"Я сидел в одиночке, потом узнал, что это карцер"

  • 15 сентября 2010
Вугар Халилов
Image caption Халилов говорит, что "ему посоветовали любыми способами покинуть Киргизию"

Вслед за тем, как Первомайский районный и Бишкекский городской суд оправдали британского гражданина Вугара Халилова, глава компании Flexi Communications, а в прошлом журналист, покинул территорию Киргизии.

Халилов возглавлял в Бишкеке компанию, занимавшуюся пиар-проектами. Среди его клиентов, согласно ряду источников, был свергнутый президент Курманбек Бакиев и его сын Максим, а также экс-глава компании MGN-Group Евгений Гуревич, который обвинялся в Киргизии в коррупции. Сам Халилов это отрицает.

Вугар Халилов провел несколько месяцев в предварительном заключении. Ему, как неоднократно заявляли сотрудники Генеральной прокуратуры страны, инкриминировалась среди прочего и легализация доходов, добытых незаконным путем. Русская служба Би-би-си связалась с Вугаром и попросила рассказать, что с ним случилось, и, прежде всего, почему его задержали в апреле этого года. Представители Генеральной прокуратуры Киргизии к моменту публикации интервью были недоступны для комментариев.

Вугар Халилов: На тот момент, когда меня задерживали, я даже не знал, за что меня задерживают. Позднее, когда следователи привезли меня в здание службы национальной безопасности, я проходил как свидетель, но по тону вопросов, я понял, что дело просто так не закончится. Мне задавали вопросы о том, где Евгений Гуревич, где деньги Евгения Гуревича, где деньги Максима Бакиева и где они скрываются. На что я отвечал, что так как я являюсь частным лицом, у меня есть своя компания, я консультант и пиарщик, то я совершенно не могу знать, где находятся эти люди, и не могу знать ответы на вопросы, которые мне задают про них. Это продолжалось в течение 48 часов, и когда они так и не получили ответы на эти вопросы, они предъявили мне обвинения в отмывании денег. И районный суд выдал санкцию о содержании меня под стражей в течение двух месяцев.

Би-би-си: А что происходило с вами в тюрьме, как к вам относились?

В. Г.: Я был помещен в одиночку, через два месяца только мне сказали, что я сидел в карцере. Но условия в камере были для меня удовлетворительными, никто меня не пытал, не бил, содержание было хорошим, жалоб у меня не было. Все проблемы, которые у меня были во время содержания в СИЗО, у меня были из-за действий следователей и городской прокуратуры Бишкека. А именно, более месяца мне не давали свободного доступа – то есть в любое время, к адвокату, свободного доступа к консулу Великобритании, и все мои запросы о предоставлении мне медицинского лечения игнорировались городской прокуратурой. За все время содержания под стражей я написал более 25-ти, может быть, даже 30 писем, обращений и жалоб и в адрес президента Розы Отунбаевой и в адрес городской прокуратуры, но на все эти письма не было никаких ответов.

Би-би-си: Киргизские власти неоднократно заявляли, что у вас были деловые связи с сыном смещенного президента страны - Максимом Бакиевым, которого они обвиняют в ряде преступлений. Что вы можете сказать об этих связях?

В.Г.: Все утверждения властей и следствия о том, что я имею какие-либо связи или с бывшим президентом Бакиевым, или с его сыном Максимом, просто-напросто высосаны из пальца. Нет никаких доказательств, нет никаких документальных свидетельств, что я каким-то образом связан с семьей Бакиева. От себя я заявляю, что я категорический возражаю против таких утверждений и умозаключений. Ни партнерских, ни личных, ни дружеских отношений у меня с Максимом Бакиевым и семьей Бакиева не было. Я считаю, что все эти утверждения, которые транслировались от сотрудников и руководства городской прокуратуры, в большей степени исходили от того, что именно в средствах массовой информации, как Киргизии, так и некоторых зарубежных СМИ без каких-либо проверок и обоснований писали о том, что я будто бы обслуживаю семью Бакиева, что я являюсь пиарщиком Бакиева. Я считаю, что одну из основных ролей в моей вот такой судьбе сыграли именно некоторые журналисты СМИ, как в Киргизии, так и за ее пределами.

Би-би-си: Почему вы решили уехать из Киргизии?

В.Г.: Все очень просто. Бишкекский городской суд подтвердил оправдательный приговор районного суда, и этот приговор вступил в силу. 7 сентября я был уже на свободе. Я несколько дней ждал, пока городская прокуратура выдаст мне мой британский паспорт, чтобы спокойно покинуть страну, но паспорт по каким-то непонятным причинам мне не выдавался. Когда я попытался выяснить причины этого, мне мои друзья – очень осведомленные люди – посоветовали любыми способами покинуть страну. Речь шла о том, что против меня могли возбудить новое дело по новым открывшимся обстоятельствам, или же просто какая-нибудь преступная группировка могла меня похитить и требовать выкупа. По этим соображениям я покинул страну.

Би-би-си: Что вы думаете о ситуации в стране?

В.Г.: Я не хочу комментировать политические аспекты обстановки в Киргизии, но я считаю, что если за пять лет в стране происходят перевороты, уличные погромы, то что-то с этой страной происходит неблагоприятное. С экономической и финансовой точки зрения – так как я был вовлечен во многие проекты в корпоративном секторе – я могу сказать, что на данный момент бизнеса в стране нет, корпоративный сектор разрушен, финансовый рынок уничтожен и в таких обстоятельствах ни один серьезный инвестор в страну не придет. Следовательно, если нет серьезного бизнеса и серьезных инвесторов, то не может быть и серьезного консалтинга.

Новости по теме