Главная страница

Памяти Александра Нестерова



Александр Нестеров за препарированным фортепиано

6 июля в Киеве в возрасте 51 года умер украинский музыкант и композитор Александр Нестеров. В октябре 2002 года Открытая музыка рассказывала об этом замечательном музыканте. В память о нем мы повторяем ту программу.

В октябре 1995 года ансамбль под названием «Русско-украинский проект» записал альбом под названием «Тотальная экспансия». Россия и Украина к тому времени уже почти пять лет были независимыми, отдельными друг от друга государствами, и инициатор и идеолог проекта московский саксофонист Сергей Летов громким названием хотел подчеркнуть нерасторжимое единство российских и украинских адептов музыки свободной импровизации. Именно в качестве бескомпромиссных сторонников музыкальной свободы запомнились мне принимавшие участие в этой записи киевлянин гитарист Александр Нестеров и львовянин саксофонист Юрий Яремчук. Я помню обоих еще и до Русско-Украинского проекта, оба приезжали, кажется, и на фестивали «Открытая музыка», что я проводил в Питере в конце 80-х - начале 90-х, а Юрий Яремчук совсем недавно играл и на фестивале СКИФ. С Сашей Нестеровым связь прервалась, и вдруг несколько месяцев назад я получаю из Киева объемистую посылку с несколькими прекрасно изданными компакт-дисками. Эта новые диски и стали поводом для сегодняшнего разговора об украинской сцене новой музыки.

"Оце ви дали по головi", -сказал после прослушивания мэр Славутича. Он сказал даже, что работа эта представляет для него огромный интерес в качестве презентационного материала, но на этом все и закончилось".






«Скорее всего, это отдельные всплески», - именно так Саша Нестеров начал в телефонном интервью отвечать на мой вопрос о том, можно ли считать выпуск этих альбомов новой волной подъема украинской новой музыки или же всего лишь отдельными всплесками.

Если еще в 93-м году меня хватило на проведение фестиваля «Новая территория», - продолжает он – «то через год пришлось ограничиться мелкими акциями, а еще через год и вовсе все растаяло – интереса к таким вещам в Украине практически нет. У себя в стране у нас с Юрием Яремчуком было за все эти годы, пожалуй, не больше выступлений, чем в Москве или Питере. А пачка дисков – всего лишь результат той работы, которую я не прекращаю вести, невзирая на все, самые неблагоприятные условия, это те точки, с которыми я соприкасался на протяжении последних десяти лет. А ситуация в целом стала не лучше, а, пожалуй, лишь хуже. Концерты организовывать крайне трудно, а если приглашают для работы в кино или театр, в большей части случаев мне приходится отказываться – участвую я только тогда, когда я могу делать музыку, которую считаю нужной. Был такой, например, случай, когда меня пригласили на студию Довженко, я принес эскизы музыки, а режиссер мне говорит: «Вы понимаете, у меня не Сокуров и не Тарковский, мне нужна музыка в стиле Евгения Доги». Мне не осталось ничего иного, как пожелать ему встретиться с Евгением Догой.»

«Зеркало» – так называется самый первый, записанный на рубеже 80-х и 90-х альбом Александра Нестерова. А заглавная пьеса посвящена Андрею Тарковскому, фильм которого и дал название альбому. На том же альбоме «Зеркало» есть и композиция под загадочным и зашифрованным названием «Ч-86». На самом деле, если на секунду задуматься над тем, с чем ассоциируется для Украины 1986 год, ответ будет очевиден – Чернобыль. Спустя несколько лет небольшая пьеса выросла в грандиозную композицию, премьера которой в 1996 году, в десятую годовщину трагедии, прошла на площади Независимости, главной площади Киева. Композиция, как и записанный на ее основе альбом, называется «Опромiненi звуки» – «Облученные звуки». Вместе с автором Александром Нестеровым и его партнерами саксофонистом Юрием Яремчуком и барабанщиком Сергеем Хмелевым в записи принимал участие и киевский ансамбль аутентичного пения «Древо». Прекрасно изданный альбом сопровожден восторженными аннотациями обличенных титулами людей из Академии музыки и министерства культуры Украины. Неужели и такой грандиозный проект не встретил финансовой поддержки и участия властей?

