Пресса Британии: конец ИГ - халифат побежден, но очень опасен

  • 25 марта 2019
Британские газеты

В обзоре британской прессы за 25 марта:

Тереза Мэй не справилась с вызовом, который бросил "брексит", а кто бы справился?

Как выясняется, Тереза Мэй лгала о том, что соглашение, которое она выработала с Евросоюзом о выходе Британи из ЕС - это единственный вариант. Это не так, и это признание у нее вырвали сами парламентарии, пишет в редакционной статье Guardian.

Теперь, по словам газеты, только ленивый не смеется над правительством, а консерваторы на удивление открыто говорят о том, что Терезе Мэй пора в отставку. Еще удивительнее слышать, как сторонники "брексита" размышляют о том, что новый премьер-лейборист был бы полезнее для страны.

Беды, обрушившиеся на премьер-министра, - это дело исключительно ее собственных рук, считает газета. Она стоически сносит стыд и унижение за свой план "брексита" при том, что сама она была противницей выхода из ЕС, с упорством новообращенной убеждая в необходимости принять этот план тех, кто изначально хотел "брексита". Но ведь задача премьер-министра не в этом, а в том, чтобы искать компромисс и вести за собой.

Ну а в чем же видит выход из сложившейся ситуации Guardian?

Газета считает, что чем быстрее в парламенте созреет большинство за альтернативу выходу из ЕС без договора, тем лучше. Но в этом, признает газета, есть своя опасность, ведь это может привести к изменению баланса сил и дать повод для проведения досрочных выборов.

Джереми Корбин может полагать, что это ему лишь на руку, ведь он уверен, что страна готова к самому левому в истории премьер-министру. Но если консерваторы - это партия сторонников "брексита", которых возглавляет его противница, то у лейбористов все наоборот. Недаром в ходе субботней демонстрации раздавались возгласы: "Где же ты, Корбин?"

Избирательная система Великобритании поддерживает иллюзию, что она может продолжать создавать парламентское большинство. Но в обеих ведущих партиях наметился явный раскол, и "брексит" привел к образования поляризованной двухпартийной системы, когда правоцентристы и левоцентристы теряют свои позиции. В итоге ни одна из партий, похоже, не в силах будет сдержать разрушительных последствий "брексита", резюмирует Guardian.

Расследование Мюллера: это не Трамп невиновен, а просто его вина не доказана

Несмотря на многочисленные попытки Дональда Трампа помешать Роберту Мюллеру в его расследовании, в том числе и уволить его, спецпрокурор все же довел дело до конца. Теперь, спустя почти два года кропотливых расследований, пишет Financial Times, американские граждане должны получить возможность ознакомиться с результатами этого дела и узнать, что за дела их президент вел с Россией.

Нет никаких сомнений в том, подчеркивает газета, что Кремль вмешивался в ход президентских выборов в 2016 году, и в том, что ключевые помощники Трампа, в том числе руководитель его избирательной кампании, его личный адвокат и первый советник по вопросам национальной безопасности виновны в многочисленных нарушениях закона.

Возможно, Мюллер не смог доказать, что и в каком объеме знал об этом Трамп, но "не смог доказать" - это вовсе не то эе самое, что "полностью оправдан". У конгресса, а также прокуроров федерального уровня и отдельных штатов еще будут вопросы к президенту, много вопросов. Мюллер позаботился о том, чтобы коррупционные расследования были начаты в Нью-Йорке, Вашингтоне и других местах. Трамп, его семья, его бизнес уже фигурируют в десятках дел.

Так что выводы спецпрокурора - это не конец истории, это начало новой фазы, полагает FT. И политические битвы лишь усилятся. Союзники Трампа и российские СМИ уже поспешили объявить, что Трамп невиновен, но это, мягко говоря, заблуждение. Да, вина президента в сговоре с Москвой не доказана, но многие из его высокопоставленных помощников получили длительные сроки за уголовные преступления. Именно поэтому окончательно судить о действиях президента можно будет только после того, как мы узнаем все подробности расследования. И чем быстрее это будет сделано, тем лучше для американской демократии, подводит итог Financial Times.

ИГ - государство без территории, но с армией

Всего пять лет назад самопровозглашенный халифат контролировал территорию размером с половину Великобритании. Однако после того, как в субботу Демократические силы Сирии при помощи американской авиации разгромили последний оплот боевиков в поселке Багуз на границе Сирии и Ирака, "Исламское государство" (террористическая группировка, запрещенная многими странами, включая Россию) осталась без территории.

И если во всем мире не празднуют победу, так это лишь потому, что она объявлялась уже много раз, не менее 16-ти с декабря прошлого года, если верить президенту Дональду Трампу.

Впрочем, как пишет в редакционной статье Times, есть и еще одна причина не предаваться преждевременной радости: хотя ИГ осталась без территории, группировка не утратила опасности. Даже в Ираке и Сирии бои еще не закончены, а ведь организации, связанные с ИГ, действуют и во многих других странах.

Газета приводит весьма длинный список: Сомали, Йемен, Мали, Буркина Фасо, Чад, Ливия, Афганистан. К тому же в Нигерии и Нигере обширные территории контролирует так называемое "Исламское государство Западной Африки", бывшая группировка "Боко Харам".

