Последнее обновление: суббота, 14 августа 2010 г., 18:28 GMT 22:28 MCK

С глазу на глаз с современной оперой

Афиша фестиваля

Для проигрывания необходимо включить поддержку Java-скрипта и установить новую версию Flash

Запустить в Real Player или Windows Media Player

Cовсем небольшое помещение лондонского театрика Riverside Studios встретило меня дурашливо.

Представьте себе, за билетами в кассу стоит очередь, а рядом с кассирами за стойкой два человека с телефонными трубками в руках громко поют хорошо поставленными оперными голосами. Поют, правда, какую-то абсурдистскую абракадабру.

За спиной у них музыканты - всего двое, две женщины: арфистка и флейтистка. Если женщина-певица выглядит более или менее нормально, то мужчина стоит на стойке на коленях, на голове у него дурашливый парик, а на груди в виде манишки - уменьшенная кукла мужчины в пиджаке и галстуке, ножки которого болтаются как раз на уровне стоящего на коленях певца. Выглядит все забавно, комично, смешно - вполне в духе только что открывшегося здесь фестиваля экспериментальной оперы под названием Tete-aTete – "С глазу на глаз".

Нынешний фестиваль - четвертый по счету. Мне довелось побывать на нескольких спектаклях самого первого фестиваля - в 2007 году. "Пятого этажа" тогда еще не было, и рассказать о фестивале подробно не пришлось. Тогда все было скромнее и менее масштабно - хотя и сейчас фестиваль проходит довольно скромно. Riverside Studios расположен в районе Хаммерсмит, на западе Лондона, довольно далеко и от традиционного средоточия культурной жизни в Вест-Энде и уж тем более далеко от новой культурной столицы Лондона в Ист-Энде. Здесь несколько залов - они называются "студии", выглядят они совершенно по-рабочему, по-студийному, в каждой мест по сто-двести, но зато параллельно каждый вечер могут проходить по три спектакля. За минувшие с момента начала фестиваля три года Лондон - как мне кажется - переживает настоящий бум новой экспериментальной оперы.

Всплеск эксперимента

Именно с вопроса о причинах этого всплеска эксперимента я и начинаю свой разговор с художественным руководителем фестиваля Биллом Бэнкс-Джоунсом.

У манчестерского театра c остроумным названием “Отпиленная опера” не менее остроумная афиша

У манчестерского театра c остроумным названием “Отпиленная опера” не менее остроумная афиша

"Опера за последние десять-двадцать лет невероятно разрослась, причем движение ее проходит в двух разных направлениях. Есть опера деревенских усадеб, куда люди приезжают в смокингах и вечерних платьях и наслаждаются пением и музыкой на лужайках, вместе с пикником и шампанским. Все это выглядит несколько показушно, невероятно старомодно, но для нас, артистов, это прекрасно, так как дает нам много работы. Но в то же время быстро растет и экспериментальная, фриндж-опера, где проходят проверку новые художественные идеи. Еще одна причина, на мой взгляд, состоит в том, что крупные оперные театры раньше гораздо охотнее шли на эксперимент. Сейчас же - что бы они не говорили - новых постановок у них существенно меньше, я имею в виду полномасштабные спектакли на большой сцене. Быть может, настало время осознать, что мы больше не живем в XiX веке, что человеческий труд стал гораздо дороже, что мы должны относиться к нему бережнее и экономнее и начинать искать новые вещи, в которых задействовано уже не 200, а 12 человек", - рассказывает Билл Бэнкс-Джоунс.

