Кыргызстан: убийца украденной им 19-летней Бурулай получил 20 лет тюрьмы

  • 11 декабря 2018
Burulai's family archive Правообладатель иллюстрации Личный архив семьи Бурулай
Image caption Бурулай похитили, когда она покупала кефир в киоске около своего дома

В Бишкеке вынесен приговор по громкому делу о похищении невесты. 30-летний Марс Бодошев приговорен к 20 годам в колонии строгого режима с конфискацией имущества за убийство и похищение с целью принуждения к браку.

Суд посчитал, что вина Бодошева полностью доказана. Его соучастник в похищении Акмат Сеитов получил семь лет тюрьмы за соучастие.

Кыргызстан обвиняют в недостаточных усилиях по борьбе с этим обычаем: по данным ООН, 20% всех браков в Кыргызстане заключаются путем кражи невесты.

Имя Бурулай в этом году стало для кыргызстанцев нарицательным. 19-летняя девушка в мае погибла от рук укравшего ее мужчины. Он хотел на ней жениться. Недавно на стене здания медицинского колледжа в центре Бишкека, где училась девушка, появился ее портрет как символ борьбы с кражей невест.

Бурулай Турдаалы кызы - одна из тысяч девушек в Кыргызстане, которых каждый год воруют, чтобы принудить к браку. Правозащитная организация Freedom House оценивает число таких девушек от 8 тыс. до 12 тыс. ежегодно.

Однако наиболее громким случаем стала смерть Бурулай: девушка была убита своим похитителем прямо в отделении милиции.

27 мая Марс Бодошев со своим другом и одноклассником Акматом Сеитовым выкрал Бурулай, когда девушка покупала кефир в киоске рядом с домом. Ее родители сразу обратились в милицию; автомобиль с похитителями и девушкой задержали на посте ГАИ в 70 км от столицы.

"Кража невест может привести к трагедии"

В приемной отделения милиции, куда привезли всех троих, похититель запер изнутри дверь и, пока сотрудники милиции выламывали дверь, нанес ножевые ранения Бурулай и попытался покончить с собой.

Оба поступили в больницу в тяжелом состоянии, Бурулай спасти не удалось, а ее похититель вышел из больницы и сейчас осужден за убийство.

23 сотрудника органов внутренних дел, включая сотрудников ГАИ и отделения милиции, в котором погибла Бурулай, понесли дисциплинарную ответственность, против пятерых возбудили уголовное дело по статье о халатности.

"Смерть Бурулай можно было предотвратить, поэтому пусть ее случай станет уроком для всех кыргызстанцев - кража невест может привести к трагедии. Молодые должны жениться по обоюдному желанию, и отцы не должны хоронить своих детей", - говорит Турдаалы Кожоналиев, отец Бурулай.

Image caption Марс Бодошев в зале суда

Родители девушки судились семь месяцев, чтобы доказать, что она была убита с особой жестокостью. Они также обвиняют сотрудников милиции в том, что они оставили девушку наедине со своим похитителем на столь долгое время.

Они также выразили сомнения в точности результатов судебно-медицинской экспертизы, так как утверждают, что на груди девушки ножом была вырезана надпись "Н+Б" - от заглавных букв имени Бурулай и ее жениха, с которым она обручилась незадолго до похищения.

Родители подали иск, потребовав 2 млн сомов (около 40 тыс. долларов) в качестве моральной компенсации. Они требовали приговорить похитителя дочери к пожизненному заключению и добивались гарантии того, что Бодошев не будет амнистирован.

Суд удовлетворил их требования частично: семья Бодошева выплатит потерпевшей стороне 800 тысяч сомов за материальный и моральный ущерб. Родители Бурулай говорят, что чувствуют и собственную вину за то, что не уберегли дочь.

Месяцем раньше Марс Бодошев уже похищал эту девушку, но вернул ее домой по настоянию своих родственников. Тогда родители девушки не стали подавать заявление в милицию, не желая, по их словам, выносить сор из избы.

Сейчас они жалеют о том, что не обратились в полицию после первой попытки похищения.

Родителей Бурулай поддерживают многочисленные правозащитные организации, работающие на безвозмездной основе адвокаты и пристально следящая за процессом общественность.

В суде защита Бодошева пыталась доказать, что Бурулай похитили с ее согласия. Адвокаты утверждали, что молодые люди ранее встречались. Однако суд принял во внимание и показания свидетелей, которые видели, как девушку похитили.

"Счастливая жертва"

Обряд похищения невесты (в Кыргызстане его называют "ала качуу") распространен во многих странах с сильными патриархальными традициями, в том числе на Кавказе и в Средней Азии.

В Кыргызстане это обряд, согласно некоторым источникам, служил способом заключения брака между представителями разных социальных слоев, когда молодые не могли добиться благословления от родителей или жених не мог заплатить выкуп за невесту.

Правообладатель иллюстрации Otkrytaya Liniya
Image caption Пока с практикой похищения невест в Кыргызстане активно борются только правозащитники

По киргизским традициям, потенциальный жених и его друзья привозят украденную девушку в дом своих родителей, где его родственницы уговаривают ее надеть белый платок в знак согласия стать невестой.

