Еще два обвиняемых по "московскому делу" получили реальные сроки, один - условный

  • 6 декабря 2019
Максим Мартинцов Правообладатель иллюстрации Andrei Vasilyev/TASS
Image caption Максим Мартинцов получил реальный срок

Мещанский суд Москвы приговорил обвиняемых по "московскому делу" Егора Лесных и Максима Мартинцова к реальным срокам лишения свободы, а Александра Мыльникова - к условному сроку.

Егор Лесных приговорен к трем годам, а Максим Мартинцов - к двум с половиной годам колонии. Александр Мыльников получил два года условно. При этом прокуратура просила приговорить Лесных к четырем, Мартинцова - к трем с половиной, а Мыльникова - к трем годам реального лишения свободы соответственно.

В приговоре сказано, что суд счел показания потерпевших последовательными и логичными и доверяет им. К показаниям подсудимых суд относится с недоверием, так как они могут быть направлены на избежание ответственности.

Image caption Алексей Миняйло, девушка Егора Лесных и мама Максима Мартинцова после оглашения приговора

Приговор был встречен криками "позор". Алексей Миняйло, который также проходил по "московскому делу", а теперь ходит в суды поддерживать других обвиняемых, был задержан приставами после того, как попытался кинуть розу.

Подсудимых судили по статье о не опасном для жизни насилии к полицейским (часть 1 статьи 318 УК РФ), которое те, по мнению следствия, применили 27 июля во время митинга в поддержку незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму. Защита и сами обвиняемые настаивали, что они пытались защитить граждан от насилия со стороны сотрудников правоохранительных органов.

В ходе процесса судья Аккуратова отклонила большинство ходатайств защиты, которая в том числе просила вызвать в суд следователей, мэра Москвы Сергея Собянина, а также проверить видеодоказательства на предмет монтажа и провести судебные экспертизы.

Аккуратова известна тем, что в этом году направила обратно в прокуратуру дело "Седьмой студии", фигурантом которого был Кирилл Серебренников.

На оглашение приговора пришли несколько десятков человек, в том числе солист группы "Кровосток" Антон Черняк (Шило), и член Либертарианской партии Михаил Светов. Многие из присутствующих переместились в зал заседания после оглашения приговора Владимиру Емельянову, которое сегодня проходило в том же суде.

Что говорили подсудимые

Егор Лесных, бывший антифашист и организатор фестивалей, который сейчас работает в сфере ремонта, на суде попросил вспомнить про конституцию. "Действовал исключительно из своего эмоционального состояния и обостренного чувства справедливости", - сказал он суду. Лесных заявил, что не пытался нанести вред полицейским: "У меня просто было желание помочь мирным гражданам, которых очень сильно избивали".

В своем последнем слове он под оглушительные аплодисменты сделал предложение своей девушке Дарье, поблагодарив ее за поддержку. Его адвокат Ильдар Гароз надел Дарье кольцо на палец.

Александр Мыльников (отец троих детей, во время суда был под домашним арестом) рассказывал, что 27 июля в поехал в центр не для участия в митинге, а чтобы попасть в книжный магазин на Тверской улице. Но попасть туда он не смог из-за оцепления - и тогда Мыльников пошел в книжный на Мясницкой.

Оказавшись возле "Детского мира", он услышал крики и увидел, как омоновцы избивают протестующих. В итоге Мыльников, по его словам, схватил за одежду одного из омоновцев: "Я увидел, что происходит несправедливость, и просто действовал спонтанно. Я воспринимал происходящее как угрозу жизни людей".

Мыльников - отец троих детей, которые полностью находятся на его попечении. Адвокат Марина Гапченко рассказала, что его жену не хотят брать на работу. "Единственная просьба к суду - когда будете выносить решение, оставьте мне возможность обеспечивать мою семью, - сказал Мыльников судье, а потом обратился к жене. - Маша, мы прошли вместе много тяжелых ситуаций. И это пройдем".

Максим Мартинцов, инженер-лаборант в строительной фирме, заявил, что считает себя невиновным. "Я плачу налоги, я отдал долг родине, у меня нет судимости. Я попал в такую ситуацию, потому что должен был засвидетельствовать факт насилия. Я считаю это несправедливым и прошу закрыть уголовное дело", - сказал он.

Кроме того, он сообщил, что в СИЗО у него сильно испортилось здоровье, и поблагодарил зрителей за поддержку: "Если нас забудут, мы пропадем".

За что судили обвиняемых

Эпизод, который лег в основу процесса, произошел на пересечении Рождественки и Театрального проезда. В нем участвовали сразу несколько фигурантов "московского дела" - например, Евгений Коваленко, который за бросок урны в сторону полиции получил 3,5 года колонии, и Владимир Емельянов, получивший в пятницу два года условно.

Согласно показаниям свидетелей защиты и самих подсудимых, все началось с того, что в толпу врезались двое омоновцев, которые конвоировали одного из протестующих. Что произошло сразу после - ясно не до конца. Сотрудники Росгвардии утверждают, что у них начали отбивать задержанного. Очевидцы - что омоновцы начали жестоко избивать протестующих.

В центр потасовки угодили Борис Канторович и его девушка Инга Кудрачева, которая выступала в Мещанском суде как свидетель. Канторович оказался на земле, избивавший его силовик - предположительно, потерпевший омоновец Александр Козлов - даже сломал резиновую палку. Увидев это, Лесных, Мартинцов и Мыльников, по их собственным словам, попытались остановить насилие.

Как утверждается в обвинительном заключении, Мыльников схватил за руку сержанта Максима Косова и мешал его передвижениям, Лесных ударил омоновца живот, а Мартинцов нанес удар правой ногой по бедру. Лесных вменяют и еще один эпизод - удар ногой по спине младшего сержанта полиции Федорова.

Адвокаты в суде говорили, что подсудимые просто пытались остановить незаконные действия росгвардейцев, которые не имели права бить протестующих. Адвокат Лесных Эльдар Гароз распечатал большие плакаты со скриншотами видео, на которых, по его словам, видно, что его подзащитный не попал по сотрудникам Росгвардии.

Адвокат Василий Очерет, защищающий Мартинцова, и вовсе заявил, что акция 27 июля была на Тверской улице, а появление омоновцев на Рождественке и их действия стали для всех полной неожиданностью. Действия Козлова, наносившего удары, он назвал "казнью".

Потерпевшие на суде сказали, что после инцидента у них остались синяки, но обращаться в правоохранительные органы они не собирались. Росгвардеец Косов, например, сказал, что оставляет на усмотрение суда вопрос о примирении.

Главным доказательством в деле стали видеозаписи, сделанные сотрудниками центра "Э" 27 июля. Адвокаты доказывали суду, что авторы роликов притворялись протестующими и специально провоцировали толпу. По словам юристов, омоновцы специально повели конвоируемого в скопление людей, хотя могли обойти его. Кроме того, рядом с местом потасовки даже не было автозаков - они подъехали лишь через несколько минут.

"Это организованная спланированная провокация силовых структур", - заявил Михаил Игнатьев, адвокат Мартинцова. Правда, сами операторы - среди них сотрудник московского управления МВД Антон Антонов, который уже выступил свидетелем обвинения в нескольких других делах, - это отрицали.

Процесс Лесных, Мартинцова и Мыльников был примечателен тем, что все заседания продолжались до глубокого вечера. Адвокаты несколько раз говорили судье Ирине Аккуратовой, что их клиенты не получают нормальной защиты и не получают возможности знакомиться с ходатайствами и материалами дела. Аккуратова была непреклонна, поэтому публика покидала Мещанский суд не раньше 22 часов.