Разношенный свитер феминизма

  • 31 октября 2010
женская демонстрация
Image caption Британским женщинам еще есть за что бороться: например за равную оплату труда

30 октября в швейцарском Цюрихе была созвана первая международная встреча по антифеминизму.

По данным устроителей встречи, организации IGAF ("Инициативная группа по антифеминизму"), масштабным это мероприятие назвать никак нельзя: для участия в Цюрихском заседании зарегистрировались всего порядка 200 делегатов, в основном из соседних со Швейцарией стран - Германии, Австрии и Италии.

Да и знамя антифеминизма развернуть широко им не удалось, поскольку они сразу же получили в свой адрес угрозы со стороны левых групп.

Мои попытки получить от устроителей интервью тоже не увенчались успехом: поначалу, пообещав лично изложить свои тревоги, они, совсем как когда-то РСДРП, ушли в подполье, прислав мне оттуда основные положения своей программы, из которой следует, что швейцарские антифеминисты устали от "30-летнего доминирования женщин, от представления мужчин как мирового зла и от неравных прав, от которых страдает сильный пол в случае развода, при дележе имущества и получении свиданий с детьми".

30-летнее доминирование? А как быть с многотысячелетним патриархатом? Но задать этот вопрос было некому, кроме как Ольге Александрэ, живущей, как выяснилось, в самом что ни на есть "логове" антифеминизма, то есть в нейтральной Швейцарии, более 20 лет.

"Дело в том, что избирательное право швейцарские женщины получили очень поздно, только в начале 1970-х, и когда они, грубо говоря, "дорвались", то неудивительно, что феминизм именно в этой стране приобрел радикальные формы", - сказала Ольга Александрэ, глава детского обучающего центра "Матрешка".

И добавила: "Женщины стали жить только для себя. Зачем иметь детей, когда можно иметь прекрасную зарплату? Зачем кому-то открывать для меня дверь, когда я все могу сама? Правда, последние годы швейцарки стали удивляться: куда же подевались настоящие мужчины?"

"Куда, куда вы удалились?"

Теперь как-то многие уже забыли, что началось все еще в ХIХ веке с борьбы суфражисток за избирательное право. В каких-то странах, как, например, в Британии или России, женщины получили его давно, а в каких-то, как, например, в Швейцарии, сравнительно недавно - лишь в 1971 году.

Это, конечно, был качественный исторический скачок, но потом случились две мировые войны, которые на время уравняли всех - и мужчин, и женщин, и детей, и стариков, поэтому вторая волна освободительного движения женщин пришлась на конец 1960-х - начало 1970-х.

Image caption Редакторы Spare Rib предостерегали читательниц против оков брака и машбюро

Это уже была более утонченная борьба, в которой очень помогла вовремя изобретенная противозачаточная пилюля, давшая женщинам возможность самим хоть сколько-то планировать свое будущее.

Тогда же стали выходить специализированные феминистские журналы, как, например, британский Spare Rib ( "Из Адамова ребра"), основательницей которого была Рози Бойкотт.

"Помню, что когда мы только начинали свой журнал Spare Rib, я любила повторять: не готовьте, девочки, не идите в машинистки, и вы далеко пойдете, - вспоминает она. - Это были два символа женских цепей: машбюро и кухня. У нас даже к журналу один раз прилагалось в подарок кухонное полотенце, на котором было написано: "Сначала ты утопаешь в его объятьях, а потом тонешь в его грязной посуде".

Вторая волна

Феминистки второй волны пытались сломать традиционные устои, в которых женщины рассматривались в трех ипостасях - сначала как девственницы, а затем как жены и матери, ну, еще иногда машинистки.

Теперь, многие из них признают, что как и в любой борьбе, не обошлось без перегибов и первой ее жертвой стали женственность и куртуазность полов по отношению друг к другу.

"Феминизм нисколько не подминает женственности и уникальных женских навыков. Я уверена в том, что женская готовка гораздо полезнее для маленьких детей, это важная часть процесса взращивания потомства и феминизм тут совершенно ни при чем", - полагает журналистка Роуз Принс, автор недавно вышедшей книги Kitchenella ("Хозяюшка"), в которой она винит феминизм в том, что женщины перестали готовить, что в конечном счете привело к дезинтеграции семьи, так как люди перестали собираться за обеденным столом.

