"Лучше бы расстреляли сразу". Два арестованных белорусских блогера порезали себе руки

Подпишитесь на нашу рассылку ”Контекст”: она поможет вам разобраться в событиях.

Игорь Лосик

Автор фото, Irina Kubaskova (RFE/RL)

Подпись к фото,

Игорь Лосик был задержан еще до президентских выборов в Беларуси

Два находящихся под арестом известных в Беларуси блогера порезали себе руки в знак протеста против выдвинутых против них обвинений и условий содержания. Один из них - Игорь Лосик - написал накануне: "лучше бы расстреляли сразу".

Игорь Лосик порезал себе руки прямо в кабинете следователя, который на прошлой неделе предъявил блогеру новые обвинения. До этого его уже обвинили в организации массовых беспорядков, хотя Лосика, администратора оппозиционного телеграм-канала "Беларусь головного мозга", задержали 25 июня, задолго до августовских президентских выборов в Беларуси.

В чем суть новых обвинений, родственники не знают. Адвокат, присутствовавший в кабинете следователя, когда Лосик порезал руки, связан подпиской о неразглашении сведений.

Игорь Лосик объявил сухую голодовку - и это вторая его голодовка за решеткой, первую он держал более 40 дней.

Массированная атака со стороны властей на негосударственных журналистов, оппозиционных блогеров и авторов телеграмм-каналов идет с начала масштабных протестов против фальсификаций итогов президентских выборов, на которых, по официальным данным, Александр Лукашенко набрал более 80% голосов. У администрации президента и провластных СМИ не получается конкурировать с оппонентами в интернете, отмечают медиа-эксперты, а именно к блогерам в последнее время обращалась традиционная аудитория Лукашенко.

"Я вам его не отдам"

Дарья, жена Игоря, разместила в YouTube обращение к властям. "Мой муж не слабый человек, но терпеть издевательства над собой и здравым смыслом он не позволит, - говорит Дарья Лосик, оставшаяся с двухлетней дочерью. - Своего единственного любимого я вам забрать не позволю, я готова бороться за Игоря до конца. Я готова встречаться и разговаривать с любым, в том числе с Александром Григорьевичем Лукашенко, я готова ответить на все вопросы, попутно получив ответ на свои. И на главный из них - что мой муж 9 месяцев делает в тюрьме?".

За все это время Дарья так и не смогла добиться свидания с мужем. Из писем Игоря она знает, что его лишают прессы, корреспонденции, перевели в полуподвальную камеру с соседом, больным педикулезом.

"Иллюзий не питаю, думаю, будет лет пять, и там я и загнусь. Нет никакого уже желания ничего делать, столько всего было сделано, и все напрасно, ничего ни на кого не влияет. Скажу честно, вряд ли что-то изменится. Все пройдет как всегда. Все сядут, остальные уедут или затихарятся, Россия поможет с деньгами, и так на несколько лет, - написал Игорь из СИЗО. - Лучше б просто расстреляли по-быстрому, и не видеть это все".

Блогер из Бреста Сергей Петрухин порезал руки в могилевской тюрьме 25 февраля - адвокат Ирина Точкарь узнала об этом лишь 11 марта, когда смогла встретиться с подзащитным. Его перевели в камеру, где, как он сказал адвокату, был не совсем психически адекватный сиделец, а еще один был заключен под стражу за сексуальные домогательства к несовершеннолетнему.

Автор фото, Nasha Niva

Подпись к фото,

Александра Кабанова и Сергея Петрухина обвиняют в оскорблении власти и нарушении общественного порядка

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.
Подкаст
Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Подкаст

Петрухину наложили швы, поместили в карцер. Его и брестского блогера Александра Кабанова обвиняют в организации и подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок, и оскорблении представителей власти. Обоих судят в Могилеве, подальше от Бреста, где блогеры известны и популярны как противники строительства аккумуляторного завода вблизи пограничного областного центра. Им грозит по три года колонии, но на суд их больше не вызовут - судья до конца процесса удалил Петрухина и Кабанова из зала. Блогеры сами настояли на этом после того, как суд отверг все предъявленные ими ходатайства.

Протестуя против выдвинутых обвинений и несправедливых, по их мнению, судебных решений, белорусские арестованные все чаще выбирают крайние формы, опасные для жизни и здоровья.

Сухую голодовку держит в местах заключения музыкант Игорь Банцер. 9 дней голодала арестованная белоруска со швейцарским паспортом Наталья Херше, которая осуждена на два с половиной года колонии за то, что сорвала балаклаву с пытавшегося задержать ее ОМОНовца. 11 марта объявил голодовку фигурант "дела Тихановского" Дмитрий Фурманов.

Самому Сергею Тихановскому, создателю телеграмм-канала "Страна для жизни", несколько дней назад были предъявлены окончательные обвинения: организация массовых беспорядков, разжигание социальной вражды, воспрепятствование работе Центризбиркома, организация действий, грубо нарушающих общественный порядок.

Наказание по наиболее тяжкой из этих статей - лишение свободы сроком до 15 лет.

