В Петербурге возобновился судебный процесс по делу "Сети"

  • 26 февраля 2020
Подсудимые

В Санкт-Петербурге в среду возобновился судебный процесс по делу об участии в сообществе "Сеть" (запрещено в России) 25-летнего программиста Виктора Филинкова и 28-летнего промышленного альпиниста Юлия Бояршинова.

Заседание было прервано девять месяцев назад и вновь назначено после вынесения приговоров семи участникам пензенского дела "Сети", осужденным на срок от шести до 18 лет. Жалобы Филинкова - на пытки электрошокером и Бояршинова - на пыточные условия содержания в СИЗО ожидают рассмотрения в Европейском суде по правам человека.

Дело рассматривается в Санкт-Петербурге, но не местным судом, а Вторым Западным окружным военным судом, который базируется в Москве.

Процесс должен был возобновиться во вторник, но слушания так и не начались. Около 60 человек (журналисты, родственники подсудимых и общественность), попавших (в отличие от еще сотни человек) внутрь здания суда, простояли под дверью зала заседаний около пяти часов.

Столько же времени находились в конвойном помещении, а затем в "клетке" зала суда подсудимые. Приставы в течение нескольких часов сообщали, что судьи из Москвы пока не доехали до суда. Появившись, они скрылись за закрытой дверью, вызвав в зал защиту, и, обсудив с адвокатами "технические вопросы", перенесли слушания на среду.

При этом приставы объявили журналистам, что в зал, вмещающий около 30 посадочных мест, будут пускать те СМИ, которые указали подсудимые (такого правила обеспечения открытости правосудия нет ни в одном нормативном акте).

После этого председательствующий судья Роман Муранов, судьи Юрий Чепелев и Сергей Кривошеев и секретарь судебного заседания, как выяснила "Фонтанка", уехали из суда на ожидавшем их микроавтобусе петербургского УФСБ - которое вело расследование этого дела и на сотрудников которого жаловались подсудимые, заявляя о пытках (Филинков) и помещение в СИЗО с пыточными условиями (Бояршинов).

Искажения и отвод

В среду в суд тоже попали не все. Вход был перекрыт, внутрь впускали только по спискам - якобы составленным самимим подсудимыми - и по предъявлению аккредитации. В начале слушаний адвокат Филинкова заявил, что показания подсудимых и свидетелей в протоколе предыдущих судебных заседаний оказались сильно искажены.

Адвокат Виталий Черкасов выборочно сверил с аудиозаписями протоколы трёх судебных заседаний (в целом их было больше) процесса, проходившего с марта по июнь 2019 года. В ходатайстве, оглашённом в среду, адвокат требует исправить важные существенные расхождения. Всего защита выявила в протоколе 58 искажений действительных слов подсудимых и свидетелей.

В частности, протокол содержит фактические ошибки в датах и фактах. Например, Бояршинов на вопрос о роли Филинкова в сообществе ответил "не знаю", а в протоколе написано "связист". Матери Филинкова приписаны слова, которых она не говорила, в ряде пунктов устные ответы фигурантов подменены выдержками из обвинительного заключения.

Image caption Защита Виктора Филинкова настаивает, что в протоколе предыдущих судебных заседаний есть существенные искажения
Image caption Защита Юлия Бояршинова отмечает, что он хотел бы рассмотреть дело в особом порядке (без исследования доказательств), поэтому исследование протокола ему не нужно

По словам защитника, искажены также объяснения фигурантов об их действиях и мотивах. Адвокат требует внести в протоколы необходимые корректировки.

Адвокат Бояршинова Алексей Царёв заявил, что поскольку Юлий Бояршинов просил рассмотреть его дело в особом порядке без исследования доказательств, его защите нет нужды исследовать протокол. Родители Бояршинова однако хотят ознакомиться - и обеспокоены, не навредит ли искажение его показаний Бояршинову и Филинкову.

Суд определил приобщить замечания и рассмотреть в установленном порядке. Адвокат Филинкова в свою очередь заявил, что, поскольку суд отказался исследовать аудиозапись и признать протокол недопустимым доказательством, он заявляет отвод суду.