В моно-опере "Нетерпимость" задействовано и того меньше. Одна вокалистка, небольшой камерный ансамбль из пяти человек и дирижер. Написал эту получасовую оперу композитор Конор Митчелл, но инициатор проекта - культовый современный драматург Марк Рэйвенхилл, автор нашумевших, в том числе и в России, пьес "Секс и покупки" и "Откровенные полароидные снимки". Оказывается Марк - страстный поклонник оперы. Любовь к ней появилась у него совершенно неожиданно - в первую очередь для него самого. В молодости, не имея постоянной работы, он устроился билетером в оперный театр и за полтора года работы превратился в настоящего любителя и знатока этого искусства. "Нетерпимость" - его первый опыт в оперном жанре, и я спрашиваю, насколько иным был его подход к написанию оперной истории - ведь опера, в отличие от драмы, искусство намного более условное.

"Даже и в обычных своих пьесах я всегда пытался найти условное, метафорическое измерение. В опере же меня привлекает ее возможность уловить момент, укрупнить, расширить его, вскрыть его метафорическую составляющую. Опера - очень публичное и даже очень политическое искусство, и именно это меня в ней привлекает. Этот фестиваль, при всей его экспериментальности, - прекрасное место для дебюта. Мы с Конором настроены на долговременное сотрудничество, сотрудничество между композитором и либреттистом, поэтому эта небольшая получасовая опера для нас - прекрасный полигон и способ узнать поближе и друг друга. Через пару лет мы намерены сделать уже полноценную постановку в большом оперном театре. Быть может, кто-нибудь и в России заинтересуется. Пока же нужно научиться ремеслу, и этот опыт - идеальная для этого возможность", - говорит драматург.

Лаконичность и импровизация

Еще один крайне любопытный проект фестиваля - спектакль "Оперы из шести слов". В его основе исторический факт. Некогда великий Хемингуэй заключил пари, что сумеет написать рассказ всего из шести слов. Пари он выиграл, получившийся рассказ – по-русски в нем еще меньше, всего пять слов, звучит так: "Продаются туфельки для новорожденного. Неношенные".

Руководитель экспериментального театра Warehouse Джеймс Янг вдохновился этой идеей и заказал двум десяткам молодых композиторов оперы, либретто которых не должно превышать шесть слов. В результате в ходе относительно недолгого - всего на час спектакля - мы получили возможность услышать 17 мини-опер - от минуты до трех-четырех каждая. Нет ли в такой жесткой заданности опасности, что концепция будет довлеть над содержанием, подавлять его - спрашиваю я у Джеймса Янга.

Спектакль Baroccata исследует господствовавшие в барочную эпоху идеи о человеческом теле

Спектакль Baroccata исследует господствовавшие в барочную эпоху идеи о человеческом теле

"Мне кажется очень важным то обстоятельство что всех композиторов я попросил не думать над этим проектом очень долго. Есть прекрасный вебсайт sixwordstories.com, куда все желающие отправляют свои рассказы из шести слов. Я направил композиторов на этот вебсайт и попросил, чтобы они там нашли себе историю по нраву. На все про все у них было времени две недели. В результате получились очень эмоциональные и прямые истории, в которых нет ничего концептуального. Есть, впрочем, пара концептуальных вещей, но и написали их композиторы-концептуалисты. Разброс получился огромный и мы с успехом сумели выйти победителями из спора между концептом и содержательностью", - говорит руководитель проекта "Оперы из шести слов".

Одна из этих опер называется "Первое свидание". Либретто из шести слов следующее: "Первое свидание. Поезд опоздал. Он не дождался" (по-русски получилось даже семь). Мы видим, как юноша и девушка договариваются по телефону, постоянно повторяя магические слова First Date - первое свидание. Затем они готовятся, одеваются, она бежит на вокзал и - о, ужас! - поезд ее опаздывает. Он долго стоит, ждет и, не дождавшись, уходит. Она, запыхавшись, прибегает и увидев, что его нет, понуро, в отчаянии опустив голову, бредет по перрону. И вдруг он возвращается, произнося ей в спину заветное: "Подожди!"