Все это - десятки тысяч боевиков из разных стран, в том числе из США и Европы. Недаром Дональд Трамп призвал в одном из своих твитов вернуть в Британию, Францию, Германию и другие страны около 800 боевиков, захваченных в Сирии, чтобы отдать их под суд. В противном случае, предупредил президент США, их придется отпустить, и тогда они сами проникнут в Европу.

Однако Европа явно не проявляет желания в каком бы то ни было качестве принимать их назад. В 2017 году здесь уже наблюдали волну нападений после того, как около 5 тысяч фанатиков, вдохновленных и подготовленных "Исламским государством", вернулись в Европу.

"Исламское государство", ставшее идеологическим преемником "Аль-Каиды", появилось в Ираке 7 лет назад после преждевременного вывода оттуда американских войск по инициативе Барака Обамы. Лидер группировки Абу Бакр аль-Багдади тогда умело сыграл на недовольстве суннитов политикой нового шиитского правительства Ирака. Воспользовавшись американским оружием, которое побросала стремительно отступавшая иракская армия, боевики заняли значительные территории на востоке Сирии.

После того, как оттуда стали поступать многочисленные сообщения о жестокости, массовых казнях и сексуальном насилии со стороны джихадистов, борьба с режимом Асада отошла для Запада на второй план, и силы были сосредоточены на войне с ИГ.

Сегодня, несмотря на разгром последнего оплота в Сирии, ИГ сохраняется как организация с отличным финансированием, и есть все основания ожидать, что она продолжит традиционную террористическую деятельность вроде устройства взрывов и нападений. И даже падение Багуза американские военные называют сознательным шагом, на который боевики пошли, чтобы сохранить свои семьи и ресурсы.

При этом, как пишет Times, увлечение радикальным исламом на Ближнем Востоке не ослабнет, а возможно даже усилится, особенно в районах на западе Сирии, где восстанавливают контроль силы режима Асада при поддержке России.

На Ближнем Востоке царит безработица и отчаяние, многие государства не функционируют, их экономика не работает, а ИГ как раз выросла из хаоса и вакуума, напоминает газета, так что когда вернется вакуум, может возродиться и халифат.

На закате просвещенного авторитаризма

Переименование столицы Казахстана в честь президента, правившего три десятилетия, едва ли можно считать показателем образцовой демократии, пишет в редакционной статье Financial Times. Хотя Нурсултан Назарбаев и ушел в отставку, ушел он недалеко: 78-летний политик возглавляет Совет безопасности и остается пожизненным Лидером нации, а потенциальным преемником назначена его дочь Дарига.

И все же, считает газета, переход к пост-назарбаевской эре начался. И как надеются западные партнеры Казахстана, этот подведет бывшую советскую республику ближе к демократии, а не к авторитарной династии.

После распада СССР Назарбаев установил в стране личное правление, государственные институты в Казахстане слабы, выборы - управляемые сверху. Ключевыми активами располагает семья президента, близкие люди и горстка мощных кланов, преданных самому Назарбаеву. Коррупция цветет пышным цветом, ситуация с правами человека ухудшается, на критиков правительства заводят сфабрикованные дела, несанкционированные акции протеста разгоняются.

Однако, признает Financial Times, по сравнению с другими лидерами государств Центральной Азии Назарбаев - это просвещенный автократ. Президент смог сформировать нацию и удержать в руках страну размером со всю Западную Европу, зажатую между Россией и Китаем и до этого никогда не бывшую самостоятельным государством. Он уберег ее от гражданской войны, как это произошло в Таджикистане, и от брутальной тирании, при которой жил Узбекистан, и от вычурного культа личности на манер Туркменистана.

Более того, Назарбаев смог построить рыночную экономику и даже привлечь иностранных инвесторов. Прямые инвестиции в экономику страны в 2017 году составляли 147 млрд долларов - это на треть меньше, чем в России, но и экономика Казахстана в 9 раз меньше российской.

Но никто не вечен, и вопрос о том, что станет со страной после его смерти, несомненно мучил Назарбаева, а смерть Каримова в 2016 году подстегнула его, заставив заранее обеспечить процесс плавной передачи власти. И если раньше он не планировал передавать бразды правления дочери, то назначение ее спикером Сената Казахстана вполне может свидетельствовать о том, что он все же хочет видеть ее своим преемником.

Бывшие советские республики можно разбить на два лагеря, подводит итог Financial Times. Одни претерпели революционные перемены, чтобы пойти по пути западных демократий. К таким можно отнести Грузию, Украину, Киргизию и, совсем недавно, Армению.

Казахстан принадлежит ко второму лагерю, который пошел "восточным" путем, часто в сочетании с династическим элементом. Сюда же можно отнести Азербайджан, который Ильхам Алиев унаследовал от отца, Гейдара Алиева, и сам уже назначил жену первым вице-президентом. Беларусь также принадлежит к этому лагерю, там бессменный диктатор Александр Лукашенко прочит в преемники сына.

В случае, если Казахстан решит пойти династическим путем, он рискует погрязнуть в клановом капитализме и отдалиться от демократии. Если же сам Назарбаев или его настоящий преемник смогут сделать систему более открытой, такой, где власть переходит к новому руководителю в ходе честных выборов, то звание "Отец нации" окажется более чем заслуженным, и тогда уже можно всерьез думать о переименовании столицы.

Обзор прессы подготовил Леонид Лунеев, bbcrussian.com

Новости по теме