Защита Бояршинова не видит основания для отвода, сам Бояршинов сказал, что оставляет решение на усмотрение суда. Прокурор оснований для отвода тоже не видит. Суд, рассмотрев ходатайство, согласился приобщить к протоколу замечания, но в отводе отказал.

В ходе самого заседания суд заслушал отца Бояршинова, который еженедельно выходит с пикетом в защиту сына. отец обвиняемого рассказал, что его сын помогал приюту для диких животных, помогал родителям и всегда был очень внимательным, а силу применял только в цйелях самообороны.

Также суд допросил Егора Бурыгина - друга Виктора Филинкова, с которым тот познакомился в Омске в 2015 году. Он заявил, что в Сибири до сих идут уличные войны между фашистами и антифашистами, могут "залить перцовым баллоном просто за то, что ты кормишь и защищаешь меньшинства".

Бурыгин сказал, что так их с Филинковым товарища порезали в Новосибирске. На уточняющий вопрос судьи, что значит "порезали", свидетель пояснил, что у пострадавшего был "шов на всю спину".

По словам Бурыгина, именно для того, чтобы обезопасить себя от неонацистов авнтифашисты в своей среде использовали вымышленные имена (тот факт, что в среде антифашистов Филинков был известен под вымышленным именем "Гена", следствие считает одним из доказательств его участия в "Сети").

На этом заседание закончилось, следующее назначено на четверг. Кроме того, на одном из следующих заседаний, которое состоится в пятницу, суд планирует допросить по видеосвязи пензенских фигурантов дела "Сети", уже получивших сроки и ожидающих рассмотрения их жалобы на приговор.

В чем обвиняют подсудимых

Дело Виктора Филинкова (гражданина Казахстана, работавшего в Петербурге высокооплачиваемым программистом) и Юлия Бояршинова (сына петербургских художников, занимавшегося промышленным альпинизмом) рассматривает на выездных заседаниях Московский окружной военный суд. Процесс начался в марте 2019 года - после того как заключивший сделку со следствием третий фигурант петербургского дела "Сети" - предприниматель Игорь Шишкин - был осужден на три с половиной года лишения свободы.

В июне 2019 года суд назначил проведение ряда экспертиз и отложил рассмотрение дела. Обвинение закончило представление доказательств: по его версии все подсудимые, как и осужденный Шишкин, входили в петербургские ячейки "межрегионального террористического сообщества анархистского толка с условным наименованием "Сеть", созданного не позже 2015 года для "свержения власти".

Виктор Филинков вину не признает и почти сразу после задержания заявил, что его пытали электрошокером. Его защита считает, что достоверных и допустимых доказательств в деле нет.

Юлий Бояршинов, которому кроме участия в террористическом сообществе (часть 2 статьи 205.4 УК) вменяют незаконное хранение 408,9 г дымного пороха (статья 222.1 УК) с обвинением согласился, но сделки со следствием не заключал, рассматривать его дело в особом порядке суд отказался.

Жалобы подсудимых (Филинкова - на пытки электрошокером, Бояршинова - на пыточные условия содержания в СИЗО-3 Ленобласти) ожидают рассмотрения в Европейском суде по правам человека.

Правообладатель иллюстрации Alexander Shcherbak/TASS
Image caption В поддержку фигурантов дела "Сети" регулярно проходят акции протеста

По версии обвинения, "Сеть" объединяла активистов в Пензе и Санкт-Петербурге, ячейку в Москве и одного участника из Беларуси. ФСБ считает создание организации результатом ряда встреч в 2016 году в лесах Ленобласти и Подмосковья, где проводились идеологические беседы и тренировки (в том числе отрабатывались навыки владения оружием, оказания первой помощи и инженерной подготовки, включая минно-взрывное дело), а также "съезда" в петербургской квартире в 2017 году.

В деле фигурируют электронные документы, в которых, по версии следствия, отражены "цели боевого движения, способного насильственными методами свергнуть власть в России", структура организации, псевдонимы обвиняемых и распределение ролей. Виктор Филинков обвиняется в том, что он "принял на себя роль связиста", Юлий Бояршинов - "сапера". Подсудимые, по версии обвинения, участвовали в "отработке тактики и методики разведывательно-диверсионных и боевых действий", приемов владения оружием, минно-взрывного дела и оказания первой медицинской помощи.

