и сведений о тратах, по его мнению, объясняется тем, что все полученные деньги посредники вернули представителям Итальянца, когда он снова был задержан сотрудниками ФСБ сразу после освобождения.

В то же время источник "Коммерсанта", близкий к следствию, утверждает, что ФСБ известно, куда были истрачены коррупционные деньги. По его словам, речи о возврате вознаграждения не было, поскольку условием его получения была переквалификация обвинений Кочуйкову, а не его освобождение из-под стражи.

Перестрелка на Рочдельской

Перестрелка, после которой был задержан Андрей Кочуйков (Итальянец), произошла 14 декабря 2015 года.

Ее причиной послужил конфликт между собственницей ресторана Elements Жанной Ким и дизайнером Фатимой Мисиковой.

Ким якобы осталась недовольна работой Мисиковой и отказалась ей платить. Тогда в ресторан приехали люди Захария Калашова во главе с Кочуйковым, которые стали требовать с хозяйки кафе 8 млн рублей в качестве оплаты долга перед Мисиковой.

Ким обратилась за помощью к своему адвокату, отставному полковнику КГБ Эдуарду Буданцеву, который также приехал на место с группой поддержки. Переговоры закончились перестрелкой, в ходе которой Буданцев застрелил двух человек из наградного пистолета.

Калашов (Шакро Молодой) и его люди, участвовавшие в разборке на Рочдельской, были задержаны по обвинению в вымогательстве.

Буданцеву предъявили обвинение в убийстве, но затем переквалифицировали статью на превышение допустимых пределов самообороны.

Новости по теме