Театр Impropera исповедует импровизацию и бурлеск

Театр Impropera исповедует импровизацию и бурлеск

Есть на фестивале и откровенный бурлеск. Один из его участников - коллектив под названием Impropera. В названии этом заложена игра слов - тут и Improper Opera (неуместная, неприличная опера), и Improvised Opera (импровизационная опера). Ее участники заявляют что их главный принцип – импровизационность, и оперу они создают прямо на глазах у зрителей по идеям, поданным из зала. Один из певцов попросил зрителей назвать лучший совет, который они когда-либо получали в жизни и на первый же предложенный - "Всегда носи с собой зонтик" - тут же сымпровизировали оперу для четырех вокалистов и двух инструменталистов в стиле Генделя.

Не выплеснуть бы ребенка

Все это невероятно забавно и с удовольствием взирал на всевозможные дерзкие эксперименты в области оперной формы. Но в то же время из головы не шла предательская мысль. Нет ли во всем этом стремлении избавиться от косности и консерватизма опасности перестараться и вместе с водой выплеснуть и ребенка? То есть уничтожить сами основы оперного жанра? С таким вопросом обратился к оперному критику газеты Times Эмме Помфрет.

"Естественные пределы экспериментирования должны быть. Нельзя подгонять оперу под любую новейшую моду в современном искусстве. Далеко не всегда это срабатывает, хотя иногда результаты получаются более чем убедительные. Но все равно есть опасность забвения уникальных свойств и особенностей оперного искусства, и хорошего из этого ничего не выйдет. Есть величественная опера, которую мы видим в Ковент Гардене, но некоторые экспериментальные спектакли несут в себе уже совершенно иной опыт. В приближенности к артистам проявляется нечто вуайеристическое. Взять, к примеру, нашумевшую постановку "Богемы" в пабе. Во втором акте, когда герои отправляются ужинать, все действие переносится из зала непосредственно в паб. Певцы поют тут же среди разгуливающих с кружками пива и стаканами вина зрителей. Ты находишься от них в полуметре, ты ощущаешь мощь голоса, видишь каждый мускул на лице, и тебя, конечно, втягивает, увлекает это зрелище. В этом есть откровение, но есть и вуайеризм. Опера подвергается деконструкции. Все ее элементы перевернуты и перемешаны. Нет контекста и нет единства музыки текста и драмы. Теряется цельность, и в этом я вижу опасность", - считает критик.

Участники спектакля "Золотые годы"

Участники спектакля "Золотые годы"

Как видите, мнения разные. Впрочем, арт-директор фестиваля экспериментальной оперы Билл Бэнкс-Джоунс вовсе не склонен утверждать, что оперный эксперимент - вещь по определению правильная и удачная.

"Идя на эксперимент, мы ни в коем случае не должны ожидать, что всегда получим блестящий результат. В таком случае мы ничему бы не учились, и это было бы совершенно неинтересно, если бы у нас был непрекращающийся поток шедевров. В том-то и смысл нашего фестиваля - мы не вкладываем сюда очень больших ресурсов и нам не так уж много есть чего терять. Мы можем позволить себе роскошь быть абсолютно свободными и раскованными и идти на любой дерзкий и пусть не всегда очень оправданный риск. Не получится - мы задумаемся, почему и что нужно сделать, чтобы в следующий раз получилось. На нас не висит бремя ответственности, которым отягощены крупные театры", - говорит арт-директор фестиваля.

А в фойе Riverside Studios тем временем разыгрывается очередное дурашливое представление, участники которого хорошо поставленными оперными голосами под музыку поносят друг друга: "Ты идиот! А ты стерва!"

BBC © 2014 Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.

Эта страница оптимально работает в совеменном браузере с активированной функцией style sheets (CSS). Вы сможете знакомиться с содержанием этой страницы и при помощи Вашего нынешнего браузера, но не будете в состоянии воспользоваться всеми ее возможностями. Пожалуйста, подумайте об обновлении Вашего браузера или об активации функции style sheets (CSS), если это возможно.