"Мы задаем себе такой же вопрос: куда мы поедем". Директора "Правовой инициативы" высылают из России

  • Илья Барабанов
  • Би-би-си

Подпишитесь на нашу рассылку ”Контекст”: она поможет вам разобраться в событиях.

Автор фото, Vanessa Kogan

Подпись к фото,

Директор "Правовой инициативы" Ванесса Коган прожила в России 11 лет. Теперь ей придется уехать

Директора нидерландской НКО "Правовая инициатива" Ванессу Коган высылают из России. Гражданка США Коган жила в России последние 11 лет и в начале осени подала документы на получение российского гражданства. Но в среду правозащитнице сообщили, что в получении паспорта ей отказано, а ее вид на жительство аннулирован. В течение двух недель директор организации, которая известна защитой жителей Северного Кавказа, должна будет покинуть Россию.

Вид на жительство в России, который директор "Правовой инициативы" Ванесса Коган получила в 2017 году, был аннулирован на основании подпункта 1, пункта 1, статьи 9 федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в РФ", рассказала госпожа Коган Би-би-си и прислала копию постановления ГУ МВД по Москве об этом, которое она получила 2 декабря. Этот пункт закона гласит, что выданный ранее вид на жительство в России может быть аннулирован в случае, если получивший его человек "выступает за насильственное изменение основ конституционного строя Российской Федерации, иными действиями создает угрозу безопасности Российской Федерации или граждан Российской Федерации".

Автор фото, Vanessa Kogan

Ванесса Коган рассказала Би-би-си, что в начале сентября подала документы на получении гражданства России по упрощенной процедуре. Претендовать на него она могла, поскольку последние 11 лет живет в России, замужем за российским гражданином, также гражданами РФ являются двое их детей.

"Я ждала три месяца, а вчера меня вызвали в многофункциональный миграционный центр в Сахарово, и я сразу почувствовала, что это не очень хороший знак, - рассказала Коган Би-би-си. - Там меня ждали три сотрудника, которые сообщили, что мне отказано в гражданстве в связи с тем, что меня не одобрила ФСБ, а также аннулирован мой вид на жительство". Когда Коган поинтересовалась, что это означает, и следует ли ей ждать теперь депортации, правозащитнице сообщили, что у нее есть две недели, чтобы самой покинуть Россию.

"Я 11 лет прожила в России, платила здесь налоги, мой муж и мои дети граждане России, но всего этого недостаточно, чтобы остаться в России", - резюмировала Коган. По ее словам, юристы "Правовой инициативы" будут оспаривать принятое решение, хотя прекрасно понимают, что это бесполезно, а документы, на основании которых принято решение о том, что она "представляет угрозу безопасности Российской Федерации", ФСБ не рассекретит.

Автор фото, Vanessa Kogan

"Возможно, они думают, что я могу просто вернуться в США, но я не жила там последние 15 лет и у меня там ничего нет, - говорит Ванесса Коган. - И хотя у моих детей двойное гражданство, но муж гражданин исключительно России, не факт, что его вообще туда сейчас пустят. Сейчас ковид, пандемия, границы закрыты, и мы задаем себе такой же вопрос: куда мы поедем? Они фактически разлучают семью в таких обстоятельствах".

Глава ассоциации "Агора" Павел Чиков отмечал на днях, что в последнее время силовики начали массовую проверку неправительственных организаций. Проблемы возникли в московского "Дома с маяком" Лиды Мониавы, петербургского фонда "Свеча", Кризисного центра для женщин. "У кампании могут быть разные ведомственные основания, но в целом вектор единый, - подчеркивал Чиков. - Остатки независимого от власти гражданского общества в России в 2021 году ждет жесткая зачистка. Характер деятельности, организационные формы и источники финансирования никакого значения не имеют".

Чем известна "Правовая инициатива"

"Правовая инициатива" работает в России с середины 2000 года. Деятельность фонда началась с того, что несколько активистов-правозащитников и исследователей в области прав человека стали помогать жертвам преступлений в Чечне, которые обращались в суды, говорится на сайте организации.

В сентябре 2001 года "Правовая инициатива" получила регистрацию в качестве некоммерческой организации в голландском Утрехте, Нидерланды. С тех пор фонд работает на Северном Кавказе и защищает интересы россиян в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ).

В 2011 году российский минюст исключил "Правовую защиту" из реестра иностранных НКО, проект работает через две российских организации - "Правовое содействие - Астрея" и "Правовая инициатива".

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.
Подкаст
Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Подкаст

На своем сайте "Правовая инициатива" отмечает, что с момента своего основанияона сосредотачивалась сосредоточена на наиболее серьезных нарушениях Европейской конвенции по правам человека, связанных с вооруженными конфликтами и постконфликтными ситуациями. В частности, организация работала с исчезновениями людей, внесудебными казнями, пытками и несправедливыми судебными разбирательствами. "Правовая инициатива" известна резонансными докладами и защитой потерпевших по громким делам.

Так, в августе 2015 года организация опубликовала доклад о том, что в дагестанских селах продолжают активно практиковать изувечивание женских гениталий, запрещенное во многих странах.

В декабре 2018 года "Правовая инициатива" опубликовала доклад об "убийствах чести" на Северном Кавказе. Сразу после этого сотрудникам организации стали приходить угрозы, а одна из авторов доклада Саида Сиражудинова заметила за собой слежку.

В июле 2019 года ЕСПЧ присудил россиянке Валерии Володиной, которую представляла в суде "Правовая инициатива", компенсацию на сумму более 25 тысяч евро. Она жаловалась, что власти не предоставили ей защиту от множественных эпизодов домашнего насилия.

Силовики нередко проявляли повышенное внимание к фонду и его сотрудникам. Например, осенью 2016 года с обысками пришли к пресс-секретарю организации Ксении Бабич. В августе 2019 года ФСБ нагрянула уже в офис "Правовой инициативы" в Москве, причину следственных действий силовики тогда никак правозащитникам не объяснили.