Семье Назарбаевых удалось сохранить за собой недвижимость в Лондоне

  • Алексей Калмыков
  • Би-би-си
Дом семьи Алиевых на Бишопс-авеню в Лондоне
Подпись к фото,

Дом семьи Алиевых на Бишопс-авеню в Лондоне

Английский суд признал необоснованными претензии британских правоохранительных органов к шикарной лондонской недвижимости дочери и внука казахского лидера Нурсултана Назарбаева. Два дома и квартира общей стоимостью более 100 млн долларов были арестованы в прошлом году как "необоснованное богатство".

Британские следователи просили судью дать указание о "замораживании активов" (freezing order), фактически запретив тем самым владельцам распоряжаться недвижимостью. В России подобная мера соответствует наложению ареста на имущество.

Дочь Назарбаева Дарига, спикер сената Казахстана, и ее старший сын Нурали Алиев с женой Аидой убедили судью, что недвижимость куплена на их собственные деньги. Судья отменила арест, поскольку поводом для него было подозрение в том, что дома куплены на преступные доходы бывшего мужа Дариги Назарбаевой Рахата Алиева.

Некогда влиятельный, а ныне покойный бывший зять Назарбаева попал в опалу в начале нулевых, покинул страну, был заочно осужден, арестован в Австрии и в итоге найден мертвым в тюремной камере в 2015 году. С дочерью Назарбаева он был разведен в 2007 году.

Дочь и внук Назарбаева остались довольны вердиктом. Национальное агентство по борьбе с преступностью (NCA) на этом останавливаться не намерено и обещает оспорить его в суде более высокой инстанции.

"NCA намеренно проигнорировало информацию, которую я им добровольно предоставил, и продолжило необоснованную и злонамеренную тяжбу, бросалось шокирующими ложными домыслами в адрес меня, моей семьи и моей страны", - отреагировал на вердикт судьи Нурали Алиев.

Представитель Дариги Назарбаевой добавил, что "решение полностью снимает с нее подозрения":

"Обескураживает и расстраивает сам факт того, что ей пришлось участвовать в этом процессе, отбиваться от драконовских мер и защищать свое честное имя".

Конфискация "необоснованного богатства"

Охраняемый особняк с подземным бассейном и кинотеатром на одной из самых дорогих улиц страны Бишопс-авеню, еще один дом в том же престижном районе Хайгейт и огромная квартира в Челси были арестованы по запросу британских правоохранительных органов весной прошлого года.

Арест был одним из первых актов новой кампании, направленной на борьбу с отмыванием сомнительных капиталов через покупку домов в Британии. Ее инструмент - ордер, позволяющий конфисковать имущество, если владелец не докажет, что оно нажито честно.

Первый такой ордер был выписан еще в 2018 году жене госбанкира из Азербайджана, осужденного на родине за хищения. Замира Хаджиева тоже судилась, но проиграла. Дело Назарбаевой-Алиева дошло до суда вторым.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Дарига Назарбаева с отцом на приеме у королевы Елизаветы II в Букингемском дворце в ноябре 2015 года

Правоохранительные органы сдаваться не спешат.

"Мы не согласны с отменой ордеров на арест этой недвижимости и подадим апелляцию, - сказал один из руководителей NCA Грэм Биггар. - Мы очень цепкие и упорные. Мы всегда предупреждали, что задействуем все данные нам законом инструменты борьбы с сомнительными капиталами, и мы продолжим делать это".

Новые предписания (Unexplained Wealth Orders) можно выписывать только с санкции Высокого суда и лишь двум категориям людей: политически заметным фигурам из-за пределов Европы и любым подозреваемым в тяжких преступлениях, без оглядки на гражданство.

Если они не смогут доказать законное происхождение средств, правоохранительные органы еще раз пойдут в суд - на этот раз с ходатайством о конфискации и продаже имущества с молотка. Средства пойдут в британскую казну.

При любом исходе виновных не будет. Новый ордер - инструмент предварительного дознания, в гражданских делах о "необоснованном богатстве" никаких претензий владельцам недвижимости не предъявляется, их виновность или невиновность не является предметом спора.

Этот вопрос вообще не рассматривается, поскольку уголовное преследование требует значительно более серьезной доказательной базы и зачастую предполагает интерпретацию законов других стран, что не входит в компетенцию английского суда.