Взятка за Итальянца. Полковник Ламонов получил пять лет строгого режима

  • 26 июля 2018
Ламонов Правообладатель иллюстрации Stanislav Krasilnikov/TASS
Image caption Ламонов говорил, что деньги, переданные близкими к Шакро людьми, считал не взяткой, а "благодарностью за занятую позицию"

Бывший замначальника управления собственной безопасности Следственного комитета России Александр Ламонов получил пять лет лишения свободы в колонии строгого режима по делу о взятке за освобождение человека, близкого к криминальному авторитету Захарию Калашову (Шакро Молодой).

Кроме того, как передает из зала суда корреспондент Русской службы Би-би-си, суд назначил Ламонову штраф в 32 млн рублей, он также лишен звания полковника юстиции.

Судья Андрей Суворов признал бывшего высокопоставленного офицера СКР виновным в получении взятки в особо крупном размере. Он стал вторым осужденным по громкому делу о взятке за освобождение соратника Калашова Андрея Кочуйкова по кличке Итальянец.

Ламонов признал вину и заключил досудебное соглашение о сотрудничестве. Его дело рассматривалось в закрытом режиме и в особом порядке - без вызова свидетелей и исследования в суде доказательств по делу. После оглашения приговора Ламонов заявил, что будет обжаловать его.

Ламонов был задержан летом 2016 года вместе со своим начальником Михаилом Максименко и замначальника московского управления СКР Денисом Никандровым.

По версии следствия, высокопоставленные сотрудники СКР вступили в сговор с криминальным авторитетом Захарием Калашовым, известным как Шакро Молодой, и получили от него взятку за смягчение обвинения его подручному Андрею Кочуйкову (Итальянцу), арестованному после перестрелки у московского ресторана Elements в 2015 году.

Впоследствии Никандров и Ламонов пошли на сделку со следствием и их дела были выделены в отдельное производство. Максименко, которого СМИ называли личным телохранителем главы СКР Александра Бастрыкина, не признал вину и получил 13 лет колонии строгого режима и штраф в 165 м рублей.

В понедельник, 16 июля, в Москве был задержан бывший начальник Никандрова - генерал Александр Дрыманов, возглавлявший московское управление СКР. Его фамилия также неоднократно всплывала в деле о взятке за Итальянца, однако долгое время ему удавалось сохранить за собой статус свидетеля.

17 июля Лефортовский суд Москвы арестовал Дрыманова на два месяца по обвинению в коррупции.

Перестрелка у ресторана Elements

Перестрелка, после которой был задержан Кочуйков, произошла 14 декабря 2015 года на Рочдельской улице в Москве.

Ее причиной послужил конфликт между собственницей ресторана Elements Жанной Ким и дизайнером Фатимой Мисиковой.

Ким якобы осталась недовольна работой Мисиковой и отказалась ей платить. Тогда в ресторан приехали люди Захария Калашова во главе с Кочуйковым, которые стали требовать с хозяйки кафе 8 млн рублей в качестве оплаты долга перед Мисиковой.

Ким обратилась за помощью к своему адвокату, отставному полковнику КГБ Эдуарду Буданцеву, который также приехал на место с группой поддержки. Переговоры закончились перестрелкой, в ходе которой Буданцев застрелил двух человек из наградного пистолета.

Буданцеву предъявили обвинение в убийстве, но затем переквалифицировали статью на превышение допустимых пределов самообороны.

Калашов и его люди, участвовавшие в разборке на Рочдельской, были задержаны по обвинению в вымогательстве.

Роль Ламонова

По версии следствия (коррупцию в СКР расследует ФСБ), за содействие в освобождении Итальянца высокопоставленные сотрудники СКР получили две особо крупные взятки.

Согласно материалам дела, первая (в размере 500 тыс. евро) была передана основателем сети ресторанов "Якитория" Олегом Шейхаметовым и через несколько посредников, включая Ламонова, дошла до Максименко. Вторую, переданную при посредничестве предпринимателя Дмитрия Смычковского, поделили между собой руководители московского управления СКР Дрыманов и Никандров, а также глава управления по ЦАО Алексей Крамаренко.

Бывший глава управления собственной безопасности СКР Максименко, на которого дал показания Ламонов, на суде подчеркивал, что ни у него, ни у его подчиненных не было процессуальных полномочий для переквалификации уголовных дел. По словам Максименко, другие подозреваемые оговорили его под давлением ФСБ.

Правообладатель иллюстрации Artyom Korotayev/TASS
Image caption Михаил Максименко, которого СМИ называли личным телохранителем главы СКР Александра Бастрыкина, обвиняется в получении взятки

На одном из заседаний Максименко рассказал, что его заместитель Ламонов как-то упомянул, что "некие люди интересуются" делом Итальянца, на что он посоветовал ему "не лезть в эту историю, так как могут быть пересечения интересов с ФСБ".

Спустя некоторое время Ламонов якобы признался Максименко, что все-таки получил деньги за Итальянца и они лежат у него в сейфе. По словам Максименко, войти в долю Ламонов ему не предлагал, а сам он не стал сразу реагировать на его откровения, но затем потребовал деньги вернуть.

"Я сказал ему извиниться перед этими людьми, сообщив, что решение таких вопросов не в его компетенции. В противном случае я пообещал доложить о ситуации Александру Бастрыкину и сказал, что его ждет в этом случае минимум увольнение", - цитировал Максименко "Коммерсант".

Через несколько дней, по словам Максименко, Ламонов сообщил ему, что вернул деньги. Максименко признался, что решил не говорить о произошедшем Бастрыкину, поскольку ему "было жалко" своего подчиненного.

Ламонов, выступая на процессе над Максименко как свидетель обвинения, рассказал, что узнал, что кто-то "пытается разрешить ситуацию об изменении меры пресечения Кочуйкову", и рассказал об этом начальнику.

В апреле 2016 года Ламонов, по собственному признанию, получил 500 тыс. долларов от одного из посредников - своего бывшего подчиненного Дениса Богородецкого.

"Когда я довел до Максименко информацию о том, что школьный друг Кочуйкова готов заплатить за переквалификацию 300 тыс. долларов, он никак не отреагировал. Я потом встретился с Богородецким, мы посидели, подумали и приняли решение, что нужно увеличить сумму до 500 тыс. долларов", - рассказал Ламонов.

При этом Ламонов заявил, что за эти деньги сообщники "ничего делать не собирались", поскольку знали, что решение о переквалификации дела в отношении Кочуйкова уже принято в московском управлении СКР. По этой же причине Ламонов не думал об этих деньгах как о взятке.

Ламонов сообщил, что привез 400 тыс. долларов в коробке из-под обуви Максименко домой, а 100 тысяч оставил себе, чтобы потом разделить с Богородецким и Суржиковым. При этом при обыске дома у Максименко деньги найти так и не удалось.

Новости по теме