Тихановский собирался выдвигаться на пост президента Беларуси, но на момент регистрации кандидатов отбывал срок административного ареста, поэтому вместо него на выборы пошла его жена Светлана Тихановская. Сергея задержали в конце мая прошлого года на предвыборном пикете по сбору подписей в поддержку супруги; с тех пор он за решеткой.

Автор фото, AFP via Getty Images

Подпись к фото,

На Западе голосом белорусской оппозиции стала Светлана Тихановская. На фото она с председателем немецкого Бундестага Вольфгангом Шойбле

Власть и блогеры: петля на первом плане

"Популярность канала "Страна для жизни", который создал Тихановский, явно вызвала опасения белорусских властей. Этот канал дал голос тем униженным и оскорбленным в белорусской глубинке, которых практически не слышали традиционные СМИ", - отмечает медиа-эксперт Павлюк Быковский.

Публицист Александр Федута уверен, что власти "проморгали" новый формат общения с аудиторией и блогеры оказались конкурентами Лукашенко в борьбе за мнение его традиционного электората.

"Доверие к блогерам выше, чем доверие к традиционным СМИ в первую очередь в той группе населения, которая традиционно поддерживала Лукашенко. Это жители малых и средних городов, где нет большой промышленности, больших банков, нет возможности развивать бизнес, как, допустим, в Минске и Гомеле. Там голос блогера воспринимается как голос соседа. Они видят этого человека, они знают, что это не "журналюга", а простой работяга, как они", - объясняет Федута.

Автор фото, TASS via Getty Images

Подпись к фото,

Государственное телевидение не показывало масштабов протестов после президентских выборов

Блогеры, по замечаниям эксперта Быковского, "в отличие от традиционных СМИ не связаны с журналистской этикой, они давали эмоциональный, эпатажный контент".

"Канал "Страна для жизни" запустил дегуманизирующий в отношении Александра Лукашенко мем "Стоп таракан! ". Блогеры позволяли себе личные выпады против Лукашенко, не только критику, но и оскорбления - и это при наличии в белорусском уголовном кодексе статьи за оскорбление президента, - говорит Быковский. - До событий августа 2020 года люди, признанные белорусским законом журналистами, обладали определенным иммунитетом от преследования, в то время как блогеры и не аккредитованные при МИД Беларуси авторы иностранных СМИ - нет. Поэтому за блогерами пришли раньше".

Конкурировать с оппонентами в телеграмм-пространстве белорусским властям, по мнению экспертов, пока не удается: блогеры с "провластной" точкой зрения мало узнаваемы. Основным рупором администрации президента по-прежнему остаются государственные СМИ. Одна из передач "Столичного телевидения", критикующая противников Лукашенко, оформлена большой веревочной петлей, адресованной оппонентам.

Трагедии неизбежны?

Власти считают блогеров-оппонентов организаторами и координаторами протестных уличных акций. Ряд телеграмм-каналов объявлены в Беларуси экстремистскими, доступ к ним на территории страны запрещен.

Несколько дней назад прокуратура возбудила уголовное дело в отношении блогера Антона Мотолько - тот уехал за границу после ареста его коллеги Игоря Лосика, и пока непонятно, удастся ли белорусским правоохранительным органам вернуть его в страну и в тюрьму.

Находящиеся за решеткой в Беларуси блогеры оказались в тяжелой ситуации, отмечает публицист Александр Федута, сам прошедший через СИЗО КГБ после протестов фальсификации президентских выборов в 2010 году.

Блогеры - не политики, объясняет он. "Они оказались не готовы к суровому риску. Они не ожидали того, что с ними будет так. Они ничего преступного не совершали, и вдруг оказываются подсудимыми, оказываются в заключении только за то, что они высказывают свою точку зрения, право на которую им гарантировано конституцией".

Автор фото, AFP via Getty Images

Подпись к фото,

На пике протестов на улицы Минска выходили сотни тысяч человек

"Это стресс, который нужно вынести. Но они сейчас ведут себя так, как персонажи книг, о которых они читали, - считает Федута. - Но это ни на кого не действует внутри системы. Система абсолютно безразлична к этим стрессам. Будем голодать? Ну голодайте, вы политзаключенные, так у нас их 280 штук. И то, что близкими и той частью общества, которая возмущена происходящим, воспринимается как трагедия, системой не воспринимается никак. И оттого ситуация усугубляется еще больше - на нее накладывается ощущение полной безысходности. Лукашенко не исчез - что делать? Какой смысл жизни? Поведение Игоря Лосика - это героическое поведение человека, утратившего смысл жизни. Я потрясен тем, что молодой парень ведет себя так, но лучше бы он так себя не вел - он нужен живым".

С просьбой прекратить голодовку к блогерам обратилась Светлана Тихановская, которая под давлением властей в августе была вынуждена покинуть страну и сейчас находится в Литве. По ее словам, она продолжает встречаться с европейскими политиками с целью добиться санкций против судей, прокуроров и руководства тюрем.