Война в Сирии: разговор с генералами Асада в пустыне

  • 26 августа 2017
Генерал Мохаммед Хаддур
Image caption Генерал Мохаммед Хаддур сражался почти на каждом фронте в Сирии

Появляющиеся как бы ниоткуда посреди пустыни развалины города Ас-Сухне кажутся самым глухим уголком мира.

Однако этот стратегический перекресток на востоке Сирии, окруженный газовыми месторождениями, - главный приз для сирийской армии во время ее наступления на остатки самопровозглашенного халифата "Исламское государство" (ИГ, запрещено в России), которое терпит крах в Сирии.

"Это значительная победа", - говорит генерал Мохаммед, чьи глаза закрывают от палящего солнца солнцезащитные авиаторские очки.

Приземистый мускулистый военный, который назвал только свое имя, выскочил из своего сверкающего белого автомобиля и устремился через дорогу, заметив, что мы рассматриваем дорожный знак с печально известной надписью ИГ на въезде в этот опустошенный пустынный город.

"Ас-Сухне был самым важным центром ДАИШ ("Исламского государства") в этом районе, и теперь перед нами открыта дорога на Дайр-эз-Заур", - говорит он. Соседняя область Дайр-эз-Заур почти полностью находится под контролем ИГ, за исключением небольшого района ее главного города и по-прежнему действующей сирийской авиабазы.

Мы первые журналисты, попавшие в этот заброшенный город, взятый наступающей сирийской армией. Темп ее наступления растет при мощной поддержке российской авиации и спецназа, а также иранских ополченцев и местных племен.

Заброшенные чашки чая

На каждом доме каждой улицы Ас-Сухне - шрамы от ожесточенных сражений. Ни один не остался нетронутым.

Image caption Жители Ас-Сухне покинули город три года назад

Сквозь развалины, как в детском кукольном доме, видны столы, стулья и даже чашки с чаем, в спешке оставленные при штурме города боевиками ИГ три года назад. Почти все сбежали.

Побежденные боевики ИГ сейчас отступают к городу Дайр-эз-Заур, который носит тоже название, что и область, в 130 км отсюда по заброшенной дороге.

На этой неделе более 200 бойцов ИГ были убиты, когда российские боевые самолеты разбили колонну техники с оружием, которая пробиралась к одному из последних рубежей, удерживаемых ИГ в Сирии.

На севере от Ас-Сухне - Ракка, когда-то - "столица" ИГ. Сейчас этот город на северо-западе Сирии активно атакуют главным образом отряды курдских "Сирийских демократических сил" при поддержке американского спецназа на земле и авиации США и их союзников с воздуха.

Среди активистов и сотрудников гуманитарных организаций растет озабоченность числом жертв среди мирного населения - как в результате воздушных и артиллерийских обстрелов, так и от рук боевиков ИГ.

До боев за Дайр-эз-Заур, может быть, остается буквально несколько недель.

Санкционный список

"Мы изо всех сил будем сражаться за победу", - говорит еще один сирийский генерал, с которым мы встретились в Ас-Сухне. Командир этого восточного фронта генерал Мухаммед Хаддур сам садится за руль, чтобы отвезти нас на боевые позиции в десяти километрах от города.

Желая подтвердить свой пыл, он показывает руку с боевыми ранами. "Посмотри на мою руку, - говорит он. - Я был трижды ранен".

В парусиновой шляпе и защитном костюме, он выглядит как закаленный боями командир - герой для своих бойцов, гроза для врагов. На всех фронтах, где он воевал с момента начала сирийского восстания шесть лет назад, он вел безжалостную борьбу с повстанцами.

Генерал говорит, что включен в санкционный список ЕС под номером 125. Его обвиняют в подавлении мирных протестов в 2011 году в дамасском пригороде Дума, где прошли первые и самые крупные антиправительственные демонстрации.

Во время нашей встречи - редкой для него встречи с западными журналистами - он отметает все обвинения в свой адрес. "Я сражаюсь с ДАИШ", - утверждает он.

Image caption Жители города в спешке покидали дома, когда туда пришли боевики ИГ

Русские мускулы

Артиллерийский обстрел поднимает клубы песка, которые мгновенно закрывают весь обзор. Когда песок оседает, на горизонте появляется столп коричневого дыма. Ближайшие позиции ИГ всего в километре от нас, прямо за хребтом.

Когда генерал Хаддур со своими подчиненными отходит в сторону обсудить сражение, к обсуждению присоединяется российский спецназ. В присутствии журналистов лица спецназовцев закрыты шерстяными масками. Русские потребовали приостановить съемки, пока их лица видны.

Я спрашиваю генерала, осложняет ли ситуацию то, что американцы также воюют на территории Сирии.

"У них совершенно другое направление, - отвечает он. - Мы сосредоточены только на Дайр-эз-Зауре".

На тот случай, если еще остались сомнения в этом, он добавляет: "На земле нет силы, которая может помешать нам вернуть то, что мы хотим вернуть".

Image caption После сражений город лежит в рухинах

Следующий фронт?

В этой войне против ИГ все оружие теперь направлено в одном направлении, против общей угрозы - на то, что стало самым мерзким в мире.

Но все же это в большей степени игра для людей, выступающих за президента Башара Асада. Последние успехи в сражениях на ключевых фронтах против сирийских повстанческих группировок позволили правительственным войскам высвободить часть своих сил и войск союзников, чтобы совершить решительную атаку на восточном фронте Сирии.

Соглашение о прекращении огня в других местах, поддерживаемое политической и военной мощью Москвы, привели к спокойствию в некоторых повстанческих анклавах.

Но каждый офицер, с которым мы говорили, был непреклонен в том, что северо-западная провинция Идлиб, самая большая оппозиционная цитадель, станет их следующей целью после того, как халифат ИГ рухнет.

Поражение ИГ - теперь лишь вопрос нескольких месяцев. Когда этот день наступит, война в Сирии с ее изменяющимся политическим калейдоскопом сил и интересов перейдет на следующий этап изматывающей битвы за Сирию.

Новости по теме