Сибирский Канский кинофестиваль

  • 5 сентября 2010
Добро пожаловать на Канский фестиваль!

Все лето я развлекал себя и знакомых гордым сообщением о том, что меня пригласили в жюри Канского фестиваля.

Кто-то восхищенно ахал, но большинство смотрели с чувством некоторого сожаления: мол, мания величия, у тебя парень, ладно врать-то…

Врать вообще-то не в моих правилах, и на Канский фестиваль я и на самом деле ездил. Только не во французский Канн, а в город Канск в Красноярском крае, в самом центре Сибири. Город хоть и достаточно солидный по возрасту - основан еще в 1636 году - но невелик. Жителей в нем 100 тысяч человек, архитектуры и истории никакой примечательной нет, места вокруг хорошие, но по сибирским меркам отнюдь не уникальные, скорее вполне обычные.

Как мне рассказали канцы, словосочетание "Канский фестиваль" было среди горожан популярной шуткой еще до того, как фестиваль появился, но в самом городе о кинематографической славе никто и не помышлял. Нужно было пришествие варягов из Москвы, чтобы эту забавную шутку превратить не только в реальность, но и в серьезное дело.

"Действительно, это превратилось в дело, которое требует постоянно о себе думать, заботиться, растить и лелеять. Иногда бывает, что дело начинается легко, а затем становится тяжкой обузой. Самая большая наша задача – чтобы фестиваль никогда не стал обузой, чтобы та шутка, с которой он начался, все время оставалась внутри него, выдавала бродильные соки разных творческих энергий".

Это говорит Андрей Сильвестров - почетный президент фестиваля. Андрей - москвич, кинорежиссер, участник знаменитого движения альтернативного кино "Сине Фантом". Движение это зародилось в Москве в начале 80-х, в ту самую золотую эпоху советского контр-культурного искусства, время расцвета рок-музыки, новой живописи, экспериментального театра, параллельного кино и прочих интересных новых форм. "Сине Фантому", кстати, скоро исполняется 25 лет, и в честь юбилея здесь в Лондоне пройдет большая ретроспектива в галерее Tate Modern.

Именно Андрей Сильвестров нашел на карте Сибири город Канск (название происходит от притока Енисея, реки Кан), поделился своей находкой с товарищами - такими же кино-альтернативщиками Павлом Лабазовым и Надей Бакурадзе, которые ведут видеостудию при культурном центре "Дом" - она так и называется "Видеодом".

Image caption Павел Лабазов – директор и душа фестиваля

Паша с Надей, недолго думая, отправились в далекий Канск, добились первых весьма условных договоренностей с местным начальством и в 2002 году привезли в город первый, тогда еще однодневный фестиваль. Было это восемь с половиной лет назад, и теперь бессменные остроумные организаторы – Сильвестров, Лабазов и Бакурадзе - воспользовались этой магической в истории кино цифрой.

Девиз нынешнего фестиваля – "Феллини", в день открытия под музыку Нино Роты на площадь перед Городским Домом Культуры выбежала стайка канских девушек, обернутых в киноленту с названиями фильмов великого итальянца: "Репетиция оркестра", "Интервью", "Сладкая жизнь", "И корабль плывет" и, конечно же, "Восемь с половиной". Именно с него начинались ежевечерние показы ретроспективы Феллини, происходившие - естественно – 8.30 вечера.

Повсюду Кан

Такие шутки – суть и плоть фестиваля. Одно из шутливых обещаний программы этого года - "С Каном станцевать канкан на Кане" – явно относилось ко мне. Организаторы - в той же традиции шутки - цепляются за любую возможность обыграть название. Вот и меня пригласили: с одной стороны, вроде по всем параметрам подхожу - обозреватель по вопросам культуры уважаемой радиостанции, а с другой, куда ни крути - а все же Кан, фигура в Канске вполне уместная.

Точно так же – и по делу, и но названию – в Канск попал и Михал Урбан. У него во Вроцлаве тоже есть KAN – Festiwal Kina Amatorskiego i Niezaleznego, то есть фестиваль любительского и независимого кино.

"Для меня это прекрасное приключение - даже лучше чем я ожидал. В программе много экспериментального кино, я думал, что она будет более традиционной, лишь сделанной любителями, независимыми кинематографистами. Мне также невероятно нравится атмосфера фестиваля. Как сказал Паша Лабазов, фестиваль это не столько фильмы, сколько люди. Это ведь очень важно - иметь возможность встретиться, познакомиться с таким количеством интересных людей из разных стран, людей разных профессий - художники, режиссеры, журналисты, критики, продюсеры. Общаться с ними невероятно здорово", - делится своими впечатлениями Михал Урбан.

Фильмы и зрители

Всего в конкурсной программе было более полусотни фильмов - от одной минуты до получаса. От абстрактного видеоарта, до анимации, документальных фильмов-исследований, до художественных лент. Лучшим из них в течение нескольких минут удалось рассказать настоящую серьезную историю. О кинематографической составляющей фестиваля и о его месте на карте фестивального движения я беседую с членом жюри, известным российским документалистом Виталием Манским.

