Экс-депутата от Брайтон-бич Алека Брука-Красного оправдали по делу о мошенничестве

  • 28 июля 2019
Алек Брук-Красный Правообладатель иллюстрации Getty Images

Двухмесячный судебный процесс в Нью-Йорке закончился оправданием бывшего москвича 61-летнего Алека Брука-Красного, который был первым иммигрантом из СНГ, избранным в делегаты ассамблеи штата. В апреле 2017 года он был арестован по обвинению в обмане госсистемы здравоохранения, преступном сговоре и других преступлениях, к которым позднее добавилось взяткодательство.

Присяжные, заседавшие ровно неделю, оправдали Брука-Красного по главным пунктам обвинения, но не смогли достичь единого мнения по второстепенным, прежде всего по пункту о взяткодательстве.

Манхэтттенской прокуратуре предстоит решить до 25 сентября, назначать ли новый суд по оставшимся обвинениям или махнуть на это дело рукой. Если по главным пунктам Бруку-Красному грозило несколько лет тюрьмы, то за взятки - менее года, поэтому прокуроры необязательно решат потратиться на повторный суд: их ресурсы не безграничны.

С 2006 года Брук-Красный представлял в нижней палате нью-йоркской легислатуры Брайтон-Бич, Кони-Айленд и сопредельные районы, получая жалованье 92 тыс. долларов в год.

Этих денег, очевидно, не хватало, и в середине 2015 года парламентарий неожиданно подал в отставку, объяснив, что намерен улучшить свое материальное положение в частном секторе. Как заявила на суде прокурор Кристин Бейли, он улучшил его сверх всяких ожиданий. По ее словам, в первый же год Брук-Красный заработал 135 тыс. долларов, а в следующие девять месяцев - уже 395 тыс.

Нью-йоркские правоохранители и сотрудники федерального Управления по борьбе с наркотиками разрабатывали Брука-Красного и 14 его подельников в рамках операции под кодовым названием "Лавина".

По утверждению прокуратуры, с 2012 года обвиняемые во главе с доктором Лазарем Фейгиным, эмигрировавшим в США из Белоруссии, мошенническим образом получили у госсистемы медицинского страхования более 24 млн долларов и незаконно выписали рецепты более чем на 6 млн таблеток оксикодона, в просторечии окси. Это сильное болеутоляющее, таблетка которого строит на черном рынке 20-30 долларов.

По словам прокуроров, две клиники, которыми владел в Бруклине доктор Фейгин, делали ненужные анализы и проводили ненужные процедуры, а потом выставляли за них счета системе медицинского страхования. С пациентами расплачивались рецептами на оксикодон.

Брук-Красный был администратором лаборатории, которая обрабатывала анализы, взятые клиниками Фейгина. По словам прокуроров, бывший парламентарий поставил свои политические связи на службу бизнесу Фейгина. Брук-Красный якобы фальсифицировал результаты анализов мочи, искусственно занижая содержание алкоголя. Пьющим пациентам прописывать оксикодон не полагается.

Защитник бывшего москвича Джеймс Макговерн убеждал присяжных, что Брук-Красный без всяких задних мыслей выполнял распоряжения Фейгина.

"Алек следовал указаниям доктора Фейгина, и поэтому он сидит здесь", - заявил адвокат на процессе.

Макговерн с самого начала также заявлял, что его подзащитный был невинной жертвой правоохранителей, которые рвались заработать очки на громком деле против политика.

Для властей это действительно было знаковое дело - не только из-за Брука-Красного, а из-за того, что оно разворачивалось на фоне нынешнего увлечения миллионов американцев опиатами, уносящего каждый год тысячи жизней.

Пресса насмешливо напоминала, что в 2014 году Брук-Красный внес в ассамблее два законопроекта по борьбе с этой напастью. Правда, оба умерли во младенчестве.

Защитник Макговерн заявил присяжным, что 19-летний сын Брука-Красного в 2014 году передозировался опиатами, поэтому нелепо утверждать, что его отец приложил после этого руку к распространению оксикодона.

В марте 72-летний Фейгин признал себя виновным. Прокуратура взамен обещала не требовать для него более пяти лет лишения свободы.

Брук-Красный предпочел бороться до конца и добился оправдания по ключевым пунктам, хотя дело его еще не закончено. "Они погубили ему жизнь! - обрушился на прокуроров адвокат Макговерн в своем последнем слове. - Они погубили его репутацию!... Они арестовали его и обвинили в вещах, основанных ни на чем!".

Новости по теме