"Феминизм просто дал повод не готовить, поскольку готовка стала ассоциироваться с тяжелым, нудным трудом, что неправильно, но любое политическое движение не свободно от ошибок, а, на мой взгляд, это было ошибкой, но злого умысла в том не было. Это произошло самопроизвольно", - полагает она.

Политическое движение - не прихоть

Слова "политическое движение" по отношению к феминизму звучат не так часто, оно, и вправду, перестало восприниматься таковым, став для многих чем-то вроде очередной женской "прихоти".

Может, именно поэтому многие западные мужчины стали ощущать, что маятник женского раскрепощения качнулся слишком далеко и теперь им самим необходимо постоять за свои права сильного пола.

Однако, по мнению координатора организации Global Women's Strike ("Всемирное женское действие") Селмы Джеймс, женщины, даже в Британии, еще не добились полного равноправия и настало время женскому движению определить приоритеты.

И речь не идет о тех, кто становятся премьер-министрами - их можно пересчитать по пальцам одной руки - речь идет о тех, кто занимается репродукцией человеческой расы, и кто еще вдобавок вынужден трудиться помимо дома на работе, чтобы финансово поддерживать свою семью.

"Это не означает, что мужчины не беспокоятся о семье или что они не зарабатывают деньги в поте лица. Это означает, что бремя, прежде всего, лежит на плечах женщины, так же, как и бремя заботы о пожилых родителях или о тех, кто болен, - объясняет свою позицию Селма. - Весь этот труд чрезвычайно важен для общества, но он таковым не считается, что в свою очередь унижает женщину. Получается, что мы будто бы время зря тратим, заботясь о человечестве, тогда как на самом деле нам бы надо "делом заниматься", на работу ходить".

Каждая мать - работающая мать

Ежегодно в день 8-го марта организация Global Women's Strike, призывающая вкладывать средства в заботу о ближних, а не в войны, устраивает в Лондоне марш матерей. Эти женщины борются не за равные места в советах директоров крупных корпораций и не за равные бонусы и премиальные, а всего лишь за оплату так называемого "невидимого" труда, который каждая мать ежедневно делает у себя дома.

Image caption Вторая волна женского движения на Западе позвала в своих ряды очень многих

Называть ли это движение по-прежнему феминизмом - словом, которое очень у многих вызывает психологический дискомфорт? По мнению Селмы Джеймс, если под феминизмом мы понимаем недостаток равенства по отношению к женщинам, то тогда он необходим.

Феминизм за долгий и сложный ХХ век, как заношенный свитер, очень растянулся, вместив в себя и борьбу за право голоса, и равную оплату труда, за право женщин не быть "вещью", сексуальным объектом или родильным автоматом - казалось бы, очевидное право, однако не всегда осуществимое даже в очень развитых странах, таких как Япония, где общество возлагает на женщин колоссальную ответственность за воспроизводство убывающего населения и где противозачаточная пилюля стала доступна лишь в конце 90-х.

А ведь каждый ребенок, помимо физического бремени, являет собой и бремя финансовое, прежде всего ложащееся на женщину.

Разношерстный приход

Как замечает одна из столпов феминизма второй половины ХХ века Жермен Гриер, сегодня у феминизма весьма разношерстный приход, это целый букет разных идей и представлений, далеко не всегда правильных.

"В Америке есть люди, которые полагают, что можно быть республиканцем и феминистом в одно и то же время, хотя я так не думаю. Есть и такие, которые полагают, что посадив побольше женщин в конгресс, можно ожидать изменений во внешней политике США, в чем я лично сильно сомневаюсь, потому что они, эти женщины, никогда туда не попадут, если по ним будет видно, что они действительно могут что-то изменить", - без обиняков заявляет Гриер.

Есть ощущение, что сегодняшний феминизм утратил остроту, не добившись качественных изменений, но привнеся горький вкус разочарования: женщинам - от двойной нагрузки - дома и на служебной лестнице, куда она во многом добровольно взгромоздилась; мужчинам - от утраты звания кормильца и необходимости освоения нехарактерных полу "женственных" навыков. Да и становятся под его знамена слишком многие.

Новости по теме