Оба подсудимых утверждают, что после окончания школы нашли в молодежной среде друзей с антиавторитарными и антифашистскими взглядами и не готовились к насильственным действиям, а лишь обсуждали обстановку в стране и овладевали навыками самообороны на случай "агрессии праворадикалов" на фоне убийств антифашистов в разных регионах страны. Юлий Бояршинов читал Мишеля Фуко, Эриха Фромма, Петра Кропоткина и "Настольную книгу по консенсусу", стал заниматься социальными проектами и фримаркетами.

Виктор Филинков, согласно справке врача СИЗО, страдает "шизотипическим расстройством", поскольку называл себя "либертатным коммунистом". В характеристике, представленной руководством школы, где он учился, говорится, что Филинков всегда относился с уважением к закону, был доброжелательным, добросовестным и ответственным, отличным учеником и призером астрономической олимпиады на Байконуре.

В своих показаниях он рассказывал, что во время учебы в Омском университете он и его друзья подвергались нападениям со стороны "праворадикалов, нацистов и фашистов", в том числе провокаторов, по его словам, связанных с правоохранительными органами.

Бояршинов объяснял, что в 2016 году прошел курс боевой подготовки в официально действующем патриотическом центре тактической и огневой подготовки "Партизан". Согласно сайту центра, эта "уникальная организация помогает государству поднимать уровень своей национальной безопасности и входит в объединение ДОСААФ". Она обучает гражданских лиц в Санкт-Петербурге разным навыкам, включая "ведение боя в городе", с выездом на полигоны и в лес на случай "локальных вооруженных конфликтов и социальной нестабильности".

Как появилось петербургское дело "Сети"

Петербургское дело "Сети" стало продолжением "пензенского дела", задержания по которому проходили осенью 2017 года. Тогда же в Санкт-Петербурге был задержан и доставлен в Пензу программист Арман Сагынбаев (впоследствии его осудили вместе с пензенцами). Петербургское УФСБ сначала выполняло поручение пензенских коллег, а затем самостоятельно подключилось к разоблачению предполагаемого сообщества: два дела расследовались разными подразделениями ФСБ параллельно.

Media playback is unsupported on your device
Дело "Сети": немыслимые сроки, реакция родных и будущее обвиняемых

Обвинение в петербургском деле было предъявлено Бояршинову, Филинкову и Шишкину. Юлий Бояршинов был задержан полицией 21 января 2019 года, когда после арестов пензенских знакомых собирался закопать в парке банку с дымным порохом (по его утверждению, найденную в закутке на крыше одного из домов во время работы по сбрасыванию снега).

Виктор Филинков 23 января в аэропорту Пулково был снят с рейса, которым он собирался вылететь к жене в Киев и, как он утверждает, в течение 28 часов до его задокументированного задержания находился без адвоката под контролем оперативников УФСБ, которые возили его в микроавтобусе и согласно заявлениям подсудимого, выбивали показания при помощи электрошокера, лишая пищи, питья и сна.

По аналогичному сценарию был схвачен на улице людьми в масках, избит и после трехчасовых пыток электрошокером в микроавтобусе доставлен в здание УФСБ Илья Капустин - коллега по работе Юлия Бояршинова.

Он был допрошен как свидетель и после обыска в квартире отпущен, после чего получил акт судебно-медицинского освидетельствования с фотографией, на которой зафиксировано не менее 81 парной ссадины. По его словам, это следы от электрошокера, а по версии следствия, его могли покусать клопы. Капустин покинул Россию, получив политическое убежище в Финляндии.

Игорь Шишкин, так же задержанный 25 января, жаловаться на пытки не стал, а травмы, зафиксированные во время и после его задержания, объяснены в материалах дела последствием спортивной тренировки со спарринг-партнером. Выступая свидетелем в суде по делу Филинкова и Бояршинова уже осужденный Шишкин на вопрос, применялись ли к нему недозволенные силовые методы и добровольно ли он давал показания, усмехнувшись, ответил: "Военный следователь ведь провел блестящее расследование, которое ничего такого не выявило".

