Генерал Никандров получил 5,5 лет колонии, но избежал штрафа. Как он сдал коллег?

  • 16 августа 2018
Никандров Правообладатель иллюстрации Mikhail Tereshchenko/TASS
Image caption Никандров рассказал ФСБ о преступной группировке в руководстве СКР

Генерал-майор СКР Денис Никандров получил 5,5 лет колонии строгого режима за взятку. Бывший замначальника столичного главка Следственного комитета признал вину, сотрудничал со следствием и рассказал, как он вместе с другими высокопоставленными офицерами СКР получал деньги за освобождение криминального авторитета Андрея Кочуйкова. Избежать реального срока ему, тем не менее, не удалось.

Соглано приговору, Никандрова также лишили звания. При этом ему не стали присуждать штраф, а арест имущества был отменен. Срок отбывания под стражей зачитывается с 19 июля 2016 года.

Судья Мосгорсуда зачитал лишь вводную и резолютивную часть приговора Никандрову - дело рассматривалось в особом порядке и в закрытом режиме, поскольку в материалах имеются документы под грифом "секретно".

Никандров пришел на заседание в белом поло и серых джинсах. На вопросы журналистов о том, какого он приговора ожидает, не отвечал.

Защита Никандрова заявила, что намерена обжаловать приговор.

"Мы удивлены строгостью приговора, и в этой части надо его обжаловать. Не знаю, как он (Никандров - Би-би-си) воспринял, мы с ним увидимся в изоляторе, узнаю, - сказал адвокат Павел Черняк. - Вся вина Никандрова заключалась в том, что он строго исполнял указания своего непосредственного руководства".

Сторона обвинения просила назначить Никандрову пять с половиной лет колонии строгого режима и штраф в 65 млн рублей (около 1 млн долларов).

Никандров - один из пятерых фигурантов громкого дела о коррупции в руководстве СКР. Следователи ФСБ установили, что и еще трое высокопоставленных офицеров ведомства в середине 2016 года получили в общей сложности 1 млн долларов за освобождение из СИЗО криминального авторитета Андрея Кочуйкова (Итальянец) и смягчение предъявленного ему обвинения. Последнего взяли под стражу после перестрелки в центре Москвы у ресторана Elements.

Взятку передавал бизнесмен Дмитрий Смычковский, связанный с вором в законе Захарием Калашовым (известным как Шакро Молодой). Шакро, как писал "Коммерсант", добивался освобождения своего подручного Итальянца.

Никандров признался следователям ФСБ, что получил 200 тыс. долларов из миллиона и рассказал, как руководители СКР поделили остальные деньги. Это позволило ФСБ предъявить обвинения другим фигурантам дела, например, начальнику Никандрова, руководителю столичного главка СКР Александру Дрыманову. Его задержали только в июле 2018 года, спустя два года после событий, которые описал в своих показаниях Никандров.

Как руководство СК получило взятки, и как Никандров всех сдал

В распоряжении Би-би-си оказались копии протоколов допроса Никандрова. Из показаний следует, что весь процесс получения 1 млн долларов офицерами СКР и раздел денег заняли несколько дней.

Правообладатель иллюстрации Sergei Fadeichev/TASS
Image caption Генерала Дрыманова называли "специалистом по деликатным поручениям"

Никандров поведал следователям, как в мае 2016 года (точные даты он не вспомнил) Дрыманов в своем кабинете рассказал ему, что бизнесмена Смычковского "терзает" их общий коллега, глава следственного управления СКР по ЦАО Москвы Александр Крамаренко, "требуя деньги" за освобождение Итальянца. По версии следствия, дело о перестрелке на Рочдельской улице находилось именно в ведении Крамаренко, и вопрос с освобождением Кочуйкова и еще одного задержанного по этому делу члена бригады авторитета Эдуарда Романова должен был решать он.

Дрыманов сообщил Никандрову, что встретился со Смычковским и "согласовал" ему "передачу напрямую Крамаренко" 200 тыс. долларов (13 млн рублей) из 1 млн на решение вопроса о переквалификации обвинения Кочуйкову и Романову и изменении им меры пресечения. "Далее Дрыманов поинтересовался, все ли идет по плану", - рассказал следователям Никандров. Он ответил начальнику, что "теперь все зависит от Крамаренко", на что Дрыманов сказал: "оставшиеся деньги заберем чуть позже".

Крамаренко задержали лишь в декабре 2017 года, он к тому времени уволился из СКР и работал в "Роснефти". Вину он не признал, сейчас находится в СИЗО "Лефортово", суд его дело рассматривать еще не начал.

"На следующий день, либо через день", вспоминал на допросе Никандров, Дрыманов рассказал ему в своем кабинете, что встретился с бизнесменом Смычковским еще раз и что тот сообщил о передаче Крамаренко 200 тыс. долларов.

Дрыманов пересказал Никандрову и еще одну деталь беседы со Смычковским. Бизнесмен сообщил генералу, что когда он поехал забирать остальные деньги из места, где они у него хранились, он обнаружил, что там остались только 400 тыс. долларов (25 млн рублей) вместо 800 тыс. (51 млн рублей). Дрыманов предположил, что деньги забрали "безопасники", то есть люди главы службы безопасности СКР Михаила Максименко.

