Мединский обидел поклонников комиксов. Что они советуют ему почитать?

  • 4 сентября 2019
мединский Правообладатель иллюстрации Getty Images

Молодежи нужно доступным языком объяснять исторические события, но только не в формате комиксов, потому что комиксы - для тех, кто не умеет читать, заявил министр культуры России Владимир Мединский. Опрошенные Би-би-си любители комиксов дали министру советы, какие книги почитать.

На 32-й Московской международной книжной выставке-ярмарке на ВДНХ глава министерства культуры и председатель Российского военно-исторического общества Мединский заявил, что исторические события нужно стараться объяснять доступным языком, чтобы они и соответствовали исторической правде, и были понятны даже ребенку. Но только не в форме комиксов.

"Комиксы - это для тех, кто плохо умеет читать. Я очень плохо отношусь к комиксам. Комикс - это как жевательная резинка, как вам сказать, это не еда. Комикс - это ориентация должна быть на ребенка, который только учится читать, до семи-восьми лет. Но взрослому человеку читать комиксы - это признаться, что "я дебил, я читаю комиксы", - цитирует министра агентство "Москва".

"Коллекционировать их, наверное, можно, это прикольно, но не читать", - добавил Мединский.

"Мы - не дебилы"

Слова Мединского вызвали возмущение у любителей комиксов. В социальных сетях они запустили хэштеги #ядебил и #ячитаюкомиксы.

К акции присоединилось издательство комиксов "Бумкнига", а московский магазин комиксов "Чук и Гик", напротив, опубликовал на в "Фейсбуке" пост "Мы - не дебилы".

"Хэштег #ядебил - это ироничное показное самоуничижение, а я считаю, что время такого шутливого самоуничижения у нас в стране прошло, - сказал Би-би-си совладелец магазина "Чук и Гик" Иван Чернявский. - И я знаю, что многих людей реально обидели эти слова. Они это воспринимают так, что Мединский их прямым текстом оскорбил - и это отчасти так и есть. Поэтому я такую акцию не поддерживаю, я был бы рад увидеть большое количество людей, которые выкладывают свои фотографии с комиксами и рассказывают, как они их читают и что не такие они и дебилы".

"На это выделяются государственные деньги"

Директор издательства комиксов "Бумкнига" и организатор международного фестиваля рисованных историй "Бумфест" Дмитрий Яковлев в разговоре с Би-би-си назвал высказывание Мединского странным.

"Для меня было странно слышать это высказывание, когда параллельно в госучреждениях и библиотеках по всей стране организуются центры комиксов или какие-то уголки комиксов, на это выделяются государственные деньги, закупаются книги. Есть люди, которые работают в этих центрах. Вероятно, Мединский не в курсе этого", - предположил Яковлев.

"Самое трогательное, что Мединский это сказал на московской выставке-ярмарке, где впервые в истории была огромная зона комиксов. В субботу там с утра до вечера будет идти целая программа, посвященная именно российским комиксам. Поэтому это очень фантасмагорично, что Мединский решил так высказаться именно в этом году, когда книжная ярмарка совершенно справедливо решила взять комиксы издателей и выделить им отдельный большой блок. Это парадоксальное сочетание", - добавил Чернявский.

"Очень жаль, что министр культуры публично критикует не только новый для него вид искусства, не изучив, как мне кажется, досконально вопрос, но и нелестно высказывается в адрес творческих людей с чуждыми ему увлечениями", - сказал Би-би-си директор издательства комиксов "Комильфо" Михаил Богданов.

По словам Богданова, с подобными высказываниями ему доводилось сталкиваться в 2007-2009 годах, когда комиксы не были представлены на российском рынке в таком ассортименте как сейчас. "За это время мы перебороли эти стереотипы, объяснив читателям, что комикс - это лишь форма подачи информации, они бывают разных жанров, рассчитаны на разные аудитории и затрагивают порой весьма серьезные и остросоциальные темы. Не даром столько графических романов удостоены престижных литературных премий", - сказал он.

