Мэри Хобсон - пенсионер-подвижнник

  • 24 апреля 2010
Признание Мэри Хобсон в том, что до знакомства с Пушкиным она не читала стихов даже по-английски, ошарашивает меня, но и наполняет некой скрытой гордостью из разряда "знай наших". Хотя удивительного в истории Мэри много, например, тот факт, что изучать русский язык она стала в пенсионном возрасте.

Полиглот, решаю я, но Мэри протестует и рассказывает, что началось все с "Войны и мира", английского издания романа, разумеется, который принесла ей в больницу ее дочь.

"Это было мое самое первое знакомство с русской литературой, и я не могу передать, какое воздействие оказала на меня эта книга. Это был шок, просто шок", – признается Мэри.

Я уже знаю из Интернета, что именно этот роман и последовавшее увлечение русским языком помогли Мэри пережить большое личное горе - гибель сына, разбившегося на мотоцикле, но сейчас, в эти радостные для Мэри дни вручения премии мы об этом не говорим.

Image caption "Ее пример - другим наука"

Мы говорим о том, как она стала брать уроки русского у старой эмигрантки еще из дореволюционной России, как потом решила не останавливаться на достигнутом и в 62 года поступила в Лондонский университет на славянское отделение, чему помогла действовавшая в Британии правительственная инициатива, позволявшая людям вне зависимости от возраста и прежнего образования поступить в аспирантуру.

"Не переводится? Это мы посмотрим!"

Именно там от одного профессора-англичанина Мэри впервые услышала имя Грибоедова и узнала, что есть у него такая "удивительная, но совершенно непереводимая на английский" комедия "Горе от ума".

Пересказывая этот эпизод, Мэри задорно ухмыляется: "Я про себя подумала: не переводится? Это мы посмотрим, и сразу же после занятий побежала в библиотеку, взяла эту пьесу, тут же в нее влюбилась и начала переводить без всяких промедлений".

За этот перевод Мэри Хобсон была удостоена Золотой медали имени А.С.Пушкина, но она не остановилась на достигнутом и стала писать диссертацию по Грибоедову и переводить на английский его эпистолярное наследие.

Мэри признается, что ее классическое музыкальное образование (а она окончила Королевскую академию искусств по классу фортепиано и скрипки) помогает ей в переводе стихов Грибоедова и дорогого ее сердцу Пушкина, потому что в поэтическом переводе важно передать музыку стиха.

Неудивительно, что первым ее переводом, еще до поступления в университет, стал "Медный всадник", а затем последовали избранные стихи Пушкина, "Сказка о попе и работнике его Балде", "Сказка о мертвой царевне и семи богатырях", подготовленные к 200-летию со дня рождения поэта.

"Сила Мэри как переводчика заключается в ее необычайной способности из внешнего мира черпать гармонии", - поясняет Ян Вильям Сиверц ван Рейзема, академик РАЕН, председатель экспертного совета российского фонда "Новое тысячелетие", вручившего Мэри Хобсон премию "Подвижник" в рамках проходившей на минувшей неделе в Лондоне Международной книжной выставки-ярмарки.

Как пояснила президент фонда Умута Кемельбекова, фонд был создан, чтобы изучать, как формируется мировоззрение нового тысячелетия, и у него несколько приоритетных задач, в частности, сохранение и популяризация русского языка.

Вот уже два года действует специальный проект фонда "Я говорю по-русски", разработанный совместно с издательством "Русская школа", издающим учебную литературу. Смысл этого проекта в том, чтобы посредством видео-лекций, записанных лучшими российскими преподавательскими силами и помещенными на сайт rusterra, помочь всем изучающим русский язык.

Image caption Посол РФ Юрий Федотов познакомился и с Мэри, и с ее книгой
Премия, исполняющая желания

Премия "Подвижник" - этоновое начинание фонда. Она была учреждена 19 октября прошлого года в день основания Царкосельского лицея и вручается за заслуги в продвижении в мире русского языка и русской культуры. Первым ее лауреатом стал проживающий в Брюсселе прямой потомок Пушкина Александр Александрович Пушкин, а теперь вот - Мэри Хобсон. Ею, как подчеркнула Умута Кемельбекова, награждаются люди исключительно за личные заслуги, а не за профессиональную деятельность.

"Это несколько оригинальная премия. В ней денежная составляющая есть, но она не главное. Главное же в том, что, поскольку мы уже знаем своих лауреатов, то мы стараемся исполнить какие-то их желания", - говорит президент фонда.

В рамках этой премии о брюссельских Пушкиных был снят документальный фильм, рассказывающий об их многолетней помощи онкологическому детскому центру в Петербурге и о просветительско-пропагандистской деятельности в Брюсселе, где, к примеру, был открыт памятник Пушкину. Для Мэри частью премии стало издание ее стихов и переводов как в России, так и в Британии.

На выставочном стенде фонда стоит новенькое двуязычное англо-русское издание стихов Мэри Хобсон в черной обложке с понятным посвященному и каким-то очень молодежным, несмотря на трагический образ, названием "Смерть и байкер". Мэри пишет дарственную надпись, естественно по-русски, и говорит: "Самое важное для меня - это видеть издание моих переводов и стихов. Это - уникальная премия".

Я спрашиваю ее, читает ли она что-нибудь из современных российских авторов. "Мой век в литературе – это век девятнадцатый, - с несколько извиняющейся улыбкой говорит она. - И потом, у меня очень мало времени, я так поздно начала, что не могу отвлекаться от самого главного - Пушкина. Мне надо торопиться, меня еще ждет "Евгений Онегин".