Как проходил судебный процесс

Процесс в Петербурге проходил в переполненном зале, присутствовавшая на первом заседании сенатор Людмила Нарусова публично заявила, что "сам факт этого дела не имеет отношения к правовому государству", а "умению кидать гранаты", которое обвинение считает доказательством вины подсудимых, официально обучает патриотическое движение "Юнармия". После оглашения обвинения прокурором судья Роман Муранов спросил подсудимых, понятно ли оно им. Юлий Бояршинов ответил утвердительно, Виктор Филинков сказал: "Нет".

"Я не понимаю, откуда взяты эти буквы и как обвинение может быть фантазией, а не следовать из материалов дела", - заявил подсудимый. Исследование представленных обвинением доказательств суд завершил 17 мая, проведя видеоконференцию с фигурантами из Пензы. Они заявили, что не видели на тренировках в лесу Виктора Филинкова. При этом Дмитрий Пчелинцев и Арман Сагынбаев заявили, что их не допрашивали по петербургскому делу, а имеющийся в нем протокол допроса скопирован из их выбитых под пытками показаний в Пензе, от которых они впоследствии отказались.

Филинков доказывал, что приобщенные к делу изображения и фото на жестких дисках его компьютера, подобны тем, что "можно найти у каждого панка" и сделаны в подростковом возрасте его женой Александрой Аксеновой (получила политическое убежище в Финляндии). Защита настаивала, что тренировки подсудимых проводились с макетами автоматов Калашникова и страйкбольными приводами, псевдонимы в тусовке и названия ячеек - "Марс" (в которой, кроме Виктора Филинкова, нет установленных членов) и "СПб-1" или "Иордан" (к которой отнесены Бояршинов и Шишкин) были элементами молодежной анархокультуры, а не террористической организации.

Ключевыми доказательствами того, что сообщество анархистов было террористическим, считаются изъятые у двух пензенских фигурантов документы: так называемый "Свод", в котором говорится о целях и структуре "Сети", и протокол состоявшегося на квартире в Петербурге в 2017 году межрегионального "съезда" с ответами ячеек движения, которые ФСБ считает боевыми, на вопросы по общественно-политическим проблемам. Имена и псевдонимы отвечавших в документе не фигурируют. Подсудимые и свидетели утверждают, что лишь дискутировали на встречах, но документы не утверждали и не подписывали.

Защита Филинкова считает эти документы, а также результаты проведенной ФСБ лингвистической экспертизы, признавшей "Свод" "инструкцией, регламентирующей основные принципы организации сети боевых отрядов, способных противостоять имеющейся системе власти", недопустимыми доказательствами с признаками фальсификации. Адвокат Виталий Черкасов настаивает на том, что требования по опечатке, упаковке и вскрытию вещдоков были нарушены и к жестким дискам имелся несанкционированный доступ сотрудников ФСБ.

"Вся доказательная база строится на признательных показаниях, которые получены от разных фигурантов и разными следователями с по единому образцу и совпадают вплоть до грамматических и синтаксических ошибок", - сказал Би-би-си Черкасов, отметив, что показания были получены "недозволенными методами с целью запугать, сломить волю, заставить сотрудничать". Адвокат считает, что суд в петербургском деле будет ориентироваться на приговоры, вынесенные фигурантам дела "Сети" в Пензе.

22 февраля в Петербурге на митинге в поддержку фигурантов были прочитаны слова Виктора Филинкова, которые он передал из СИ3О после приговора по пензенскому делу. "Руководство всей этой организации - а я уверен, что действуют они организованно - действует неадекватно ситуации. Они не понимают, что устраивать такие театральные представления, где их актеры не могут выдать ответной, а по сути даже никакой реплики, просто опасно в 21 веке, веке гласности, сейчас, когда каждый сам может составить мнение о происходящем. Я не могу заглянуть за кулисы, но те, кто там, люди, принимающие решения, люди с властью, отбирают будущее у всех нас, а не только у ребят [в Пензе]".

Новости по теме