"Они боятся, что это значит что-то американское"

"Это для детей", "это для дебилов" - главные стереотипы о комиксах, считает Яковлев.

"Я занимаюсь комиксами уже 15 лет, и все это время такое стереотипное представление присутствует в обществе. Пока я не познакомился с комиксами, я тоже считал, что это всегда что-то легкое и несерьезное про супергероев для детей. Но познакомившись с рядом художественных произведений, я понял, что комиксы, как и кино, могут быть абсолютно разными - и легкими, и серьезными произведениями, за которые дают пулитцеровские премии. В частности, это "Маус" Арта Шпигельмана", - напомнил издатель. Шпигельман получил Пулитцеровскую премию в 1992 году.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Страница из комикса "Маус" Арта Шпигельмана в метро в Будапеште

По мнению Чернявского, слово "комикс" вызывает непонимание и боязнь у чиновников, которые связаны с культурными ведомствами.

"Они боятся, что это значит что-то пропагандистское, американское обязательно, развращающее. Есть стереотип, что комиксы - это нечто чуждое российскому менталитету, нечто несущее деградацию. На бытовом уровне мы с этими стереотипами сталкиваемся регулярно, когда в наш магазин заходят случайные прохожие. Есть люди, которые приходят в магазин с детьми и говорят: лучше бы ты что-то нормальное прочитал", - рассказал Чернявский.

Стереотип о том, что комиксы выбирают те, кто плохо умеет читать, распространен, но не имеем под собой никакого статистического фундамента, добавил он.

Кроме того, по его словам, на российском рынке как раз больше взрослых комиксов, а не детских, комиксы для детей до 12 лет в России найти сложно: "Детский комикс в России не становится массовым, основные потребители - это люди старше 16 лет. Поэтому во всем мире комикс - это явление для всех возрастов, а в России - только для взрослых".

Какие комиксы почитать Мединскому?

Русская служба Би-би-си попросила издателей комиксов Яковлева и Богданова, а также совладельца магазина комиксов "Чук и Гик" Чернявского выбрать комиксы, которые они бы посоветовали почитать министру Мединскому. Вот что они выбрали:

"Сурвило", Ольга Лаврентьева. Биографический роман, в котором Лаврентьева рассказывает историю жизни своей бабушки Валентины Сурвило, пережившую сталинские репрессии и блокаду Ленинграда.

"ШУВ", Ольга Лаврентьева. Комикс о российских реалиях конца 1990-х.

"Маус", Арт Шпигельман. Графический роман о Холокосте, за который Шпигельман получил Пулитцеровскую премию. В нем автор рассказывает историю своего отца, польского еврея Владека Шпигельмана. Евреев Шпигельман изобразил в образе мышей, нацистов - в образе кошек.

"Персеполис", Маржан Сатрапи. Комикс писательницы и художницы из Ирана Маржан Сатрапи о падении шахского режима, Исламской революции, о том, как она изменила иранское общество, а также о взрослении.

Правообладатель иллюстрации PHILIPPE LOPEZ/AFP/Getty IMAGES

"Фотограф", Эмманюэль Гибер, Дидье Лефевр, Фредерик Лемерсье. Комикс о гуманитарной миссии "Врачей без границ" в Афганистане после вывода советских войск в 1979 году. Графика в нем соединяется с документальными фотографиями Лефевра, который сопровождал миссию.

"Палестина", Джо Сакко. Единственный переведенный на русский графический роман художника и журналиста Джо Сакко в жанре графической журналистики. Комикс стал результатом его двухмесячной поездки на Западный берег реки Иордан, где он взял интервью у более чем сотни палестинцев и израильтян.

"Босоногий Гэн", Кэйдзи Накадзава. Манга о жизни мальчика Гэна до и после бомбардировки Хиросимы. "Я бы посоветовал его Мединскому, если он в детстве смотрел детский мультик "Босоногий Гэн", потому что он снят по этому японскому комиксу", - сказал Яковлев.

"Прибытие", Шон Тан. Графический роман австрийского писателя и иллюстратора Шона Тана об иммиграции и ее трудностях

Новости по теме