Максименко - уже бывший полковник и экс-начальник главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности (УСБ) СКР. По версии следствия, он руководил преступной группой в СК. Максименко получил две взятки от разных бизнесменов за одно и то же - освобождение из-под стражи Кочуйкова. Он уже осужден за первую взятку в 400 тыс. долларов от экс-совладельца "Якитории" Олега Шейхаметова. Ему также предъявлены обвинения в получении второй (поделил 1 млн долларов от Смычковского с московскими следователями.) Вину он не признал.

Со слов Дрыманова Никандров узнал, что бизнесмен Смычковский поехал к Максименко выяснять судьбу пропавших денег. "В этот же день или на следующий", как рассказал ФСБ Никандров, Дрыманову позвонил Максименко и они договорились встретиться с ним "где-то в районе набережной Москвы-реки". Дрыманов обращался к собеседнику "Миша", вспомнил Никандров. Глава московского СКР попросил своего заместителя дождаться его возвращения со встречи и поехал к "безопаснику".

Вернувшись со встречи "примерно через час", Дрыманов вызвал подчиненного в кабинет и "шепотом сообщил", что недостающие 400 тыс. долларов забрал Максименко, но он встретился с ним и забрал у "безопасника" их долю. Вечером того же дня он передал Никандрову 200 тыс. долларов, уточнив, что остальная часть суммы (800 тыс. долларов) разделена между Максименко, Дрымановым и Смычковским. Процесс передачи - перекладывание пачек с "резинками желтого, красного и зеленого цвета" из одного пакета в другой прямо в кабинете главы СКР по Москве - Никандров подробно описал в показаниях.

Правообладатель иллюстрации Alexander Shcherbak/TASS
Image caption Михаил Максименко умел брать крупные взятки незаметно даже для своих коллег из СКР

Получив деньги, Никандров сразу поинтересовался у Дрыманова, почему в схеме не было тогдашнего заместителя Максименко Александра Ламонова, который также занимался делом Итальянца. Дрыманов предложил задать эти вопросы Максименко. Никандров так и сделал.

Тогда Максименко сообщил Никандрову, что Ламонов "и его ребята получили пятьсот штук" (500 тыс. долларов) от другого человека. Только тогда Никандров понял, что в схеме существовал и другой взяткодатель, о котором они не знали. Это стало новостью и для руководителей столичного главка - Никандров ему раскрыл эту деталь. Генерал Дрыманов "остро отреагировал, возмутился и назвал Ламонова мошенником", вспоминал на допросе Никандров.

Как Итальянца пытались спасти

Затем, 16 мая Никандрову позвонил Крамаренко и рассказал, что Кочуйков и Романов, которым предъявили смягченное обвинение по ст. 330 УК ("Самоуправство") все равно не признали вину. "На вопрос, а как же его обещания и уверения, Крамаренко ответил, что его обманули адвокаты", - рассказал Никандров.

Правообладатель иллюстрации Sergei Bobylev/TASS
Image caption Попытка освободить из СИЗО авторитета Кочуйкова (на фото) привела к крупнейшему коррупционному скандалу в истории СКР

Он дал указание Крамаренко закончить расследование уголовного дела до 14 июня 2016 года и меру пресечения обвиняемым не менять. "На это Крамаренко заметил, что по достижению предельного срока пребывания обвиняемых под стражей он все равно их отпустит", - вспомнил Никандров. Услышанное от Крамаренко он доложил начальнику - Дрыманову, "который заметил, что это проблемы Крамаренко, но тем не менее поручил сообщить об этой новости Максименко". Вечером 17 мая Никандров так и сделал - он встретился с "безопасником" у ресторана в центре Москвы и все ему рассказал.

Максименко ответил, что поговорит с бизнесменом Смычковским и заставит Кочуйкова и Романова признать вину. Также он сказал, что "если Крамаренко накосячил, то пускай несет ответственность, тем более свои деньги уже получил", вспомнил на допросе Никандров. "Со слов Максименко ни к Никандрову, ни к Дрыманову, ни к нему самому никаких претензий быть не может", - пересказал следователям итоги этой беседы Никандров. Слова Максименко его тогда успокоили, он посчитал, что его функции контроля по данному уголовному делу закончены.

В итоге, Кочуйколва и Романова задержали на выходе из СИЗО сотрудники ФСБ. Их обоих, а также вора в законе Шакро Молодого приговорили к длительным срокам за вымогательство.

Уже незадолго до своего задержания Никандров в кабинете Дрыманова говорил с начальником о появившейся в интернете "нехорошей статье", в которой говорилось, что ФСБ проводит проверку на причастность сотрудников Главного следственного управления СКР на причастность к коррупционным преступлениям. Дрыманов тогда рассказал, что дал команду Смычковскому на время уехать из Москвы, потому что бизнесмен общался с Шакро, и это позволяло связать Дрыманова с вором в законе через Смычковского. "В ходе разговора Дрыманов выглядел подавленным", - вспоминал на допросе в ФСБ Никандров.

Новости по теме