Шедевр с помойки

  • 11 марта 2010

"Когда бы вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда", предупреждала нас Анна Ахматова.

Она имела в виду, конечно, душевный мусор, а под ним – высокое чувство. Но современные работники искусств, не ведая стыда, подбирают для своих призведений мусор буквальный - отбросы, утиль-сырье, барахло с помойки.

В один из моих первых дней в Англии, я выглянул зимним утром из окна с видом на парк и увидел гигантскую египетского типа пирамиду посреди гигантской зеленой лужайки (а Англии трава – зеленая круглый год). Сочетание черного блеска пирамиды с изумрудом газона настолько впечатляло, что я решил подойти поближе к этому произведению британского авангарда, парковой культуры. Лишь приблизившись вплотную к пирамиде, я понял, что черный блеск – это не эстетика коцептуального скульптора, а черного пластика, материала, из которого делаются помойные мешки.

Это был конец семидесятых годов, зима всеобщиков забастовок, включая мусорщиков. В ту зиму по улицам лондонского Сохо – ресторанного центра столицы – нагло бегали крысы среди помойных мешков.

Когда пьянные клерки после закрытия пабов или неуравновешенные подростки из собесовской многоэтажки занимаются любимым занятием – а именно, футболят помойные мешки на тротуаре (жители оставляют их накакуне – мусорные машины побирают их по утрам), разбрасывая мусор по всей улице, мы воспринимает это как бессмысленное проявление британского анархического инстинкта.

Но есть и политический аспект у всякой помойки - повода для политических конфликтов, когда речь идет о забастовке мусорщиков. Есть тут и капиталистический момент спроса и предложения – есть страны, специализирующиеся на переработке отходов. Тут вовлечена гигантская сеть транспортировки и финансов. В каждой стране есть целые зоны (в Англии – это графство Эссекс), куда свозят помойку и индустриальные отходы. Это – часть процесса по международному обмену веществ.

Однако есть в больших городах мира целые кварталы, сами по себе представляющие собой помойку. Такое есть в Каире, где с испокон веков помойку собирала и сортировала "у себя на дому" одна из христианских сект Египта. Мы уже рассказывали на "Пятом этаже" о том, как на задах вокзала Ватерлоо сходились все подземные переходы района, и поэтому тут ночевало самое большое количество уличных бродяг. Поэтому, наверное, легендарный поп-и-агитпроп-артист уличных графитти Банкси устроил именно здесь, в самом грязном и замусореном туннеле Лондона, неофициальный просмотр своего первого фильма "Выход через лавку суверниров".

А на острове Гаити, в столице Port-aux-Prince есть трущобный квартал Grand Rue, где само жилое пространства трудно отделить от помойных куч, свалок и барахолок.

Image caption Лея Гордон - один из организаторов гаитянского Биеннале в Лондоне

Именно в этом гетто бедноты автор видио-проектов Лея Гордон (Leah Gordon) и лондонская арт-группа The Island ("Остров") устроили международное Биеннале. Звучит абсурдно для страны Вуду, Джеймс Бонда и зловещих Тонтон-Макутов, но, судя по фотографиям и видео, это был настоящий карнавал, куда съехались художники из Америки и Европы.

Это было в декабре. И тут-то и произошла катастрофа – землетрясение. Каждый реагировал на эту трагедию по-своему. Лея Гордон решила продлить свое гаитянское Биеннале в Лондоне, и даже сумела вывезти с Гаити несколько художников.

Image caption Ghetto Biennale - так называется выставка в Тэйт Модерн

И мы увидели, что уцелело от землетрясения. Это скульптуры из ржавых труб, панелей старых компьютеров, кастрюлей, разбитых автомобильных каркасов и унитазов – не без черепов - всего индустриального и бытового мусора с помоек большого города. Они производят паразительное впечатление – в них смесь стиля панк и одновременно религии Вуду, то есть фетишизма и христиантсва.

Об этом нам рассказывал на "Пятом этаже" сам Андрэ Юджин (Andre Eugene). Он сказал мне, что искусство - искусством, но главное для него – закупить как можно больше плащ-палаток: иначе в Гаити сейчас в его трущобном районе не выживешь.

Трудно сказать, насколько наш рассказ повлиял на лондонских кураторов, но на этой неделе открывается довольно мощная экспозиция с подобной же концепцией – в помощь гаитянам и с участием Леи Гордон - не больше не меньше, как в галерее Тэйт Модерн. Это уже серьезная вторичная переработка вторсырья в международную известность.