Часто в таких случаях, чтобы убедить девушку, женщины говорят о себе как о "счастливой жертве", которой удалось создать благополучную семью со своим похитителем.

Затем в дом приходит мулла, совершающий религиозный обряд бракосочетания, после чего родственники жениха отправляются к семье девушки, чтобы сообщить о ее замужестве.

В советское время этот обычай был практически искоренен, но с развалом Союза стал снова набирать популярность из-за экономической нестабильности в стране. При этом вместо инсценировки похищения невесты - обряда, который происходит с согласия девушки, - часто стали похищать незнакомых или малознакомых девушек.

По данным киргизской Государственной службы исполнения наказаний (ГСИН), всего за последние пять лет в правоохранительные органы по фактам похищения и принуждения к браку обратились лишь 895 женщин, при этом более 80% заявлений были отозваны.

В итоге было заведено 161 уголовное дело, и только 73 человека по статье за кражу девушек отбывают срок условно. Как сообщили в ГСИН, на 2018 год в местах заключения нет ни одного человека, отбывающего срок за похищение и принуждение к браку.

Тот факт, что с заявлениями в милицию о принуждении к браку обращаются очень немногие из похищенных невест, объясняется отсутствием поддержки. Если девушка решается подать заявление, она зачастую сталкивается с осуждением со стороны родственников и общества.

"Проблема в том, что девушки и их близкие не знают своих прав. И даже если они заявляют о факте похищения, следователи часто не хотят открывать дело, уговаривают жертву остаться невесткой в доме. Если все же удалось довести дело до суда, уже судьи оказывают давление на жертву, и так круг замыкается. Проблема заключается в общественном сознании", - говорит Мунара Бекназарова, руководитель фонда "Открытая линия", который оказывает помощь жертвам таких похищений.

Почему не работает закон?

Похищение девушек с тем, чтобы принудить их к браку, стало считаться преступлением в Кыргызстане в 1994 году. В 2013-м усилиями десятков правозащитных организаций уголовное наказание за это было ужесточено: похитителям теперь грозит от 7 до 10 лет лишения свободы.

Однако после этого похищения девушек не прекратились. Проблема заключается также и в том, что похитители и жертвы часто воспринимают кражу как обычай, а не преступление.

При этом неэффективные методы борьбы с этой традицией наносят урон репутации Кыргызстана на международной арене.

После убийства Бурулай агентства ООН в Кыргызстане и Amnesty International призвали власти страны принять все необходимые меры для прекращения такой практики и исполнения законодательства и международных договоров, к которым страна ранее присоединилась.

Image caption Портрет Бурулай на стене медицинского колледжа, где она училась

Пока с этой практикой в Кыргызстане активно борются только правозащитники. Фонд "Открытая Линия" работает с жертвами похищения уже девять лет. Все началось с документирования случаев похищения девушек, рассказывает Мунара Бекназарова.

"Когда мы начали ездить по регионам, поняли, что эти вопиющие преступления происходят, потому что общественность смотрит на это через ложную призму. Считается, что в этом нет ничего плохого, если парень полюбил девушку, - речь ведь о высоких чувствах", - говорит она.

Однако на деле похищение зачастую заканчивается изнасилованием, после чего девушка вынуждена стать женой своего похитителя и насильника из-за социальный стигмы.

В регионах ала-качуу случаются в два раза чаще, чем в столице - в основном из-за неосведомленности девушек о своих правах и неуверенности, что после похищения их примут в родной семье.

Правообладатель иллюстрации Tatiana Zelenskaya/UN
Image caption "Нет краже невест" - гласит плакат, который можно увидеть на улицах Бишкека

Историю одной из таких девушек "Открытая Линия" рассказала депутатам правительства перед заседанием, посвященном ужесточению наказания за похищение женщин, в 2012 году.

Гульмира (имя изменено) десять дней отбивалась от попыток изнасилования своим похитителем, перед тем как совершить попытку самоубийства.

Ее вернули в родительский дом в состоянии комы, в котором она пробыла три месяца, после чего осталась инвалидом. Сейчас она не может работать и живет на пенсию по инвалидности. В результате депутаты приняли поправки, ужесточающие наказания за кражу невест.

Сейчас Мунара вместе с другими правозащитниками работает над тем, чтобы кыргызстанцы, особенно в регионах, знали больше о своих правах и наказании за похищение невест.

Заработали горячая линия и приложение, позволяющие гражданам заявлять о случаях насилия. Иногда это приносит плоды: однажды на кражу невесты отреагировал 13-летний подросток.

"Он сообщил о похищении девушки-десятиклассницы на севере страны. Я сообщила в милицию, и в течение получаса девушку вызволили", - рассказывает Мунара.

Смерть Бурулай шокировала кыргызстанцев, однако открыто говорить о проблеме кражи невест в стране до сих пор не готовы. Телеведущая Алия Суранова обратилась к знаменитостям и общественным деятелям Кыргызстана с призывом высказаться против похищения девушек - отозвались лишь единицы.

"Люди не хотят говорить о чужом горе. Но горе не чужое, и если государство не справляется, общественность должна проявить инициативу и поднимать эти темы, чтобы ала-качуу стало табу в нашем обществе", - говорит Алия Суранова.

Новости по теме