Почему Америка богаче всех? О Нобелевской премии по экономике в 100 и 500 словах

  • 8 октября 2018
Почему одни страны богаче других? Вечный вопрос экономической науки Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Почему одни страны богаче других? Вечный вопрос экономической науки

Ученые из самой богатой страны на планете вновь получили Нобелевскую премию по экономике - за то, что приблизили мир к пониманию природы этого богатства и объяснили, как сделать так, чтобы жизнь людей улучшалась повсюду и постоянно, а не кое-где циклами с перерывами на кризисы.

Юбилейный 50-й приз, который формально не является Нобелевской премией, но вручается на той же церемонии и тем же комитетом, достался американцу Уильяму Нордхаусу из Йельского университета и его соотечественнику Полу Ромеру, бывшему главному экономисту Всемирного банка.

Их работы пролили свет на две "фундаментальные и неотложные проблемы планеты" и главное - проблемы глобальные, требующие общемирового подхода в течение десятилетий. Потому они и заслуживают Нобеля, решила Шведская королевская академия наук.

Русская служба Би-би-си объясняет, что дали миру лауреаты: кратко (в 100 словах на 20 секунд чтения) и подробнее (на 500 слов и пару минут).

Ромер и Нордхаус продвинули науку на шаг к решению главного вопроса: почему растет экономика и как сделать так, чтобы рост был устойчивым и повсеместным. Это позволило бы искоренить бедность и неравенство.

Ромер развил теорию о том, что в основе роста лежит технологический прогресс, и доказал, что лучшая среда для рождения технологий - рыночная экономика с элементами госрегулирования.

Нордхаус объяснил, как связаны выбросы парниковых газов с экономическим развитием и как подсчитать, насколько ухудшится благосостояние людей в результате климатических изменений.

Загадка мирового экономического роста далека от разрешения. Однако Ромер и Нордхаус сложили части пазла и заложили научный фундамент для политических решений, призванных сделать повышение уровня жизни постоянным и необратимым.

Правообладатель иллюстрации SpaceX
Image caption США привлекают таланты и капитал отовсюду и лидируют в науке и технологиях

Ромер и Нордхаус изучают долгосрочные тенденции в экономике: их волнуют века и десятилетия, а не краткие цикличные изменения. С высоты птичьего полета они определяют проблемы, которые, накапливаясь, несут вред или пользу. И создают модели, которые позволяют властям вовремя скорректировать политику, чтобы не запускать болезнь.

О том, что "дикий" капитализм и свободный рынок не являются оптимальной средой для прироста всеобщего богатства и благополучия, писал еще в 1920 году британский экономист Артур Пигу в "Экономической теории благосостояния". Перегибы должно регулировать государство: вводить субсидии и льготы для поощрения полезных отклонений, налоги и запреты - для купирования вредных.

Но одно дело - диагностировать недомогание и предупредить, что со временем оно перерастет в серьезное заболевание, а другое - точно определить методы лечения. Вот этим и прославились Нордхаус и Ромер.

Они - по отдельности, каждый в своей области - построили научные модели, которые позволяют экономистам относительно точно рассчитать, что делать политикам и чиновникам для исправления перекосов в экономике, которые не регулируются рынком.

Правообладатель иллюстрации Niklas Elmehed/The Nobel Prize
Image caption Уильям Нордхаус и Пол Ромер

Специализация Нордхауса - неблагоприятные природные факторы, от которых страдает экономика и падает уровень жизни. Он создал модели для оценки того, как выбросы парникового газа и изменения климата сдерживают развитие. Теперь они используются повсеместно.

Ромер, напротив, занят оценкой факторов благоприятных: он отвечает на вопрос, при каких условиях в мире чаще появляются новые идеи и технологии и каким именно образом они подстегивают экономический рост.

О том, что технологический прогресс служит источником роста экономики, поведал миру еще в 1950-х другой американец, нобелевский лауреат Роберт Солоу. Ромер заполнил дыры в его теории. Он объяснил, почему не все страны выигрывают одинаково, и доказал, что рыночные экономики способствуют технологическим прорывам.

Одновременно он показал, что от новых технологий выигрывают все, а не только их разработчики, однако с важными оговорками.

В частности, для прорыва нужна финансовая мощь, а она есть только у крупных компаний и монополий. Кроме того, базовые исследования прибыли не приносят, и потому их лучше всего делают университеты, а не рыночные фирмы.

Из этого следует главный вывод: в условиях абсолютно свободного рынка технологический прогресс будет неэффективным, его необходимо регулировать на уровне стран и всего мира. Ограничивать монополии, защищать авторские права, способствовать развитию университетов, вводить льготы для тех, кто инвестирует в исследования и разработки.

Ромер доказал, что экономический рост, основанный на накоплении идей и технологий, устойчивее роста, движимого накоплением физического капитала.

"Ответ на вопрос - почему передовые экономики продолжают быстро расти даже тогда, когда капитал уже находится на оптимальном уровне, а население не увеличивается", - объяснил премию Ромеру экономист Константин Сонин в своем блоге.

"Ромер построил первую модель эндогенного - движимого техническим прогрессом - экономического роста; без этих моделей невозможно было бы объяснить рост развитых стран во второй половине ХХ века", - пишет Сонин, профессор Чикагского университета и Высшей школы экономики.

А Шведская королевская академия наук так определила место Ромера и Нордхауса в истории молодой экономической науки.

"Вопрос о том, как человечество справляется со скудностью ресурсов, - краеугольный камень экономики как научной дисциплины, и со дня ее зарождения считалось, что в основании этой проблемы лежат природа и знания. Природа определяет условия, в которых мы существуем, а знания - нашу способность приспосабливаться к ним", - пишут академики в нобелевской публикации.

"В то же время, несмотря на центральную роль этих факторов, экономисты до сих пор обходили стороной вопрос о том, какое влияние на природу и знания оказывают экономические субъекты и рынок. Лауреаты этого года Пол Ромер и Уильям Нордхаус расширили простор для экономического анализа и дали нам инструменты, позволяющие определить долгосрочное воздействие рыночной экономики на природу и знания".

Новости по теме