«Поддержкой проект, пользовался, как ни странно, только у иностранных организаций – Института Гете и Института Генриха Белля. Они мгновенно рассмотрели заявку и в течение двух-трех дней оказали поддержку. Главная возня была с городскими административными инстанциями, приходилось выбивать возможность провести концерт на площади. Резонанс был ничтожный, мало кого это по-настоящему заинтересовало. Было несколько рецензий в газетах и журналах, было несколько передач на радио, но быстро об этом забыли. Я не удивляюсь, я ничему не удивляюсь. Проект был незаказным – мне это было нужно, и я это сделал. Приходил даже ко мне как-то мэр Славутича. «Оце ви дали по головi”, - сказал он после прослушивания. Сказал, что слушал работу, что она представляет для него огромный интерес даже в качестве презентационного материала, но на этом все и закончилось».

Как же в такой ситуации удается издавать диски? Есть какая-то фирма, какой-то лейбл, заинтересованный в такого рода продукции, или же удалось найти спонсора, или же все делается за свой счет?

«На протяжении всех этих лет вокруг меня все время были люди, которые что-то обещали. Обещания эти были связаны по большей части с какими-то предвыборными кампаниями или другими того же рода акциями: Днем города, Днем независимости и тому подобным. В конце концов, я потерял надежду на всех этих людей и выпустил все это за собственный счет, одалживая деньги. Я не хотел прибегать к этому пути, но оказался единственно возможным – другого я в Украине на сегодня не вижу, поэтому я сделал все сам. Пришлось заниматься самому всем: и звуком, конечно же, но это естественно, и дизайном, и полиграфией, и административной беготней. Я здесь был и грузчиком и перевозчиком и в коробочки сам вкладывал. Все это немного смешно, но диски есть, и появление каждого было для меня очень приятным событием».

Как уже удается существовать столь нестандартно мыслящему и не склонному к компромиссу музыканту?

Существовать с музыкой, особенно такой, определение которой найти трудно – это и не джаз, и не академическая музыка – в Украине очень трудно, но находятся такие люди как, например, Йоганнес Эберт, директор Института Гете. Он работал здесь четыре года и приглашал меня создавать музыку для старых немецких фильмов «Фауст» и «Кабинет доктора Калигари». Это большие полнометражные работы, с другой стороны бывают иногда приглашения работать в театре, документальном кино или телевидении. Но опять же таки, я соглашаюсь лишь тогда, когда хотят именно мою музыку. Например, Студия научно-популярных фильмов, услышав мою музыку к немецким фильмам, сделала мне заказ. Даже титры и заставки для одного из телевизионных каналов я делал в своем стиле, в своей манере. Это была электроакустическая музыка, что неслыханно было на украинском телевидении, но директор канала отобрал именно ее. То есть работы очень мало, но какие-то выстрелы все-таки происходят».

А на мой последний вопрос, не задумывался ли он когда либо о том, чтобы покинуть не очень привечающие его Киев и Украину - если не эмигрировать далеко, то переехать хотя бы в Москву - Саша ответил категорическим «нет». А альбом «Облученный звук», несмотря на весь трагизм, завершается композицией с оптимистическим названием: «Майбутне» – Будущее.

 


Слушайте последний выпуск
"Открытой музыки"

Пишите мне: alexander.kan@bbc.co.uk

Эфир программы - каждую вторую неделю, в четверг в 22:33, в субботу 20:33 и в понедельник в 21:33. Время московское.

Плей-лист от 21.07.05




1.Тотальная экспансия
Русско-украинский проект
Pentagramma 018


2. Зеркало
Александр Нестеров
Зеркало
Symphocarre
060-S-018-2

3.Блок 4
Олександр Нестеров
Опромiненi звуки
Symphocarre
037-S-009-1

4. Случайные ассоциации
Александр Нестеров
Петр Товстуха
Клаустрофобия
Symphocarre
061-S-019-2

5.Майбутне
Олександр Нестеров
Опромiненi звуки
Symphocarre
037-S-009-1



 

 

 












 

 





















© BBC World Service
Bush House, Strand, London WC2B 4PH, UK.