Дело "Сети" в Пензе: обвинение требует для антифашистов от шести до 18 лет

  • 26 декабря 2019
Наручники

Прокуратура требует приговорить обвиняемых по делу о террористическом сообществе "Сеть" к срокам от 6 до 18 лет - сообщает издание "7х7". О таком наказании попросил прокурор Сергей Семеренко на выездном заседании Приволжского окружного военного суда в Пензе.

Обвиняемыми по делу в Пензе проходят семь человек: Дмитрий Пчелинцев, Илья Шакурский, Василий Куксов, Андрей Чернов, Арман Сагынбаев, Максим Иванкин и Михаил Кульков. Всем им от 23 до 31 года.

Гособвинитель просит назначить каждому из них срок лишения свободы:

  1. Пчелинцеву - 18 лет
  2. Шакурскому - 16 лет
  3. Чернову - 14 лет
  4. Иванкину - 13 лет
  5. Кулькову - 10 лет
  6. Куксову - 9 лет
  7. Сагынбаеву - 6 лет

Молодых людей обвиняют в том, что они планировали поднять вооруженный мятеж против органов власти. По версии следствия, они собирались устроить теракты во время чемпионата мира по футболу и выборов президента в 2018 году "с целью раскачки народных масс".

"Планировали нападения на офисы партии "Единая Россия", военкоматы с целью смены конституционного строя", - утверждал на прениях прокурор Семеренко.

Обвиняемые отрицают вину и говорят, что дело о террористическом сообществе "Сеть" было целиком придумано ФСБ на основании сфальсифицированных доказательств и недостоверных показаний.

Находящиеся под арестом молодые люди утверждают, что на раннем этапе следствия они были вынуждены оговорить себя. Часть из них заявляют, что после задержания осенью 2017 года подписали признательные показания под пытками, другие - из-за психологического давления.

Как возникло "дело Сети"

Уголовное дело о террористическом сообществе "Сеть" было возбуждено в октябре 2017 года. Расследование якобы началось с явки с повинной студента пензенского педагогического института Егора Зорина, который незадолго до этого попался полиции с наркотиками, писал "Коммерсант" со ссылкой на материалы дела.

Вслед за Зориным в течение нескольких дней в Пензе один за другим были задержаны несколько молодых людей: студент-одногруппник Зорина Шакурский, музыкант и инженер Куксов, инструктор по стрельбе Пчелинцев, слесарь-сборщик Чернов.

Тогда же, осенью 2017 года, в Санкт-Петербурге задержали и этапировали в Пензу программиста Сагынбаева. Еще двоих - Иванкина и Кулькова - следствие не смогло найти сразу и объявило их в розыск, они были задержаны только летом 2018 года.

В итоге на скамье подсудимых оказались семь человек: дело в отношении первого, якобы явившегося с повинной Зорина, прекратили. В силе оставили только обвинение в хранении наркотиков. По мнению родственников обвиняемых, такое послабление объясняет показания, которые Зорин дал на остальных фигурантов.

Всех их объединяет увлечение левыми идеями: большинство из них причисляют себя к антифашистам, некоторые - к анархистам. Многие связаны общими музыкальными вкусами и познакомились на концертах.

Создателями террористического сообщества ФСБ называет Пчелинцева и Шакурского. Им грозит до 20 лет лишения свободы. Остальным пятерым предъявлено обвинение в участии в террористическом сообществе, максимально возможное наказание по нему - до 10 лет.

Пчелинцева, Шакурского и Куксова также обвиняют в незаконном хранении оружия. Обвиняемые настаивают, что незарегистрированное оружие было подброшено самими силовиками.

Чернова, Иванкина и Кулькова помимо участия в террористическом сообществе обвиняют в покушении на сбыт наркотиков. Они отрицают вину.

На чем строится обвинение

Все обвиняемые играли в командно-тактическую игру страйкбол. Видеозаписи, сделанные ими самими во время полевых тренировок и походов в лес, обвинение теперь считает доказательством их вины.

"Все тренировки были направлены на приобретение военных навыков и морально-психологическую подготовку, - заявил во время прений Семеренко, - участники отрабатывали навык скрытого подхода к противнику, учились правильно применять коктейли Молотова для захвата зданий, отрабатывали захват в темноте".

Помимо видеозаписей тренировок в основе обвинения лежат электронные документы, якобы изъятые из телефонов и компьютеров обвиняемых. В них, по словам следствия, содержатся доказательство того, что мужчины действительно готовились к мятежу.

Дополнительным аргументом в пользу их вины, как утверждает ФСБ, было использование конспиративных кличек и мессенджера "Джаббер", позволяющего пользователям сохранять анонимность. У некоторых из обвиняемых, утверждает следствие, было изъято незарегистрированное оружие.

Что говорят обвиняемые

"Мои первые показания были признательными, потому что я боялся продолжения пыток. Тогда еще наркотиками мне особо не угрожали... А потом в какой-то момент следователь сказал мне: "Не отказывайся от признательных показаний, а то пристегнем к Иванкину с Кульковым" [по статье о наркотиках]", - цитирует данные во время суда показания Чернова издание "7х7".

Про ультиматум со стороны следователя Русской службе Би-би-си также сообщил брат Чернова, Алексей. По его словам, через несколько дней после задержания, мама братьев попала на прием в ФСБ.

"Следователь сразу сказал. Признавайся - будет одна статья. Не признаешься - будет другая" - утверждает брат обвиняемого.

После того как Чернов отказался от признания вины, в деле появились данные об обнаруженных в его телефоне адресах сотен закладок с наркотиками. "Я не знаю, откуда они все это надергали. Все это не имеет ко мне отношения. У следователей интересуйтесь и выясняйте", - порекомендовал Чернов прокурору во время судебных заседаний.

Шакурский обращал внимание на нестыковки, которые возникли вокруг цифровых доказательств вины. По его словам, уже после задержания и изъятия ноутбука и телефона у него на компьютере появились неизвестные ему папки и файлы.

Как следует из материалов дела, в феврале 2018 года сотрудники спецслужбы нашли в ноутбуке Шакурского несколько документов: "Подпольщики", "Съезд (2017)", "Развитие сети", "Структура сети" и другие. В них, по версии следствия, шла речь о функционировании террористического сообщества.

Осматривать вещественные доказательства в суде помогал технический специалист ФСБ Илья Ганин. Часть файлов, которые якобы были найдены в компьютере обвиняемого во время следствия, во время судебного заседания обнаружить на ноутбуке не удалось.

"Возможно, [мы] ошиблись" - прокомментировал различие между реальностью и протоколом осмотра техники эксперт Ганин.

По словам Шакурского, в его компьютере также появились новые файлы. "У большинства файлов и папок на моем ноутбуке даты изменений стоят летом 2018 года. У кого в это время был доступ к ноутбуку, мне непонятно" - приводит его слова издание "7х7".

Жесткий диск другого обвиняемого - Сагынбаева - оказался неисправен и суду не удалось проверить, есть ли на нем файлы, которые следствие якобы обнаружило там в феврале 2018 года и использует в качестве доказательства его вины.

"Наверное, хранили ненадлежащим образом" - предположил специалист ФСБ Ганин.

Шакурский, как и другой обвиняемый - Пчелинцев, заявлял, что в первые дни после задержания показания из него были выбиты под пытками с помощью электротока. Рассказы о пытках и Шакурского, и Пчелинцева приводила "Медиазона".

Об избиениях и пытках также рассказывали Сагынбаев и Чернов.

Новости по теме