Image caption Испанский фильм “Однородники” – лауреат Гран-при фестиваля

"Есть фестивали зрительские, есть фестивали, которые открывают новые тенденции в кино, есть и такие, что предлагают локальной аудитории целевые программы – то есть носят образовательный характер. Здесь в Канске – гибрид всех составляющих фестивального движения. И хотя в части международной программы больших открытий здесь нет, то для российского короткометражного кино этот фестиваль – безусловный катализатор. Теперь о зрителе. Фестиваль зрителю много что предъявляет, но зритель, во всяком случае, канский зритель, не вполне готов пока еще к этому предъявлению. Поэтому этот гибрид вполне устойчив, но есть проблемы роста. Фестивалю нужно определиться – чего же на самом деле он хочет. Образовывать аудиторию? Благородно, несколько утопично, но смелость города берет. Но в целом это правильное действо. Приятно, когда люди делают от души, а не пилят бюджет, что в современной России увы не так часто встречается", - поделился своими соображениями Виталий Манский.

Вопросы эти – и о бюджете, и о зрителе более чем острые. Вполне уместно спросить: кто финансирует этот пир авангарда в глухом сибирском городе? Главный спонсор - Фонд Михаила Прохорова. Бизнес Прохорова, как известно, базируется главным образом в Сибири, так что ему и карты в руки. В последние годы, после того, как фестиваль завоевал репутацию, поддержку ему оказывает и руководство Красноярского края и даже Министерство культуры России. Я спросил у приехавшего на фестиваль министра культуры Красноярского края Геннадия Рукши, не видит ли он проблемы в том, о чем говорил Виталий Манский - разрыве между характером показываемых на фестивале фильмов и вкусами и потребностями жителей города

"Здесь есть внутреннее противоречие – язык показываемого кино достаточно сложный и не всегда, быть может, понятный основной части публики. Нет пока и привычки. Но фестиваль со своим новаторским, экспериментальным характером генерирует для Канска новые смыслы, это совершенно очевидно и очень здорово. Появляется новая публика, в том числе приезжающая сюда их Красноярска и других городов края. Фестиваль ждут, это событие и событие важное и для города и для края", - сказал министр.

Image caption Кадр из фильма ”Говорит и показывает Google”, признанного лучшим в российской программе

Что же касается отношения самих канцев, то оно разумеется неоднозначное. На одном полюсе такие люди как Сергей Руленко - руководитель Канского Центра детского технического творчества, на базе которого во время фестиваля проходят мастер-классы именитых гостей из столицы и из-за рубежа. Я спросил у него, как возникло это сотрудничество.

"Когда ребята стали приезжать сюда со своими программами, я предложил сделать образовательную программу - надо же публику воспитывать, для нас это важно, прививать культуру, новое видение, понимание нового киноязыка. Очень приятно видеть, как многие из тех ребят, которые занимались у нас в Центре, они выросли, стали студентами, но приезжают сюда на фестиваль из Красноярска, Иркутска, Новосибирска".

Совместные усилия заезжих москвичей и местных энтузиастов типа Сергея Руленко дают плоды. С каждым годом в программе фестиваля все больше и больше местных, канского производства фильмов. А в этом году один из них - работа Алексея Акимова "Говорит и показывает Google" - забавная иллюстрация детских страшилок, переведенная машинным переводчиком Google на нелепый и бессмысленный английский язык - вполне заслуженно получила приз как лучшая российская картина.

Image caption Вот так выглядит Памятник неизвестному художнику

Но сомнения Виталия Манского безусловно не лишены оснований. Сказать, что все канцы с восторгом принимают пришествие в свой город столичных и зарубежных гостей, с не очень понятным им экспериментальным кино было бы сильным преувеличением. Если на торжественных церемониях открытия и закрытия фестиваля зал был полон, то на обычные - конкурсные и внеконкурсные показы - собиралось от силы несколько десятков человек.

Оппозиция

Многие канцы – не участники, и не зрители фестиваля – пусть даже и слышали о нем, но большого интереса не проявляли. А встречалось и откровенное, даже агрессивное неприятие:

Image caption А вот так - карикатура на него

"Не нужен нам такой фестиваль. Кроме хамства и беспредела нет в нем ничего. Чья это политика? Кому это надо? Если это воспитание молодежи, то это пагубно и вредно. Что показывают? Что они имеют в виду? Даже ихний вид… Что это такое?" - вот такой монолог довелось услышать мне от водителя такси, который сам, впрочем, ни на одном фестивальном событии не был и фильмов тоже не видел.

Надо сказать, что такое, пусть и не очень просвещенное мнение имеет поддержку и в части местной прессы. Канская "Сегодняшняя газета" отреагировала в прошлом году на появление на главной площади города памятника неизвестному художнику злобной карикатурой. Организаторы, впрочем не сдаются, и свою программу "паблик арт" продолжают. На другой площади установлена пальмовая аллея - дети города Канска своими руками лепили и разукрашивали глиняные пальмы.

Колокол и дети

А в этом году московский архитектор Андрей Савин построил из бревен и поленьев уникальную колокольню, внутри которой музыкант и художник Герман Виноградов установил металлические листы. К ним прикреплены петли, дергая за которые каждый желающий может услышать красивый мелодичный перезвон.

Image caption Колокольню строили на протяжении всего фестиваля и торжественно открыли в день его закрытия

Невозможно не упомянуть и детский праздник, на котором художница и педагог Светлана Власова учила малышей делать пластилиновые мультфильмы.

Вот так снобистская шутка московских интеллектуалов выросла в целую социальную программу по пробуждению творческого начала, преобразованию внешнего облика и обучению детей небольшого и не очень привычного к культуре сибирского города.

И все из-за того, что название его по иронии судьбы совпало с названием знаменитого французского курорта на Лазурном берегу.