"Доктор Мартенс" отпраздновал юбилей

  • 4 апреля 2010
очередь перед магазином
Image caption Жаждущих прикупить "Мартенсы" в день юбилея было немало

Первое, что я увидела, подойдя к фирменному магазину Doctor Martens в лондонском Ковент-Гардене, так это до боли знакомую очередь советского образца, вытянувшуюся вдоль пестрой витрины с ботинками.

Media playback is unsupported on your device

Номера на руках не писали, но ажиотаж был, при этом стоявший в дверях молодой человек стал делать какое-то, по всей видимости важное, объявление, и толпа засуетилась.

"Да вот, "Мартенсы" по пятнарику давали, но, кажется, мы уже опоздали", - грустно сказали мне три девчонки-подростка, стоявшие в конце очереди.

Ботинки, которые передаются по наследству

15 фунтов за пару ботинок это, конечно, совсем неплохо, но разве нынче это проблема, да тем более в Лондоне - обувку себе купить. Девочки посмотрели на меня округлившимися глазами, в которых читалось четкое: "тетя не понимает".

"Понимаете, это как...ну...родители мои их еще носили, а теперь я такие же ботинки ношу. Это что-то такое, что передается от поколения к поколению. Я и музыку тех времен слушаю - The Jam, The Cure", - объяснила мне самая бойкая из трех.

Продираюсь сквозь толпу к стоящему в дверях и порционно запускающему посетителей молодому человеку, как выяснилось, менеджеру по имени Крис, и объясняю, кто я и откуда, и главное - что ботинки мне без очереди не нужны. Я просто так, лясы поточить, фоток нащелкать.

Крис улыбается: "Видите, какой наплыв у нас сегодня по случаю 50-летия. Это как раз и показывает, что наш бренд в последнее время испытывает новую волну популярности. Наши ботинки все больше вливаются в мейнстрим, больше ориентируются на то, что модно сегодня. Также очень многие знаменитости их носят, музыканты, и это помогает "Мартенсам" оставаться на виду".

Image caption Фирменный магазин в лондонском районе Кемден-таун тоже дышит историей

Сам Крис тоже обут в соответствии с витриной в светлые бутсы под названием, больше подходящим трактору - 1460 techtuff.

Цифры 1460 здесь совсем не с потолка взяты. Но обо всем по порядку. Когда в далеком 1945 году, катаясь в Альпах на лыжах, немецкий врач Клаус Мертенс ушиб ногу, он и думать не думал, что в скором времени в результате этого инцидента он обует целые поколения работяг, музыкантов, панков, рокеров и просто свободных художников.

Не буду вдаваться в технические подробности того, как именно доктор Мертенс из старой автомобильной шины сделал воздушную прокладку для стопы, чтобы не давило и не жало, как в соавторстве с другим доктором, Фюнке, сконструировал самый первый ботинок на шнуровке, как было решено, что в Англии их удобнее будет называть не "Доктор Мертенс", а "Доктор Мартенс"... Главное, что 1.4.1960 года (знакомая цифирь?) первая пара "Мартенсов" буквально как из мартеновской печи, новехонькая, сошла с конвейера фабрики Григгсов в английской деревне Уолластон.

Грубые снаружи, нежные внутри

Оттуда и началось триумфальное шествие этих удобных башмаков по европам. Дотопали они и до России, но много позже.

Как рассказал мне московский художник Митрич, заядлый носитель этого грубого снаружи, но нежного внутри башмака, он впервые прознал о его существовании из западных рок-н-ролльных журналов, когда в середине 80-х вернулся из армии, где его нога практически приросла к кирзовому сапогу.

"Мартена" - они тем и хороши, что их можно почистить и куда-то пойти в концерт, а можно не почистить и пойти копать яму, и ничего с ними не сделается", - объясняет мне Митрич, который вообще, я бы сказала, профессор-мартеновед - столько всего он про них знает.

Image caption Башмаки на все случаи жизни

Я от него, например, узнала, что в годы всеобщего дефицита "Мартенсы" или "Мартена", как он их любовно называет, привозила в Россию многочисленная скандинавская молодежь, ринувшаяся в перестроечную "Рашу" в рамках движения "Знай соседа". Не особо понимая, что происходит в нашей стране, они тем не менее поняли главное - что соседей надо обуть, а московско-питерская панкота, и Митрич в том числе, еще по фотографиям в журналах учуяли, что "Мартенс" - это хороший башмак и к нему надо стремиться.

Вскоре место международной взаимовыручки заняли коммерсанты, и в середине 90-х "Мартенсы" уже вполне официально стали завозиться в Россию.

Как рассказала мне москвичка Наташа Фалькон, она свои первые "Мартенсы" купила, еще учась в школе, в магазине "Бульдог" на Новом Арбате.

Особым спросом пользовались цветные модели "Мартенсов", как говорит Наташа, видимо потому, что тогда был расцвет рейв-культуры, клубных вечеринок, и все старались одеваться как можно ярче.

Цветные модели с яркими рисунками искали по всей Москве, и если кому-то не удавалось прибарахлиться за полную цену в фирменном магазине, то ехали на рынок и там покупали очень похожую китайскую подделку, которая на ногах выглядела очень похоже на "фирму", ну а что там с ногами в этом момент происходило....кому это важно.

Из ортопедической обуви в классную

Надо сказать, что когда "Мартенсы" впервые появились в Англии, то почтальоны, работники фабрик и профсоюзы транспортников закупали эти ботинки большими партиями, несмотря на их относительную дороговизну, которая, правда, восполнялась их прочностью и долговечностью. Как ни странно, несмотря на весь сложный ортопедический замысел отца-изобретателя доктора Мертенса, его обувка сразу же получила статус пролетарских ботинок, которые носит человек, готовый в любой момент наступить каучуковой подошвой на классовые цепи. Этот простроченный двойным швом вызов чуть позже почуяли и хиппари всех мастей.

Image caption "Мартенсы" можно подобрать ко всему: убеждениям, автомобилю или цвету волос

Фотожурналист из Москвы Галина Величко с гордостью заявила мне, что она - ровесница этих башмаков и полжизни носит именно их. Когда я дозвонилась до нее 1 апреля, как раз в день 50-ой годовщины "Мартенсов", она только что пришла из магазина с новым приобретением.

"Сейчас у меня вся обувь "Доктор Мартенс". Мне нравятся у них и все модели "Мотто-Бото" и их классические ботинки на шнуровке, и сандалии, ну я - фанат, понимаете. И они ко всему подходят, даже к моему автомобилю", - говорит она.

Такова судьба знаковых брендов. Мне почему-то в связи с этим вспомнился другой доктор - Че Гевара, который в те же годы, творя революцию на далеком острове, не подозревал, что десятилетия спустя его лицо разойдется миллионными тиражами по футболкам и кепкам. Так и доктор Мертенс, сам того не ведая, сотворил чудо: его универсальные "Мартенсы", кажется, впору всем - от жилистых работяг и металлистов до суровых скинхедов и хлипких готов. Они как джинсы - одинаковые на полке и неповторимые на ногах.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.